www.fom.ru · поиск · · расширенный поиск ·      








07.11.2002, Опрос населения

Гражданский долг платежом не красен? (о статусе выборов в российской политической культуре)




 


Принципы народного суверенитета и политического плюрализма, как известно, весьма далеки от традиционного для отечественной политической культуры понимания природы отношений между властью и народом, равно как и от укорененных в этой культуре представлений об оптимальной модели таких взаимоотношений. Между тем, институт выборов, 'импортированный' в Россию чуть более десятилетия назад, 'по определению' представляет собой механизм реализации именно этих принципов.

Как может реагировать российская политическая культура на попытку 'имплантации' данного чужеродного института? Рассуждая несколько умозрительно, можно сказать, что тут возможны три варианта. Во-первых – отторжение, неприятие, при котором выборы воспринимаются как вредная или, как минимум, бесполезная для страны инновация. Во-вторых – освоение и усвоение новой практики, сопровождающееся интериоризацией ее мировоззренческих оснований, т.е. демократических ценностей и релевантных им политических установок, что означает постепенную трансформацию фундаментальных характеристик самой российской политической культуры. В-третьих – реинтерпретация этой практики, ее смысла и политического предназначения, позволяющая выработать органичные для российского избирателя мотивации электорального поведения и, тем самым, 'вписать' институт выборов в традиционный для российского социума ценностно-нормативный контекст.

Естественно предположить, впрочем, что в действительности реакция российской политической культуры на введение института выборов не может быть однозначно охарактеризована при помощи какой-либо одной из описанных моделей. Речь скорее должна идти о трех тенденциях, так или иначе проявляющихся в процессе адаптации этой культуры к новой институциональной ситуации и во многом определяющих логику электорального поведения россиян.

Чтобы понять эту логику, периодически ставящую в тупик отечественный 'политический класс', необходимо выяснить, насколько ценен сегодня институт выборов для российских граждан, как они понимают смысл процедуры 'народного волеизъявления' и своего участия в ней, как соответствующие представления интегрированы в картину мира 'среднего россиянина' и т. д. – иначе говоря, ответить на вопрос о статусе выборов в российской политической культуре.

Рассматриваемые ниже результаты опроса ФОМ позволяют сделать определенный шаг в этом направлении. Стоит подчеркнуть, что исследование проводилось в момент, когда до федеральных выборов – как парламентских, так и президентских – еще далеко, а 'эхо' последних региональных выборов, вызвавших ощутимый общенациональный резонанс (губернаторские в Красноярском крае), успело более или менее затихнуть. Поэтому обстоятельства, связанные с теми или иными конкретными выборами, едва ли оказывали сколько-нибудь существенное 'деформирующее' влияние на суждения респондентов об этом институте как таковом.

На вопрос о том, нужны ли выборы вообще, подавляющее большинство участников опроса – 73% – отвечают утвердительно, 14% – отрицательно, и еще 13% затрудняются с ответом. Соотношение сторонников и противников выборов не слишком сильно варьируется в зависимости от социально-демографических характеристик респондентов, хотя, как и следовало ожидать, граждане с высшим образованием высказываются за проведение выборов несколько чаще, чем прочие (82%), а те, кто не получил среднего образования, – реже (67%); среди обитателей мегаполисов мнение о необходимости выборов встречает большую, а среди жителей села – меньшую поддержку (79% и 68% соответственно).

Уже сам факт, что каждый четвертый россиянин высказывается против выборов либо сомневается в необходимости их проведения, позволяет утверждать, что данный институт не вполне легитимизирован массовым сознанием. К аргументации противников выборов мы обратимся, впрочем, несколько позже. Сейчас же присмотримся к доводам тех, кто считает выборы необходимыми.

Прежде всего следует подчеркнуть, что позитивное отношение к выборам отнюдь не всегда свидетельствует об ориентации на демократические принципы государственного устройства. Среди ответов респондентов, высказавших в пользу проведения выборов, на открытый вопрос о том, почему они так считают, встречаются, например, такие:
  • 'Должен же кто-то быть хозяином – значит, нужно идти и выбирать'; 'как без вождя?'; 'кто-то должен нами руководить, иначе мы, как овцы без пастуха, все разбежимся' (открытый вопрос).
Здесь со всей очевидностью демонстрируется приверженность традиционной для нашей страны модели взаимоотношений между властью и народом: власть 'хозяина' или 'пастуха', пусть даже и санкционированная свободным волеизъявлением 'овец', может быть только авторитарной либо тоталитарной.

Столь красноречивые свидетельства совместимости сугубо авторитарных установок с признанием необходимости выборов, разумеется, немногочисленны. Однако следует обратить внимание на логику приведенных выше реплик: их авторы нимало не сомневаются в том, что 'вождь', 'хозяин' или 'пастух' могут обрести (или оформить) свой властный статус только в результате выборов. Ясно, что такая уверенность обусловлена не беззаветной преданностью принципу народного суверенитета, а рутинизацией процедуры выборов, которая воспринимается здесь как стандартная и необходимая прелюдия к обретению властных полномочий. Вопрос о том, почему нужны выборы, фактически интерпретируется этими респондентами как вопрос о том, нужна ли в России власть. Именно на этот, последний вопрос, они, по существу, и отвечают – причем весьма темпераментно, поскольку альтернативой выборам представляется не какой-то иной способ легитимации власти, а безвластие, хаос.

Такая логика просматривается в высказываниях респондентов довольно часто – 9% от общего числа опрошенных утверждают, что выборы нужны, дабы обеспечить порядок, либо просто говорят, что обойтись без них невозможно, явно имея в виду, что в противном случае власти в стране не будет вообще.
  • 'У руля кто-то должен быть, иначе анархия будет в стране'; 'если не будет выборов, все пойдет вверх ногами'; 'кто-то должен руководить страной'; 'в стране должен быть порядок'; 'без руководства нельзя'; 'если не будет выборов – будет развал'; 'без выборов нельзя: всегда и везде так было'; 'а кто нами будет управлять? Надо правителя выбирать'; 'кто-то должен же руководить'; 'без них был бы беспорядок'; 'будет бордель'; 'стране нужен руководитель, чтоб не случилось анархии'; 'если их не будет – безвластие'; 'кто-то нами должен править'; 'а как по-другому? Руководить-то надо кому-то' (открытый вопрос).
Некоторые (2% опрошенных) обосновывают необходимость выборов ссылками на российское законодательство, Конституцию.
  • 'Выборы – это закон; значит, нужны'; 'чтобы соблюдать Конституцию', 'система наша такая'; 'так как у нас по закону должности выборные'; 'положено ходить на выборы, это наш гражданский долг'; 'закон такой'; 'чтобы все было по правилам'; 'по Конституции нужно' (открытый вопрос).
Эти доводы, выдержанные в духе гегельянского постулата о разумности всего действительного, сближает с приведенными выше отсутствие какой-либо рефлексии относительно сути дела – о целесообразности участия рядовых граждан в формировании властных структур речь здесь не идет.

Сказанное относится и к репликам респондентов, утверждающих, что выборы нужны, так как они дают надежду на улучшение жизни в стране (5%).
  • 'Должно после выборов становиться лучше'; 'надеемся, что жизнь станет лучше'; 'для поднятия, развития страны'; 'ждем, что будет лучше, когда выбираем'; 'может, поможет нам'; 'думаем, что жизнь будет лучше после новых выборов'; 'люди надеются на хорошее, а выходит – как всегда' (открытый вопрос).
Итак, примерно четверть ответивших на вопрос о том, почему они считают выборы необходимыми, обосновывали свою позицию не теми или иными достоинствами института народного волеизъявления, а совершенно иными соображениями. Мы не можем, конечно, однозначно утверждать, что все эти люди разделяют ту же точку зрения на функции выборов, что и респондент, уподобивший избирателей овцам, а их избранника – пастуху. Но их реплики достаточно определенно свидетельствуют о склонности видеть в избирателе скорее исполнителя некоего ритуального действа, чем активного участника политического процесса, оказывающего реальное влияние на структуры власти.

Более чем в трети ответов на рассматриваемый вопрос необходимость проведения выборов обосновывается, напротив, именно тем, что этот институт обеспечивает реализацию принципа народного суверенитета или, по крайней мере, допуск рядовых граждан к принятию решений. Одни респонденты говорят о том, что формирование властных структур – это прерогатива народа.
  • 'Для того, чтобы была действительно власть народа'; 'народ должен выборами выражать свою волю'; 'мы жизнь свою устраиваем посредством выборов'; 'потому что мы граждане нашей страны, и мы должны решать, кто будет у власти, сами выбирать'; 'государство работает на нас'; 'я хочу сама выбирать слуг народа'; 'наше будущее в наших руках: кого выберем, так и будем жить'; 'люди должны сами определять, кого они хотят видеть Президентом или в Государственной Думе' (открытый вопрос, 14% ответов).
Другие подчеркивают, что выборы – это краеугольный камень демократического строя, причем понятие 'демократия' имеет для них безоговорочно позитивную окраску.
  • 'Каждый человек имеет право выбирать и быть выбранным – это заповедь демократии'; 'выборность – одно из условий демократии'; 'демократия есть демократия – это лучшее государственное устройство'; 'без выборов нет демократии'; 'это элемент демократии, а без демократии вообще все – дерьмо' (открытый вопрос, 8% ответов).
Третьи акцентируют внимание на том, что выборы создают механизм контроля над властью.
  • 'Если сам выберешь, сам и требовать работы будешь'; 'народ может оценить во время выборов и после них человека – как он работает'; 'если кандидат переизбирается на второй срок, то на выборах оценивается он уже по делам: достоин ли он на второй срок' (открытый вопрос, 2% ответов).
Четвертые говорят, что избиратели посредством выборов направляют во власть своих представителей, тех, кто должен отстаивать их интересы.
  • 'Возможность народа выбирать своего представителя'; 'чтобы депутат отстаивал точку зрения народа'; 'для избрания в руководство своих представителей'; 'каждый депутат отстаивает свой округ, взгляды людей, его выбравших' (открытый вопрос, 2% ответов).
Наконец, пятые констатируют, что альтернативой выборам является назначение должностных лиц сверху, и заявляют, что такой вариант комплектования властных структур их не устраивает.
  • 'Чтобы народ выбирал, а не какой-то дядя назначал'; 'в противном случае будут назначать, не спрашивая нашего согласия'; 'я уже знаю, что такое назначение руководителей, а потому надо самим выбирать'; 'если выборов не будет, то будет такая же ерунда, как и раньше: кто начальству понравится, того и будут назначать' (открытый вопрос, 2% ответов).
Мы рассмотрели пока две диаметрально противоположные группы высказываний в пользу выборов: в одном случае эта процедура санкционируется как политический ритуал, но ни в коей мере не как институт народовластия, в другом – смысл выборов видится именно в том, чтобы обеспечивать реализацию принципа народного суверенитета, подконтрольность властных структур избирателям. Надо полагать, что мотивации электорального поведения респондентов, занимающих эти позиции, весьма ощутимо различаются – равно как и их представления о мере ответственности избирателя за свой выбор.

Но в массиве ответов на рассматриваемый вопрос широко представлены еще две версии, занимающие в известном смысле промежуточное положение по отношению к этим полярным позициям.

Так, многие респонденты говорят, что выборы нужны для того, чтобы власть прислушивалась к мнению народа, учитывала его.
  • 'Народ должен высказать свое мнение'; 'власти должны считаться с народом, с его мнением'; 'должны чуть прислушиваться к мнению населения'; 'выражение мнения народа'; 'мнение народа должны знать все'; 'мнение людей надо знать'; 'нужно учитывать мнение народа'; 'власть должна прислушиваться к мнению народа'; 'узнать мнение народа можно таким только способом'; 'чтобы наше мнение услышали'; 'мы высказываем свой взгляд на жизнь, показываем, к чему стремимся'; 'мнение наше учитывается' (открытый вопрос, 10% ответов).
Тут следует оговориться: довольно многие реплики, относящиеся к этой группе, можно, в принципе, трактовать двояко. Заявляя, например, что 'нужно учитывать мнение народа', респондент может иметь в виду примерно следующее: политическая система должна быть устроена таким образом, чтобы воля народа определяла состав и поведение властных структур, и поэтому выборы необходимы. Но может вкладывать в свои слова и иной смысл: ценность выборов состоит в том, что они представляют собой своеобразный опрос общественного мнения, к участию в котором приглашаются все, имеющие право голоса, и моральный долг власти – принимать к сведению результаты этого 'опроса', ориентироваться на них в своей работе. Иначе говоря, он может считать мнение народа, его голос либо решающим, либо совещательным.

Однако внимательное прочтение всего массива реплик, в которых необходимость выборов обосновывается установкой на учет народного мнения, убеждает в том, что в большинстве случаев респонденты трактуют это мнение не как вердикт, обжалованию не подлежащий, а как рекомендацию, обращенную к власти. Причем в некоторых случаях это совершенно очевидно.
  • 'Надеюсь, что мнение народа учтут'; 'мнение народа, если оно действительно, а не фальсифицировано, должно знать правительство'; 'на выборах простого человека уважают, прислушиваются к его мнению'; 'хоть как-то наше мнение учитывается, складывается там наверху'; 'мнение наше где-то, может, и заметят'; 'хоть немного прислушиваются к нам' (открытый вопрос).
Таким образом, значительная часть опрошенных ценит выборы как драгоценную и уникальную возможность общения между властью и народом 'на равных' или почти 'на равных' – общения, при котором народ высказывает власти свои соображения и пожелания, а последняя уважительно и внимательно слушает их, 'берет на заметку'. Респонденты, занимающие эту позицию, видят в выборах специфическую форму политического участия граждан (в отличие от тех, кто воспринимает процедуру голосования как рутинный ритуал, в котором избирателям отводится роль статистов), но при этом отнюдь не считают, что в момент выборов вся полнота власти принадлежит рядовым гражданам. Выборы представляются этим респондентам не столько 'судным днем', когда граждане определяют политическую судьбу власть предержащих и претендентов на власть, сколько 'днем открытых дверей' во властные коридоры, когда 'наказы' (или 'челобитные') избирателей быстро и беспрепятственно доходят до адресата.

Еще одна 'промежуточная' точка зрения на предназначение выборов, довольно широко представленная в репликах участников опроса, состоит в том, что они нужны как механизм селекции и ротации кадров во властных структурах.
  • 'Возможность выбрать нужного, достойного человека'; 'чтобы к власти не пришли проходимцы'; 'выбирать честных и порядочных главных руководителей'; 'хоть как-то сможем попридержать рвущихся к власти людей, не заслуживающих доверия'; 'может быть, попадутся хорошие люди'; 'может, у кого совесть проснется – и выберут порядочного человека' (открытый вопрос, 7% ответов).


  • 'Надо иногда менять правителей – может, что и получше будет'; 'власть должна обновляться'; 'один и тот же человек не должен постоянно находиться во власти'; 'потому что они засиживаются на одном месте – лентяями становятся, нахлебниками'; 'чтобы обновлять: может, что не сделает один – сделает второй' (открытый вопрос, 4% ответов).
В ряде высказываний, впрочем, отчетливо слышится неуверенность в успехе подобной селекционной работы. И понятно, почему: респонденты отдают себе отчет в том, что избиратель в подавляющем большинстве случаев не располагает достаточной информацией, чтобы судить о деловых и человеческих качествах претендента на ту или иную должность. Эта проблема была затронута на фокус-группе в Новосибирске, и участники дискуссии, неоднократно возвращаясь к ней, демонстрировали полное единодушие.
  • 'В Государственную Думу мы должны проголосовать, но он должен практически себя показать, человек. Ну так, наугад, голосуешь – и все' (ДФГ, Новосибирск).


  • 'Человека не знаешь, не предполагаешь, что он может сделать. Поэтому, прежде, чем его выбрать, пусть он проявит себя в чем-то' (ДФГ, Новосибирск).
  • 'Голосование идет методом тыка... Если он там работал, его знают, а остальные ничего не знают' (ДФГ, Новосибирск).


  • 'Наугад выбирают, и все' (ДФГ, Новосибирск).


  • '1-й участник: Бывает, что трудно. И того человека не знаешь, и другого не знаешь. Долго смотришь, как он выглядит, что он пишет. И проголосуешь – а он совсем другой человек.
2-й участник: В основном очень трудно, конечно. Потому что агитация эта – они песен напоют, напоют... Вроде и тот хороший, и тот хороший' (ДФГ, Новосибирск).
  • 'В основном мы читаем про кандидатов, что они сделали. Правда там написана или нет, мы не знаем. Но по этим критериям, наверное. В местные – что они сделали, а правда ли, что они там сделали, мы не знаем. Написать можно все' (ДФГ, Новосибирск).
Звучал этот мотив и на московской фокус-группе:
  • 'Выбирать – все равно надо смотреть кого. Все равно мы все выбираем не знаем кого' (ДФГ, Москва).


  • '1-й участник: Тотализатор – совершенно верно.
2-й участник: Нет, а здесь мыслей других нету. Мы выбираем, потому что выбираем.

1-й участник: Случайное попадание, не более чем' (ДФГ, Москва).

Такое положение вещей, естественно, не удовлетворяет участников дискуссий, и они предлагают достаточно радикальные, а иногда и весьма экстравагантные способы разрешения коллизии. Одна из участниц новосибирской фокус-группы, например, заявляет.
  • 'Все выборы закрыть, кроме президентских. И местные – если именно мы человека знаем, он действительно работал для нас. Только выбрать этого человека, по району. По делам надо выбрать человека. То есть – испытательный срок всем кандидатам в депутаты, вот и все. Кандидат? Работай! Отработаешь – значит, выберем на остальной срок. А остальные – в Госдуму, Федеральное собрание – это средства большие. Всё, убрать все выборы' (ДФГ, Новосибирск).
Причем следует подчеркнуть, что никто из участников групповых дискуссий даже не упоминает о возможности судить о кандидатах по их партийно-политической принадлежности. Более того, никто из участников общенационального опроса, высказавшихся в пользу выборов, обосновывая свою позицию, ни разу не обмолвился о партиях или идейно-политических платформах. Едва ли не полное игнорирование подобных маркеров, позволяющих избирателю ориентироваться в политическом пространстве, весьма симптоматично: наши сограждане воспринимают выборы, по преимуществу, как конкуренцию конкретных людей, а не программ, стратегий, проектов, идейно-политических направлений и представляющих их политических организаций и группировок.

Возвращаясь к вопросу об отношении респондентов к институту выборов как таковому, стоит отметить, что многие из тех, кто высказывается в его поддержку, крайне недовольны практикой проведения выборов в сегодняшней России и умудряются выразить это недовольство даже в ответах на вопрос, почему они считают выборы необходимыми.
  • 'Нужны, но не такие, как у нас; все выборы куплены'; 'если они чисты и без использования грязного пиара'; 'нужны демократические выборы, а не такие, как сейчас'; 'если они проходят честно, то без них никак нельзя'; 'по идее – нужны, но фактически – без толку' (открытый вопрос).
Эти респонденты, таким образом, склонны противопоставлять реальные выборы, проходящие в России, выборам идеальным – какими они должны быть в принципе.

Такое противопоставление вполне четко сформулировал один из участников московской фокус-группы.
  • 'Участник ДФГ: Есть две позиции, на мой взгляд: есть выборы идеальные, которые необходимы для свободного волеизъявления народа...Есть и реальность наша, которая никаким образом с идеалом не соотносится. Голоса покупаются за деньги, за подарки, за продукты.
Модератор: Значит, у нас выборы не идеальные?

Участник ДФГ: Абсолютно' (ДФГ, Москва).

Причем данный участник дискуссии считает, тем не менее, регулярное проведение данной процедуры в России необходимым – с тем, чтобы 'какая-то видимость' выборов, имеющая, по его мнению, место сегодня, 'со временем ... пришла к идеалу'.

Именно такую, по существу – условную, поддержку институту выборов демонстрируют и процитированные чуть выше участники общероссийского опроса. Причем можно не сомневаться, что подобную позицию разделяют и многие из тех, кто, отвечая на открытый вопрос о том, почему они считают выборы необходимыми, не стал отвлекаться на характеристику особенностей сегодняшней электоральной практики.

Вместе с тем, некоторые из ответивших на этот открытый вопрос (то есть, подчеркнем еще раз, считающие, что выборы нужны) заявили, что это чисто формальная процедура, итоги которой определяются не на избирательных участках, а где-то в кулуарах власти.
  • 'Выберут все равно того, кто нужен, а выборы это так, видимость'; 'иллюзия участия'; 'это выбирает вроде бы народ, ... а там все у них готово'; 'все равно выбираем не мы' (открытый вопрос).
Неудивительно, что абсолютно аналогичные высказывания встречаются и в ответах респондентов, высказавшихся против проведения выборов, на открытый вопрос о том, почему они занимают такую позицию:
  • 'Заранее все известно'; 'решают все наверху, планируется заранее'; 'наше мнение все равно не учтут, кого надо, того и поставят'; 'все решается наверху, выберут без нас'; 'все результаты предрешены'; 'уже все выбрали без нас'; 'все до нас решено, кого поставить' (открытый вопрос, 2% ответов).
Впрочем, несколько чаще противники выборов обосновывают свою позицию иными доводами. Во-первых – тем, что результаты выборов никоим образом, по их мнению, не сказываются на жизни россиян.
  • 'Они ничего не изменят в нашей жизни'; 'ничего не решает наше голосование, жизнь все хуже и хуже'; 'а толку-то от них нет'; 'все равно ничего не изменится'; 'бесполезные они'; 'у нас в глубинке все равно, кто придет к власти: люди живут сами по себе, начальство – само по себе'; 'жизнь лучше не станет'; 'все равно, кто будет' (открытый вопрос, 5% ответов).
Во-вторых – тем, что данная процедура требует значительных финансовых расходов, которые представляются этим участникам опроса совершенно неоправданными.
  • 'Сумасшедшие расходы'; 'чтобы деньги на ветер не выкидывали'; 'лишняя растрата денег на запудривание мозгов людям'; 'много уходит денег'; 'потому что это лишняя трата денег' (открытый вопрос, 4% ответов).
Итак, лишь сравнительно небольшая доля россиян полностью отрицает необходимость выборов, не только не признавая их влияния на судьбу страны, но и вообще не видя смысла в их проведении.

Весьма широко распространено отношение к выборам как к довольно бессодержательному, но необходимому для нормального функционирования государственных структур ритуалу. Такая модель легитимации выборов генетически связана с опытом безальтернативных 'выборов' советской эпохи. Не случайно, отвечая на открытый вопрос о том, почему они регулярно участвуют в выборах, 7% респондентов (или каждый девятый из ответивших) ссылаются на силу привычки или воспитание.
  • 'По старой привычке'; 'это привычка – в наше время всегда ходили на выборы'; 'по инерции'; 'мы так воспитаны'; 'привычка сталинская' (открытый вопрос, 7% ответов).
А почти половина ответивших на этот вопрос – 26% респондентов – ссылаются на 'гражданский долг' – клише, напрямую унаследованное от советской эпохи и, вероятно, во многих случаях сохраняющее для респондентов тот же смысл, который вкладывался в него в 'доброе старое время'.

С другой стороны, значительная часть российских граждан рассматривает выборы – по крайней мере, в идеале – как институт народовластия, видят их предназначение в реализации народного суверенитета и контроле над властными структурами. Тут с известными оговорками можно говорить об интериоризации мировоззренческих оснований данного института.

Наконец, широкое распространение в массовом сознании имеют и интерпретативные схемы, приписывающие электорату 'совещательный' голос или роль 'коллективного отдела кадров', участвующего в селекции 'руководящих работников'. Эти интерпретативные схемы строятся по принципу 'избирательного сродства' – когда освоение принципиально новой практики сопровождается частичным уподоблением ее чему-то знакомому по прежнему опыту.

Все эти 'обыденные теории' о выборах во многом предопределяют мотивацию электорального поведения россиян и, в конечном итоге, сказываются на результатах выборов.





База данных ФОМ > Выборы и референдумы > Отношение к выборам > Гражданский долг платежом не красен? (о статусе выборов в российской политической культуре)