www.fom.ru · поиск · · расширенный поиск ·      








30.09.2004, Опрос населения

Инициатива В. Путина о новом порядке избрания губернаторов




 


Инициатива В. Путина о переходе к пропорциональной системе выборов в Государственную думу осталась вне поля зрения подавляющего большинства наших сограждан. Через несколько дней после обнародования этой инициативы, – которая, отметим, весьма интенсивно комментировалась в эти дни представителями российского 'политического класса' и журналистами, – только 10% участников опроса 'знали', и еще 19% – 'что-то слышали' о том, что 'недавно было выдвинуто предложение отказаться от выборов по территориальным округам и избирать всех депутатов только по спискам партий'. А две трети респондентов (66%), по их утверждению, впервые услышали об этом от интервьюеров.

Между тем, о другом предложении главы государства – относительно изменения порядка избрания губернаторов – участники опроса оказались осведомлены гораздо лучше. Отвечая на аналогичным образом сформулированный вопрос (не содержащий, как и вопрос о переходе к пропорциональной системе, указания на авторство соответствующей политической инициативы) (Вопрос звучал так: 'Недавно было выдвинуто предложение об изменении порядка выборов губернато-ров. Предлагается, чтобы теперь губернаторов выбирало законодательное собрание региона по пред-ставлению президента России. Вы знаете, что-то слышали или слышите сейчас впервые об этом пред-ложении?'), почти половина опрошенных обнаружили определенную информированность: 21% – 'знали' о предложенной новации, 26% – 'что-то слышали' о ней. В полном неведении пребывали 49% респондентов.

Как известно, оба предложения прозвучали в одном и том же выступлении президента – как составные части единого плана по реформированию политической системы. И если не в комментариях экспертов, то уж по крайней мере в новостных, информационных передачах телевидения, являющихся, как известно, основным источником сведений о политике для рядовых граждан, им уделялось одинаковое внимание. Более того, в отличие от предложения об отказе от прямых выборов губернаторов, которое стало полной неожиданностью даже для экспертов, идея перехода к пропорциональной системе выборов в Думу публично обсуждается уже довольно давно. В пользу соответствующей реформы многократно высказывался, в частности, глава ЦИК А. Вешняков; его позицию и уже подготовленный законопроект, предусматривающий отказ от выборов по территориальным округам, оценивали и комментировали как депутаты Думы, так и политические обозреватели – словом, эта тема присутствовала в информационном поле (пусть и в качестве периферийной, не слишком заметной) и до выступления президента.

Почему же, в таком случае, участники опроса оказались осведомлены о намечаемых изменениях в механизме формирования российского парламента не больше, чем об ожидаемых переменах в механизме селекции губернаторов, и даже не в той же мере, а значительно меньше? Ясно, что дело тут не в дефиците информации о первой из упомянутых инициатив и не в аполитичности россиян 'в целом'.

По-видимому, эти различия обусловлены тем, что субъективная значимость анонсированных инноваций для 'человека с улицы' далеко не одинакова: защищаясь от 'избыточной' информации, массовое сознание, как известно, проявляет определенную избирательность. Очевидно, вопрос о том, как будет формироваться Государственная дума, волнует людей гораздо меньше, чем вопрос о порядке обретения региональных руководителей (Впрочем, интерес к последнему вопросу тоже довольно ограничен - ведь практически половина россиян 'не заметили' предложения об отказе от выборов губернаторов.). В пользу этого предположения свидетельствуют не только приведенные данные, но и ход посвященных этим проблемам групповых дискуссий: первый сюжет участники фокус-групп обсуждали менее заинтересованно, с меньшей эмоциональной включенностью, чем второй.

Неудивительно поэтому, что и цель перехода от привычной, смешанной системы выборов к системе пропорциональной остается неясной подавляющему большинству респондентов. Только 19% участников опроса утверждают, что смысл этой идеи им понятен, тогда как 63% – что не понимают его. И даже опрошенные с высшим образованием реже заявляют о понимании, чем о непонимании смысла намечаемой реформы (39% и 50% соответственно).

Естественно предположить, что гражданам, голосующим на парламентских выборах за те или иные партии, сверхзадача перехода на пропорциональную систему должна быть – или, по крайней мере, казаться – более понятной, нежели тем, кто за партийные списки не голосует и, следовательно, с пропорциональной составляющей избирательной системы, ныне действующей в России, на практике дела не имеет. И действительно, о понимании смысла предложенной реформы сравнительно часто заявляют избиратели, отдавшие на последних парламентских выборах свои голоса за СПС и 'Яблоко' (38%), КПРФ (31%), 'Родину' (30%) и ЛДПР (26%). Любопытно, однако, что среди избирателей, голосовавших за 'Единую Россию', смысл этой реформы 'понимают' очень немногие – 16%, то есть практически столько же, сколько и среди респондентов, не участвовавших в выборах (15%).

Участников опроса, заявивших, что они понимают смысл предложения о переходе к выборам исключительно по партийным спискам, спросили, в чем именно, по их мнению, этот смысл состоит. Наибольшее распространение, как выяснилось, имеют две версии. С одной стороны, звучит мысль о том, что этот шаг предпринимается для улучшения работы Думы, – за счет избавления от 'случайных людей' в депутатском корпусе, повышения ответственности депутатов и снижения коррупции в Думе, большей согласованности, слаженности в ее деятельности и т.д. (5% опрошенных). При этом респонденты говорят и о неспособности 'одномандатников' влиять на принимаемые решения, и об их склонности присоединяться к партийным фракциям (зачастую – небескорыстно), и о том, что выборы по территориальным округам нередко используются криминальными структурами для проникновения во власть.
  • 'Местные депутаты все равно ничего не решают'; 'для наведения порядка, чтобы не попадали люди из криминалитета; меньше будет случайных людей'; 'чтобы прекратить разлад в Думе'; 'у депутатов будет больше ответственности'; 'если по территориальному округу, то будут покупаться депутаты'; 'единоличников скупают партии'; 'чтобы не было распрей в Думе'; 'чтобы каждый депутат не тянул одеяло на себя'; 'чтобы бардака не было'; 'получить более слаженную команду в работе'.
С другой стороны, такая же доля опрошенных (5%) говорят о том, что идея перехода к пропорциональной системе продиктована стремлением к централизации власти, к установлению полного контроля 'Единой России' над Думой, к диктатуре, к тому, чтобы лишить рядовых граждан представительства и права выбора. Причем довольно часто, отметим, переход к выборам исключительно по партийным спискам трактуется как шаг к однопартийной системе.
  • 'Все будут голосовать по приказу сверху или как скажет Грызлов'; 'чтобы депутаты были послушны руководству страны'; 'взятие власти в одни руки'; 'Дума будет более управляемая'; 'чтобы пришить демократию'; 'каждая партия защищает свои интересы, а интересы народа при этом не учитываются'; 'не хотят слушать мнение народа'; 'чтобы власть была в одних руках, а представителей от народа как можно больше зажимать, не дать пройти'; 'они хотят установить диктатуру одной партии, а остальных убрать'; 'создать однопартийную систему'; 'хотят, чтобы была одна партия'; 'чтобы сделать тоталитарный режим'; 'чтобы была диктатура в России'.
Иные мотивы – такие, как корысть либо стремление сэкономить бюджетные средства на выборах, провести в Думу 'своих людей' или укрепить институт партий, – респонденты приписывают инициаторам реформы значительно реже.

Хотя примерно четверть участников опроса (24%) заявили, что безразлично отнеслись бы к отмене выборов по территориальным округам и избранию всех депутатов исключительно по партийным спискам, и еще треть (33%) – затруднились как-либо ответить на вопрос о своем отношении к этой инновации, доля опрошенных, давших ей вполне определенные – положительные или отрицательные – оценки, оказалась намного более значительной, нежели доля полагающих, что цель реформы им понятна. Участники опроса почти втрое чаще выражали негативное, чем позитивное отношение к этой реформе (31% и 11% соответственно). Причем респонденты, заявляющие, что смысл нововведений им понятен, продемонстрировали несколько более благосклонное, чем прочие, отношение к этим нововведениям, однако даже эта группа респондентов в целом довольно определенно высказалась против них.

  Все Вопрос: 'Вам понятно или непонятно, для чего предлагается отказаться от выборов по территориальным округам и избирать всех депутатов по спискам партий, в чем смысл этой идеи?'
понятно непонятно затр. ответить
Вопрос: 'Как Вы лично отнеслись бы к отмене выборов по территориальным округам и избранию всех депутатов по спискам партий: положительно, отрицательно или безразлично?'
положительно 11 26 9 5
безразлично 24 18 27 21
отрицательно 31 41 31 21
затр. ответить 33 15 33 53


Немногочисленные респонденты, заявившие о положительном отношении к переходу на пропорциональную систему, чаще всего аргументировали свою точку зрения тем, что депутаты, избранные по партийным спискам, будут нести ответственность перед партиями, что партийный контроль позволит улучшить состав депутатского корпуса, а сама работа Думы будет более организованной, продуктивной, бесконфликтной.
  • 'Когда человек от партии, у него больше ответственности'; 'партия сможет спросить'; 'в партиях люди работают более организованно'; 'у депутата ответственность есть перед партией'; 'будем знать конкретного человека, который отвечает перед руководством'; 'контроля будет больше' (2%).


  • 'По спискам партий – люди более проверенные'; 'чтобы случайные люди не попали к власти'; 'они друг друга знают – выберут сильного, лучшего' (1%).


  • 'Достигается слаженность, подбираются единомышленники'; 'будет лад, смирятся, начнется работа'; 'будет меньше разногласий в Думе'; 'это будет как-то без споров, спокойно'; 'больше будет дел, меньше споров'; 'больше будет порядка в Думе, да и в стране' (1%).
Как видно из этих и подобных высказываний, сторонники перехода к пропорциональной системе воспринимают данный шаг прежде всего как делегирование партиям ответственности и за состав депутатского корпуса, и за его работу. При этом реформа понимается ими не столько как изменение механизма контроля избирателей над законодателями, сколько как упразднение такого контроля. Не случайно они склонны игнорировать то обстоятельство, что новая избирательная система не предполагает отказа от многопартийности, а следовательно – и искоренения разногласий в депутатском корпусе. А у некоторых идея перехода к выборам исключительно по партийным спискам прямо ассоциируется с возвратом к однопартийной системе – и именно поэтому вызывает позитивное отношение:
  • 'Когда выбирали от одной коммунистической партии, тогда был порядок и решалось все быстро, а сейчас – одни разговоры'; 'нужна одна партия'; 'партийцы делали бы свое дело – как и раньше'.
Показательно, что предложение о переходе к пропорциональной системе встретило наиболее благоприятный отклик у сторонников КПРФ: среди них положительно оценили эту идею 21% опрошенных (при 11% по выборке в целом).

Обратимся теперь к доводам тех респондентов, которые восприняли данное предложение негативно. Чаще всего они говорили о том, что депутаты от территориальных округов 'ближе к народу', что они лучше знают проблемы своих избирателей и отстаивают их интересы, нежели депутаты, избранные по партийным спискам. Так аргументировал свою позицию примерно каждый третий из ответивших на соответствующий вопрос ('Почему Вы отрицательно отнеслись бы к отмене выборов по территориальным округам и избранию всех депутатов по спискам партий?') (7% по выборке в целом):
  • 'Депутаты от территорий лучше отстаивают интересы избирателей, больше знают их проблемы'; 'депутат от территорий ближе к людям, он сам и есть народ'; 'это уже не будут выдвиженцы народа, а значит и нужды их не поймут'; 'депутат от территории скорее прислушается к мнению жителей и будет отстаивать наши интересы'; 'кандидат от территории знает наши нужды'; 'местные хоть что-то могут сделать для региона'; 'кто будет отстаивать наши интересы?'
Нередко респонденты объясняли свое недовольство предлагаемой реформой нежеланием 'покупать кота в мешке': кандидатов, баллотирующихся в территориальных округах, подчеркивали они, избиратели знают – в отличие от тех, кто идет по партийным спискам:
  • 'Люди должны знать, кого выбирают'; 'люди должны выбирать человека, которого знают'; 'мы не будем знать конкретно тех, за кого голосовать'; 'как голосовать за неизвестного кандидата?'; 'когда мы избираем от территорий, мы избираем конкретного человека, которого знаем'; 'хочется голосовать за человека, которого можно представить' (3%).
Таким образом, примерно половина опрошенных, отрицательно отреагировавших на предложение об изменении избирательной системы, противопоставили депутатов от территориальных округов как хотя бы потенциально 'своих' (известных избирателям и способных выражать их интересы) – 'чужим': неизвестным и 'по определению' далеким от нужд и проблем рядовых граждан депутатам, представляющим партии (Это, впрочем, не означает, что наши сограждане действительно хорошо знают депутатов от своих тер-риториальных округов и высоко ценят их работу. В ходе опроса, проведенного примерно месяцем ранее, только 20% респондентов заявили, что знают, кто именно представляет их округ в Думе; оценить же ра-боту своего 'одномандатника' смогли только 9% опрошенных: 5% - положительно, 4% - отрицательно. Данные опроса населения от 8 - 9 августа 2004 г. См.: Госдума: партии и депутаты // Доминанты. Поле мнений. 2004. № 32, 12 авг. (http://bd.fom.ru/report/map/projects/dominant/dom0432/domt0432/domt0432_2/d043209).

Это же противопоставление имплицитно содержится и в большинстве других высказываний. Довольно многие из ответивших на открытый вопрос с возмущением говорили, что предлагаемая реформа лишает народ права голоса и знаменует собой ликвидацию демократии в России:
  • 'Мнение народа не будет учтено'; 'надо, чтобы народ участвовал в избрании'; 'это лишает людей права голоса, мнение их не учитывается'; 'а как же Конституция, демократия?'; 'надо, чтобы народ выбирал'; 'не будет демократии'; 'чересчур – власть не будет принадлежать народу'; 'как будут выбирать депутата без моего участия и таких как я?'; 'люди не смогут участвовать в выборе депутатов'; 'волеизлияние народа должно быть обязательно – мы не быдло'; 'я хочу выбирать, я имею право по Конституции' (4%).
Эти респонденты, как и процитированные ранее сторонники перехода к пропорциональной системе, искренне убеждены, что реформа не меняет форму контроля избирателей над законодательной властью, а упраздняет такой контроль – но у них это вызывает не удовлетворение, а гнев. Они не воспринимают выборы по партийным спискам как механизм реализации принципа народовластия – очевидно, потому, что и в самих партиях видят не институт, представляющий избирателей и позволяющий последним воздействовать на мир власти, а некие абсолютно автономные от рядовых граждан политические образования, всецело принадлежащие к этому миру и преследующие исключительно собственные эгоистические интересы. Такое отношение к партиям недвусмысленно выражают некоторые участники опроса, фактически говорящие о том же самом – о лишении народа возможности влиять на власть с переходом к выборам по партийным спискам. Но формулируется эта мысль иначе: респонденты либо говорят, что достойных партий в нашей стране нет, либо утверждают, что партии безразличны к интересам граждан:
  • 'У нас отсутствуют реальные партии'; 'нет хороших партий, которые болеют за народ'; 'в партиях нет порядочных людей'; 'партии совсем не нужны, все равно они всех обманывают'; 'партии не оправдывают надежд'; 'в списках не избранники народа, а руководства'; 'хорошие люди в партии не вступают' (2%).


  • 'Если депутат от партии, то он руководствуется только ее интересами'; 'в партиях не знают жизни простых людей'; 'депутаты от партий не интересуются конкретными делами людей на местах'; 'партии только о себе думают'; 'партию интересуют только свои дела, жизнь людей – нет' (1%).
Представление об антидемократической направленности намеченных изменений выражается и иначе: одни респонденты, аргументируя свое несогласие с ними, говорят о необходимости плюрализма, борьбы мнений (и таким образом обнаруживают уверенность в том, что при выборах по пропорциональной системе в Думе установится принудительное единомыслие), другие – как и цитировавшиеся выше сторонники реформы – прямо говорят о перспективе установления однопартийной системы:
  • 'Не будет полемики, мнения будут едины'; 'нужно, чтобы они спорили, ведь в споре рождается истина'; 'должна быть оппозиция'; 'будут одни партийцы, противостоять им никто не будет, все решения будут заранее приняты'; 'должно быть разнообразие мнений'; 'должна быть альтернатива' (1%).


  • 'Получим в итоге однопартийную систему'; 'будут все из одной партии'; 'будет единая партийная система – возврат к старому'; 'уже была такая система: одна партия избирала только своих кандидатов, а от народа не было депутатов' (1%).
Надо сказать, что идея перехода к выборам депутатов исключительно по партийным спискам актуализировала воспоминания о советских временах у довольно многих респондентов – хотя, кстати, 'выборы' в те времена проходили как раз по территориальным округам, а отнюдь не по таким спискам. В отдельных репликах несогласие с предложенной реформой обосновывается именно нежеланием возвращаться в советское прошлое – без всяких комментариев насчет того, как эта реформа соотносится с подобной перспективой. Один участник опроса восклицает: 'тогда что – коммунизм опять, или что?'; другой декларирует: 'при тоталитарном режиме нет свободы, люди несчастливы'.

Показательно, что в некоторых высказываниях переход к пропорциональной системе трактуется как шаг, ведущий к дискриминации 'беспартийных': 'а кто будет отстаивать интересы беспартийных?'; 'есть и беспартийные – хорошие люди'; 'сейчас беспартийных больше, среди них есть достойные кандидаты'. Противопоставление в этом контексте 'партийцев' и 'беспартийных' (а не представителей или сторонников различных партий) – явный симптом актуализации реминисценций, связанных с советским прошлым. Симптом, отметим, достаточно парадоксальный, если учесть, что в советской риторике 'партийцы' (коммунисты) и 'беспартийные' пребывали в 'нерушимом блоке'.

Сейчас же, судя по высказываниям респондентов, первая, почти спонтанная реакция многих россиян на предложение о переходе к пропорциональной системе во многом определяется базовой интерпретационной схемой, укорененной в отечественном массовом сознании и применяемой к самым различным событиям и процессам социальной и политической жизни: бинарной оппозицией 'мы' (народ) – 'они' (власть). При всем скептицизме большинства наших сограждан в отношении Думы в целом, при всем недоверии к депутатскому корпусу, неизменно проявляемом в ходе опросов, представители от территориальных округов, 'одномандатники' в восприятии граждан оказываются все же несколько ближе к полюсу 'мы', а представители партий – к полюсу 'они'. Именно поэтому, в конечном итоге, идея перехода к выборам исключительно по партийным спискам встречает скорее негативную, нежели позитивную реакцию: в ней усматривается интенция к определенной 'экспроприации' прерогатив народа – в пользу власти.

Примерно половина наших сограждан убеждены в том, что депутаты, избранные от территориальных округов, лучше отстаивают интересы своих избирателей, чем представители партий, и лишь менее одной десятой – придерживаются противоположной точки зрения. И такое соотношение оценок остается практически неизменным довольно долго.

Вопрос: 'Выборы в Думу проводятся по смешанной системе: половина депутатов избирается по спискам партий, половина – из числа депутатов от территориальных округов. В каком случае, по вашему мнению, депутат, избранный в Госдуму, лучше отстаивает интересы своих избирателей?'

  Март 1997 Февраль 1998 Май 1999 Август 2004 Сентябрь 2004

Когда он избран как депутат от жителей территории

36 51 53 46 50

Когда он является представителем партии, избранной в Думу

18 8 9 7 9

В равной мере и в том, и в другом случае

17 16 17 17 18

Затр. ответить

29 25 21 30 22


Уже это распределение мнений в известной мере предопределяет преимущественно негативную реакцию россиян на предлагаемую инновацию. Естественно, те, кто считает 'одномандатников' лучшими радетелями за интересы избирателей, чем 'партийцев', чаще воспринимают идею об упразднении смешанной системы негативно, а их оппоненты – позитивно. Однако следует отметить, что довольно многие респонденты реагируют на предложение о реформе избирательной системы 'нелогично'.

  Все Вопрос: 'В каком случае, по Вашему мнению, депутат, избранный в Госдуму, лучше отстаивает интересы своих избирателей?'
депутат от жителей территории представитель партии, избранной в Думу в равной мере и в том, и в другом случае затр. ответить
Вопрос: 'Как Вы лично отнеслись бы к отмене выборов по территориальным округам и избранию всех депутатов по спискам партий: положительно, отрицательно или безразлично?'
Положительно 11 7 39 10 9
Безразлично 24 21 22 31 27
Отрицательно 31 43 19 28 13
Затр. ответить 33 28 20 31 51


Даже среди респондентов, верящих, что представители партий лучше 'одномандатников' отстаивают интересы избирателей, лишь 39% готовы приветствовать переход к пропорциональной системе. Допустим, позиция 'безразличных' и затрудняющихся с ответом и не требует особого внимания – ведь мы уже говорили о том, что рассматриваемая проблематика не слишком интересует рядовых граждан. Но почему почти каждый пятый из числа отдающих предпочтение 'партийцам' высказывается против того, чтобы только они и составляли депутатский корпус? Очевидно, даже респонденты, считающие, что депутаты, избранные от территориальных округов, приносят избирателям меньше практической пользы, довольно часто не готовы прагматически делегировать партиям ('им', обитателям мира власти) 'свои' прерогативы и соглашаться на устранение из состава депутатского корпуса пусть и не слишком полезных, но зато 'своих' представителей.

Вместе с тем, небольшая часть (7%) считающих, что 'одномандатники' приносят избирателям больше пользы, одобряют переход к пропорциональной системе – скорее всего, в силу установки на 'порядок', организованность, сплоченность и бесконфликтность в работе Думы: эти доводы, приводившиеся сторонниками реформы, вполне могут представляться резонными и респонденту, усматривающему в отказе от выборов определенный ущерб для практических интересов избирателей.

Поскольку главный 'стратегический' аргумент инициаторов реформирования избирательной системы, как известно, состоит в том, что переход к выборам исключительно по партийным спискам будет стимулировать развитие политических партий, следовало бы, кажется, ожидать, что именно сторонники развития многопартийности отнесутся к этой инновации наиболее позитивно. Однако, как показали результаты опроса, в действительности дело обстоит прямо противоположным образом.

  Все Вопрос: 'Если говорить в принципе, политические партии в России нужны или не нужны? И если нужны, то сколько, по Вашему мнению, должно быть партий?'
партии не нужны одна две три и более затр. ответить
Вопрос: 'Как Вы лично отнеслись бы к отмене выборов по территориальным округам и избранию всех депутатов по спискам партий: положительно, отрицательно или безразлично?'
Положительно 11 9 15 13 11 6
Безразлично 24 36 21 22 23 26
Отрицательно 31 30 25 35 40 23
Затр. ответить 33 25 39 30 26 45


Приверженцы принципа многопартийности оказались самыми решительными противниками перехода к пропорциональной системе: они почти вчетверо чаще заявляют о несогласии с предложенной реформой, чем приветствуют ее (Следует оговориться: установка на двухпартийную систему в российском массовом сознании, как пока-зали данные наших более ранних исследований, - феномен достаточно сложный, неоднозначный. Не вдаваясь в неуместные здесь подробности, ограничимся констатацией: эта установка далеко не всегда является 'частным случаем' установки на многопартийность, политический плюрализм. Как ни парадок-сально это звучит, довольно часто за ней стоит, напротив, неприятие данного принципа. Поэтому группу сторонников двухпартийности нельзя механически 'присоединять' к тем, кто определенно выступает за развитие многопартийной системы.). А наиболее благосклонное отношение к ней демонстрируют сторонники однопартийной системы: хотя и они чаще высказываются против перехода к выборам исключительно по партийным спискам, чем поддерживают этот шаг, перевес негативно относящихся к нему над относящимися позитивно здесь наименьший – менее чем двукратный.

Такое распределение мнений обусловлено, очевидно, тем, что респонденты оценивают предлагаемую инновацию, не столько рационально исчисляя ее возможные последствия для отечественной политической системы, сколько помещая ее в контекст упомянутой выше интерпретационной схемы. Отказ от выборов по территориальным округам истолковывается, повторим, как преобразование, ведущее к ослаблению 'нашего' влияния на политику, как экспроприация определенных прерогатив народа 'ими' – властями. А поскольку сторонники многопартийности, разумеется, гораздо больше дорожат этими прерогативами, нежели приверженцы однопартийной системы, 'по определению' исключающей сколько-нибудь эффективный контроль рядовых граждан над власть предержащими, то они и гораздо решительнее выражают несогласие с этой инициативой. Собственно говоря, и распространенная, как мы видели, гипотеза, согласно которой следствием перехода к выборам исключительно по партийным спискам станет утверждение однопартийности, базируется, надо полагать, не на предположениях о том, как реально будет функционировать и эволюционировать пропорциональная система, а на ощущении, что упразднение выборов по территориальным округам приведет к большей, чем сегодня, концентрации властных полномочий 'наверху'. А институциональной рамкой, с которой ассоциируется у россиян такая концентрация власти, является, по понятным причинам, именно однопартийная система.

Впрочем, как следует из приведенных данных, даже сторонники однопартийности все же чаще высказываются против перехода к пропорциональной системе, чем в поддержку этого шага: выборы по территориальным округам представляют определенную ценность и для них – если и не как механизм контроля над властью, то, по крайней мере, как механизм представительства интересов рядовых граждан. Кстати, именно сторонники однопартийной системы особенно часто считают, что 'одномандатники' отстаивают интересы своих избирателей лучше, чем представители партий: среди них такое мнение высказывают 58% опрошенных, тогда как среди сторонников многопартийности – всего 46% (в целом по выборке – 50%).

Первая реакция россиян на другую инициативу президента – об изменении механизма селекции губернаторов – оказалась несколько более благосклонной. Доля участников опроса, заявивших, что они положительно 'отнеслись бы к тому, чтобы только президент имел право выдвигать кандидатов на пост губернатора', практически равна доле заявивших об отрицательном отношении к данному предложению (34% и 37% соответственно). Правда, при другой постановке вопроса, акцентирующей внимание респондентов не столько на том, кто будет предлагать кандидатуру на пост регионального руководителя, сколько на возможных последствиях предлагаемой инновации, число выражающих позитивное мнение о ней несколько сократилось.

  Все Отнеслись бы к тому, чтобы только президент имел право выдвигать кандидатов на пост губернатора...
положительно безразлично отрицательно затр. ответить
Вопрос: 'Как Вы считаете, если губернаторов будут избирать не жители, а законодательные собрания регионов по представлению президента России, это будет иметь больше положительных или больше отрицательных последствий?'
больше положительных 28 60 21 7 10
больше отрицательных 37 12 23 71 23
затр. ответить 35 27 56 22 67


Понятно, что это, не очень существенное, различие в распределении ответов обусловлено популярностью действующего президента. Только 60% респондентов, готовых делегировать главе государства право выдвигать кандидатов на должности глав регионов, выражают уверенность в том, что новый порядок принес бы больше пользы, чем вреда, а 12% – даже убеждены в обратном. В то же время почти три четверти опрошенных (71%), не желающих делегировать президенту это право, полагают, что изменение порядка селекции губернаторов имело бы скорее негативные последствия.

Отношение россиян к перспективе отмены прямых выборов губернаторов в целом слабо варьируется в зависимости от того, где именно, в какой части страны они проживают, – но за двумя весьма показательными исключениями. Жители Южного федерального округа, в отличие от всех прочих, чаще ожидают, что реформа принесет больше положительных, чем отрицательных последствий (этой точки зрения здесь придерживаются 34% респондентов, противоположной – 24%). В то же время в Сибирском федеральном округе определенно преобладают негативные оценки: здесь на 23% опрошенных, считающих, что плюсов будет больше, чем минусов, приходится 52% уверенных в обратном.

Стоит отметить также, что респонденты с высшим образованием склонны оценивать вероятные следствия отказа от прямых выборов губернаторов положительно: 41% из них говорят, что реформа принесет больше положительных последствий, и 34% – что больше отрицательных. Вместе с тем, другая 'ресурсная' группа – молодежь – гораздо чаще ожидает негативных результатов: соответственно 23% и 41%.

Распределение мнений по этому вопросу довольно ощутимо контрастирует с ответами, которые наши сограждане дают на 'установочный' вопрос о том, какой механизм селекции региональных руководителей они предпочитают: выборы или назначение сверху. Хотя на протяжении последних лет тенденция к размыванию установки на прямые выборы губернаторов прослеживается вполне отчетливо, подавляющее большинство россиян и сегодня высказываются в пользу выборов.

Вопрос: 'По Вашему мнению, губернатора, главу региона должны избирать жители региона, или же его должно назначать руководство страны?'

  Январь 1997 Октябрь 2000 Октябрь 2002 Сентябрь 2004
Должны избирать жители региона 85 77 70 61
Должно назначать руководство страны 7 15 18 25
Затр. ответить 8 8 12 13


Если подавляющее большинство респондентов, ожидающих преимущественно отрицательных последствий от предложенных изменений, определенно высказывается за выборы губернаторов (такую позицию занимают 87% 'пессимистов'), то среди тех, кто настроен оптимистически, сторонников назначения не так много – немногим больше половины этой группы (57%). А каждый третий из числа верящих, что реформа принесет больше плюсов, чем минусов (32%), высказывается, тем не менее, в пользу прямого избрания губернаторов.

Это противоречие связано, очевидно, с тем, что установка на выборы губернаторов имеет отчетливую ценностную, мировоззренческую окраску (она обусловлена потребностью в определенном контроле над властью), тогда как согласие с тезисом о целесообразности перехода к их избранию законодательными собраниями регионов 'с подачи' президента – преимущественно прагматично, основано на оценке сложившейся ситуации. Какие же плюсы и минусы видят наши сограждане в предлагаемой реформе?

Отметим, прежде всего, что большинство опрошенных не смогли назвать ни положительных, ни отрицательных последствий перехода к новой системе (соответствующие открытые вопросы задавались всем участникам опроса): ответить на вопрос о его позитивных последствиях смогли 29% респондентов, о негативных – 36%.

Говоря о достоинствах нового механизма отбора глав регионов, респонденты чаще всего делали акцент на том, что реформа приведет к укреплению власти (14%). Одни подчеркивали, что назначенные губернаторы (кстати, участники опроса довольно часто без всяких эвфемизмов называли новую процедуру 'назначением') будут подотчетны президенту, и это заставит их ответственнее относиться к своим обязанностям, другие – что установится тесный контакт между президентом и губернаторами, повысится взаимопонимание, улучшится взаимодействие между властными структурами регионального и федерального уровней, третьи – что исчезнут трения во взаимоотношениях региональных властей с центром и сойдет на нет борьба за власть в самих регионах, четвертые – что президент будет нести ответственность за работу губернаторов, пятые – что не справившегося со своими обязанностями губернатора будет легко снять с должности:
  • 'Губернаторы будут более ответственно работать'; 'будут подотчетны президенту, придется оправдывать доверие'; 'с них спрос будет сильнее – будут тогда шевелиться'.


  • 'Больше возможностей общения с самим президентом'; 'единая система будет'; 'губернатору будут больше помогать федеральные власти'; 'губернаторы будут поддерживать президента'.


  • 'Власть не будут делить'; 'разногласий между центром и регионами будет меньше'; 'не будет конкурентной борьбы в регионах'.


  • 'Президент будет нести ответственность, берет на себя гарантии за этого кандидата'; 'Путин если назначит, то сам отвечать и будет'.


  • 'В любой момент можно уволить'; 'президент сразу уберет, если не будет справляться'.
Довольно многие (5%), отвечая на этот вопрос, выражали уверенность в том, что президент лучше, чем избиратели, знает, кому можно доверить руководство регионом, а некоторые (1%) – возлагали в этом плане надежды на региональных законодателей:
  • 'Президент больше знает людей, способных возглавить регион'; 'он больше разбирается в вопросах кадровых'; 'это будут люди профессиональные, ведь мы часто не знаем, кого выбираем, слушая лапшу'.


  • 'Депутаты знают этого человека, должны понимать, что делают'; 'Законодательное собрание умнее, чем народ, и в политике оно знает больше'.
В числе прочих позитивных последствий, ожидаемых респондентами, – укрепление законности и порядка (3%), экономия бюджетных средств, которые ранее тратились на выборы (1%), вероятный приток денег из центра в регионы (1%) и т.д.

В ответах респондентов на вопрос о вероятных негативных последствиях реформы доминируют два мотива. Первый – страх перед 'варягами' (15%): участники опроса опасаются, что назначенные (пусть и с санкции региональных законодателей) губернаторы не будут знать специфику региона, не будут заботиться о его интересах, что на этом посту может оказаться случайный, недостойный человек. Они говорят, что жители региона не будут знать губернатора, воспримут его с недоверием, что глава региона при новой системе не будет подотчетен жителям и не получит поддержки с их стороны.
  • 'Надо знать место, где работаешь'; 'кандидат, может, никогда в Смоленске-то и не был'; 'может, не будет знать специфики местного региона'.


  • 'Губернатор будет не заинтересован в развитии области'; 'чужой кандидат не будет болеть душой за регион'.


  • 'Президент может не угадать с выбором'; 'президент не разбирается в людях – есть прецеденты'; 'Путин не знает, кто в Курганской области лучше, а кто хуже'.


  • 'Мы лучше знаем своих кандидатов, чем президент'; 'население региона лучше знает людей и может сделать лучший выбор, чем власть'.


  • 'Население будет относиться к нему с опаской'; 'это будет кот в мешке'; 'не будет доверия у людей к такому губернатору'.


  • 'Народ может не согласиться с выбором президента'; 'регион может не принять'.


  • 'Не будет ответственности перед местными избирателями'; 'нет связи с населением'.
Второй – опасения по поводу избыточной централизации власти, которая, как полагают респонденты, будет сопровождаться ущемлением прав народа, несогласие с перспективой лишения права выбора, неприятие ситуации, при которой регионами будут руководить 'марионетки', управляемые из столицы (13%):
  • 'Будут выбирать для себя, а не для того, чтобы защищал интересы народа'; 'отсутствие народа в управлении страной'; 'это будут выборы по желанию президента, а не народа'; 'люди постепенно лишаются права голоса'; 'царская империя, демократией не пахнет'.


  • 'Большинство губернаторов будут смотреть в рот президенту и будут бояться высказать свое мнение'; 'будут диктовать свою волю, а недовольных убирать – этот механизм у нас хорошо отлажен был раньше'; 'это будет марионетка, а не губернатор'.
Среди прочих доводов чаще всего упоминается вероятность роста коррупции (4%).

Таким образом, предлагаемая реформа оценивается в рамках той же интерпретационной схемы, что и идея перехода к пропорциональной системе выборов в Государственную думу: позитивное отношение к ней предполагает согласие на делегирование значительного пакета властных полномочий 'верхам' – в данном случае президенту, Москве; негативное – несогласие с таким делегированием.

Соотношение негативных и позитивных оценок данной реформы выглядит более благоприятным для ее инициаторов. Отчасти это, безусловно, объясняется тем, что 'экспроприацию' прерогатив избирателей в данном случае предполагается произвести не в пользу в значительной мере анонимных и не пользующихся особым доверием партий, а в пользу популярного президента. Кроме того, опасения по поводу появления 'варягов' явно сдерживаются тем, что респонденты надеются: президент будет предлагать кандидатов в губернаторы из соответствующих регионов. Так считают 36% опрошенных, а противоположной точки зрения придерживаются 25%.

К тому же относительное большинство респондентов (44%) питают надежду на то, что законодательные собрания их регионов будут самостоятельно и критически 'оценивать достоинства и недостатки предложенной кандидатуры'; мнение же, согласно которому региональные законодатели 'поддержат любую кандидатуру, предложенную президентом', разделяют только 31% участников опроса.

В целом первую реакцию наших сограждан на инициированную президентом реформу политической системы можно определить как не очень заинтересованную, но настороженную. Судя по тому, как интерпретируются интенции авторов преобразований и расцениваются их возможные последствия, легитимация нововведений в принципе вполне возможна – но лишь в случае тщательного учета основными субъектами политического процесса установок и предубеждений массового сознания. И в любом случае процесс этот потребует времени.


 
Электронные фокус-группы в Москве. 44 респондента. 23 сентября 2004 г.
Видеоряд, представленный на электронное тестирование на этой неделе, был составлен из эпизодов, посвященных инициативе В. Путина о новом порядке избрания губернаторов.

Эпизод

Содержание эпизода

Интерес, оценка / сила колебаний

Согласие, оценка / сила колебаний

Доверие, оценка / сила колебаний

Средняя оценка

7 (2041)

В. Жириновский об инициативе президента

1,25/слн

1,19/слн

1,00/слн

1,15

11 (2045)

В. Кондратьев об инициативе президента

1,84/срд

1,13/слн

0,38/слн

1,12

3 (2037)

А. Ткачев об инициативе президента

1,04/срд

1,19/слн

1,01/слн

1,08

1 (2035)

В. Путин – предложение о новом порядке избрания губернаторов

0,57/срд

1,04/срд

1,63/срд

1,08

5 (2039)

Б. Громов об инициативе президента

1,00/срд

0,79/срд

1,02/слн

0,94

8 (2042)

В. Рыжков об инициативе президента

0,63/слн

0,50/слн

1,05/слн

0,73

4 (2038)

Б. Надеждин об уступке террористам

0,71/срд

0,79/срд

0,03/слн

0,51

2 (2036)

Г. Бурбулис об инициативе президента

0,16/срд

0,57/слб

-0,32/срд

0,13

10(2044)

С. Глазьев об инициативе президента

-0,11/срд

0,57/срд

-0,15/срд

0,10

6 (2040)

Г. Зюганов об инициативе президента

-0,27/срд

-0,07/срд

-0,39/срд

-0,25

9 (2043)

С. Митрохин об инициативе президента

0,24/слн

-0,09/слн

-1,12/слн

-0,32



Эпизод № 7 (2041). НТВ, 'Сегодня', 13.09.04, 19:00
В. Жириновский, заместитель председателя Госдумы РФ, фракция ЛДПР

Девяносто девять процентов – это будут те самые губернаторы, которых представит президент. И у законодательного собрания не будет маневра по смене кандидатур. Это облегчит нам все. Быстрее будут назначены. Вот сейчас 13 губернаторов будем выбирать – а у нас их 89. Это губернаторам будет выгоднее: мы оторвем их от местной мафии, от коррупции, от бандитов, от влияния политических сил.

Эпизод № 11 (2045). НТВ, 'Страна и мир', 13.09.04, 22:00
В. Кондратьев, обозреватель НТВ

Ни в одной стране, взять те же Соединенные Штаты, никто не подумал о том, чтобы изменить государственное устройство после такого ужасного террористического акта, который случился 11 сентября. В нашей стране это делается – и здесь есть опасность, что мы возвращаемся в наше недавнее прошлое. Путин, когда он объявлял о своих мерах, он сказал, что... с некоторым сожалением, как мне показалось, что великий, огромный Советский Союз был разрушен, и вот невозможны были тогда такие межнациональные противоречия и распри, поскольку все это подавлялось силой идеологии. Но возврат к такой вот прежней системе, к такой, может быть, прежней идеологии, когда губернаторов и в помине не было, а главы регионов назначались из Кремля – Политбюро, когда никакой Думы не было, а был Верховный Совет, где голосовали практически полностью за все решения Политбюро, – все это может вернуться. Но сам же Путин сказал, что та система была нежизнеспособна, – так зачем же возвращаться к нежизнеспособной системе?

Эпизод № 3 (2037). ОРТ, 'Время', 17.09.04, 21:
00 А. Ткачев, глава администрации Краснодарского края

Президент в этой ситуации, на мой взгляд, принимает совершенно адекватное решение: об укреплении вертикали власти, об усилении правоохранительной системы, силового блока не только финансово, но и структурно, что принципиально важно. И, на мой взгляд, президент имеет полное право это делать. Да, эти решения, может быть, вызовут в определенных кругах и неподдержку, непонимание, но нужно действовать. Для того чтобы бороться с терроризмом, спасать людей, жизни людей и обеспечить полную безопасность от таких проявлений.

Эпизод № 1 (2035). РТР, 'Вести', 13.09.04, 20:00
В. Путин, президент РФ

В целях обеспечения единства государственной власти и последовательного развития федерализма необходимо совместное участие Федерации и ее субъектов в формировании исполнительных органов власти в территориях России. И в этой связи полагаю, что высшие должностные лица субъектов Российской Федерации должны избираться законодательными собраниями территории по представлению главы государства.

Эпизод № 5 (2039). ОРТ, 'Вести', 18.09.04, 21:00
Б. Громов, губернатор Московской области

Назначаемый губернатор – он действует, на мой взгляд, решительно, с точки зрения помощи федерального центра. Поэтому если речь идет о выполнении государственных задач, во имя государства, для народа – это не высокие слова, это на самом деле так, – то, конечно, должна быть в этом смысле зависимость от президента.

Эпизод № 8 (2042). НТВ, 'Сегодня', 13.09.04, 19:00
В. Рыжков, депутат Госдумы РФ

Я убежден в том, что отказ от выборности губернаторов не укрепит, а, наоборот, ослабит, а может быть, даже развалит Россию. Во время трагедии в Беслане мы видели, что фактически навязанные Кремлем кандидаты и губернаторы – такие как Зязиков в Ингушетии и Алханов в Чечне – ничего не смогли сделать для разрешения кризиса. И, наоборот, авторитетный на Северном Кавказе Руслан Аушев смог спасти по крайней мере 26 человек.

Эпизод № 4 (2038). НТВ, 'Страна и мир', 16.09.04, 22:00
Б. Надеждин, член политсовета партии СПС

Но мы точно знаем, что сворачивание свободы и демократии – это уступка террористам. Это именно то, что они от нас хотят: чтобы мы перестали быть свободными, чтобы мы признали, что демократия не удалась в России, что теперь нами снова должна управлять железная рука.

Эпизод № 2 (2036). НТВ, 'Страна и мир', 13.09.04, 22:00
Г. Бурбулис, член Совета Федерации РФ

Путин говорит всей стране: я разделяю с завтрашнего дня ответственность полную с тем, как будет работать ваш губернатор, вашей области.

Эпизод № 10 (2044). НТВ, 'Страна и мир', 13.09.04, 22:00
С. Глазьев, депутат Госдумы РФ

Круг безответственности власти окончательно замкнулся после этой реформы. У людей есть только право выбирать президента – права выбирать руководителей региона нет: они будут назначаться самим президентом.

Эпизод № 6 (2040). НТВ, 'Сегодня', 13.09.04, 19:00
Г. Зюганов, руководитель фракции КПРФ в Госдуме РФ

Предлагают укрепление своей власти за счет того, что они будут называть те кадры, которые им нужны и угодны.

Эпизод № 9 (2043). НТВ, 'Страна и мир', 16.09.04, 22:00
С. Митрохин, заместитель председателя партии 'Яблоко'

Оказывается, что во всех этих трагедиях виноват не кто иной как российский народ, который выбирает не тех губернаторов, и поэтому власть вышла вот с такой вот очень странной инициативой, которую огласил президент: перейти от системы выборов губернаторов к системе назначений.

Комментарий


В целом видеоряд заинтересовал участников тестирования. Наибольший интерес вызвали высказывания В. Жириновского (эпизод № 7), В. Кондратьева (эпизод № 11) и А. Ткачева (эпизод № 3). Именно эти эпизоды получили по итогам ЭФГ и наиболее высокие оценки по шкале согласия. Фрагмент выступления президента (эпизод № 1), в котором он говорит о новом порядке выборов губернаторов, был менее интересен респондентам, чем большинство комментариев остальных участников видеоряда, однако по итогам тестирования именно он получил наивысшие баллы по шкале доверия. В то же время показатели кривой согласия во время тестирования этого эпизода с участием В. Путина были ниже показателей кривой доверия. А это значит, что данная инициатива президента не всем респондентам представляется целесообразной.

Нижнюю строку в нашей рейтинговой таблице занял эпизод с участием В. Митрохина (№ 9). Участники тестирования не поняли, что хотел донести до них заместитель председателя партии 'Яблоко'. Не понравился респондентам и эпизод с участием Г. Зюганова (№ 6), которого участники дискуссии, последовавшей за ЭФГ, назвали 'оханоетом' – 'все время охающим и ноющим'.

Сама идея назначения губернаторов вызвала у людей неоднозначную реакцию – одни считают предложение президента 'вредным' – они убеждены, что 'это шаг назад, в советский строй', другие считают его 'правильным' – по их мнению, 'это приведет к порядку'.
  • 'Я говорю: ни в коем случае нельзя назначить <губернатора>. Народ сам должен выбирать. Нам уже раньше назначали, и что – опять?'


  • 'А смысл, что подконтрольное, чтобы это не так: что хочу, то и ворочу, там и управы нет, а чтобы все-таки одергивали там это самое. Если там продали Дальний Восток, то надо спросить с него: что ты там делаешь-то?'


  • 'Вот путем назначения, во-первых, будет проводиться более последовательная линия, как бы сказать, главы государства, управляющего, вот, и не будут попадать случайные люди'.
Надо отметить, что среди участников дискуссии практически никто не осведомлен о том, как именно устроена и функционирует избирательная система России. Представления респондентов об этом весьма обрывочны, и им сложно сегодня сколько-нибудь компетентно рассуждать о новом порядке избрания губернаторов.

Эпизод № 3 (2037)


Выступление губернатора Краснодарского края участники дискуссии воспринимали по-разному. Одни с ним согласны и считают, что А. Ткачев искренне поддерживает инициативу президента. Другие подозревают А. Ткачева в лицемерии, полагая, что он 'просто хочет сохранить за собой место, и поэтому подлизывается к президенту'.
  • 'Что здесь плохого, если министра внутренних дел мы не выбираем, правильно? Путин назначает. А если мы будем министров выбирать, или еще кого-то, или генерального прокурора – мы что, знаем?.. Ну глупо – страна будет выбирать, главное – начать. Ну давайте тогда министра вооруженных сил еще выбирать. Ни в одной стране такого нет, правильно? Ну что здесь, в назначении, плохого? Давайте это попробуем. Мы уже жили без назначения. Решать нужно что-то в стране'.


  • 'Ну, он слово в слово говорит за Путиным. И только и угодничать...'


  • 'А вот как бы Путин – пуп земли, вот и все, вот вокруг него все должно крутиться. Я не знаю, зачем он это делает. Мне кажется, он так не думает. Хотя, может быть, так думает... Хотя они все делают в угоду себе. Я не верю этому человеку'.
Эпизод № 6 (2040)

Позиция Г. Зюганова в отношении предложения о назначении губернаторов большинством респондентов была встречена скептически. Участники дискуссии воспринимают его слова как критику ради критики. Они полагают, что Г. Зюганов просто использует представившуюся ему возможность продемонстрировать свою оппозиционность власти. Однако, по мнению респондентов, для лидера КПРФ такого рода высказывания противоестественны – ведь при 'власти КПСС ни о каких реальных выборах не было и речи'. Те же участники дискуссии, которые пытались отделить слова Г. Зюганова от своего негативного отношения к нему, согласны с критикой в адрес президента.
  • 'Этот вообще оханоет уже. От слова «охайка» – ноет, оханоет'.


  • 'Он руководствуется идеологией, которая уже, сама идеология, она не изменилась'.


  • 'Нет, он всегда против кого-то. Но, кстати, он всегда антипод других. Вот лично я, вот как бы КПРФ мне нравится, но лично вот он, мне кажется, если бы его переизбрали, КПРФ много выиграла бы среди народа'.


  • 'Нет, но, по крайней мере, там Путин хоть какое-то там доверие имеет, а он-то вообще как бы никакого доверия не имеет'.


  • 'И один вопрос был, да, вот особенно при Сталине... Попробуй «нет» поставь или зачеркни – тебя сзади... там уже десять лет без права переписки в колонии' – 'Сейчас все к тому и идет'.


  • 'Нам нужно различать, вот сейчас мы говорим о Зюганове: одно дело – какие он слова сказал, другое – симпатия к его личности. ...А слова он правильные сказал'.


  • 'На 100 процентов с ним согласен. Потому что он правильно сказал'.
Эпизод № 7 (2041)

Появление В. Жириновского на экране всегда вызывает оживление в аудитории. Эпизоды с участием лидера ЛДПР часто получают высокие баллы, но в ходе обсуждения участники дискуссии несколько остывают и пытаются трезво оценить услышанное. Не все респонденты убеждены, что назначение губернаторов сможет способствовать тому, что мафиозные структуры перестанут влиять на власть, хотя считают это весьма серьезной проблемой российской жизни.
  • 'Ничего подобного – приберут губернатора к рукам и та же мафия, и та же эта, если не послушает'.


  • '...вот он – и рядом эта мафия, и мафия его держит'.


  • 'А какой процент выбирается на бандитские, как он говорит, деньги – тоже, значит, человек потом отрабатывает это. Я не говорю, что они все, губернаторы, нехорошие, но ведь правда, ведь большие средства вкладываются в это, и ни один губернатор просто так не выиграет, если за него, как говорится, кто-то не стоит. А отрабатывают они – я не говорю, что они выполняют все пожелания, там какие-то структуры, во всяком случае, на что-то закрывают глаза'.


  • 'Жириновский правильно говорит: мафию можно оторвать с помощью этого метода, но путем переизбрания, назначения губернатора. Но других много отрицательных... сторон, да, в назначении губернатора, надо с мафией другими способами бороться'.
Эпизод № 9 (2043)

Пафосное выступление С. Митрохина частью респондентов было воспринято как прямая попытка обвинить во всех российских проблемах российский народ. Респонденты расстроились и не стали вникать в суть его высказываний.
  • 'Почему так валить на народ?'


  • 'Вот он валит все на народ – значит, мы виноваты в том, что мы так живем, правильно?'


  • 'Это тактика любой оппозиции, любой в любой стране'.


  • 'Значит, мы виноваты в том, что у нас происходят теракты; значит, мы виноваты в том, что у нас такая страна, у нас силовые структуры не работают – значит, мы в этом виноваты. Хотя это назначает губернатор'.


  • 'Он что сказал? Не он эти слова сказал, что он считает, якобы, народ виноват, а власти, Путин так думает – что якобы виноват народ, и давайте мы теперь будем назначать губернаторов, вот что Митрохин сказал'.
Эпизод № 11 (2045)

По итогам электронного тестирования следующий эпизод оказался самым интересным для респондентов. В ходе его обсуждения участники дискуссии демонстрировали согласие со словами В. Кондратьева – да, похоже на прежние времена, да, президент стремится укрепить свою власть, да, прежняя система устарела. Но, во-первых, люди устали от политики, которая не только непонятна, но и нерезультативна, во-вторых, устали бояться худшего – нищеты, отсутствия перспектив, террора. Устали и отстранились – и теперь 'только одна Америка переживает, что демократия ущемлена, что мы возвращаемся к старому...'.
  • 'Он сказал, что мы возвращаемся к Политбюро'.


  • 'Что прежняя система нежизнеспособна, а сам Путин – за эту систему, теперь ее продвигает'.


  • 'Может быть, кого-то и надо назначать, да, чтобы Путин назначал кого-то, президент назначал кого-то, но я считаю, что все равно у народа должно быть право выбора в любом случае, вот и все'.


  • 'Ну можно попробовать выбирать губернаторов, ну что тут плохого-то здесь: не выбирать, а назначать? Ну вот выбирали мы – ну что изменилось в нашей жизни? Лучше что ли стали жить с каждым годом? Ну давайте попробуем'.


  • 'Знаете, просто мне кажется, у нас идет в стране перестановка мест слагаемых. От перестановки мест слагаемых сумма не меняется. А у нас одни и те же лица, только по-разному немного. Вот сегодня он один, завтра он другой...'


  • 'А дело не в том, что верить или не верить, просто конструктивную, как вам сказать, конструктивную политику он ведет или нет. То есть он – вот меняется политика, то есть условно, опять же, меняется. Он взвешивает свои решения, он проводит их в жизнь последовательно и целенаправленно – что в этом плохого? Это глава государства. Это лучше, чем Сталин. Тот железный Сталин – какой он железный Сталин? Это просто пахан был, урка. Железный вот этот вот Путин получился'.


  • 'Нет, он говорил правильные вещи, просто мне кажется, что при Путине нет той уверенности в завтрашнем дне, вот у меня лично. Вот идешь на работу – тебя не взорвут. Вот раньше такого безобразия не было, хоть какое плохое общество, говорили, не знаю, но во всяком случае дети гуляли вечером спокойно, не было... Откуда все это появилось – не знаю, это все, я считаю, от политики, неправильная политика у государства'.





База данных ФОМ > Выборы и референдумы > Региональные выборы > Инициатива В. Путина о новом порядке избрания губернаторов