www.fom.ru · поиск · · расширенный поиск ·      








07.08.2003, Опрос населения

Дом: "нулевая точка" социального пространства




 
(По данным общероссийского опроса населения от 26-27 июля 2003 г. и ДФГ от 22 июля 2003 г. См.: Дом и свободное время // Доминанты. Поле мнений. 2003. № 30 (http://www.fom.ru/survey/dominant/849/1710/6587.html)

Для любого человека его дом – это не просто место проживания, но еще и очень важная символическая категория с трудно передаваемой эмоциональной окраской и сложным символическим содержанием. Зачастую человек и сам не может объяснить, почему он любит свой дом, чем дом 'держит' и что значит в его повседневной жизни (причины неудовольствия, как правило, более конкретны и поэтому легче формулируются). Вместе с тем, именно дом оказывается главным элементом процесса хабитуализации – опривычивания пространства отношений с другими людьми, а также создания собственного 'жизненного пространства', которое не требовало бы от человека ежеминутного напряжения, регулярного принятия решений (пусть даже и не слишком серьезных) в нестандартных (пусть и не в слишком сложных) ситуациях. Любые другие сферы жизни и активности индивида, и в первую очередь – работа, лишь отчасти поддаются его усилиям к упорядочиванию, предсказуемости и созданию максимально комфортной атмосферы. То есть 'свой дом' – это пространство (и физическое, и социальное), с регулярной эластичностью принимающее 'форму хозяина', и главное – не несущее в себе 'вызовов', на которые человеку необходимо выдавать экстренную реакцию. Здесь все понятно и привычно, даже если и не всегда предсказуемо, и поэтому дом оказывается смысловым стержнем, источником устойчивых смыслов и значений, на которые мы в значительной степени ориентируемся, когда оцениваем и выстраиваем свои интерпретации более широких событий и явлений. Дом, говорит А. Шютц, означает место, 'откуда начинается человек' и 'куда он возвращается, если оказывается вне его', 'это нулевая точка системы координат, которую мы приписываем миру, чтобы сориентироваться в нем' (Шютц А. Смысловая структура повседневного мира / Пер. с англ. А.Я. Алхасова. Под ред. Г.С. Батыгина. М.: Фонд 'Общественное мнение', 2003. С. 208-209.).

Среди участников опроса, темой которого стал дом и домашние заботы, 39% живут в собственном доме, и более половины (52%) – в отдельной квартире, причем если для подавляющего числа первых дом является их собственностью, то среди вторых примерно третья часть живет в неприватизированных квартирах, предоставленных государством или же какой-либо организацией.



 

Все

Тип жилья

частный дом отдельная квартира
Доли групп (%) 100 39 52

Жилье принадлежит мне, моей семье (куплено, приватизировано, получено по наследству)

69

93

59

Жилье предоставлено государством, организацией (не приватизировано)

22

4

35



Помимо тех, у кого есть 'свое жилье', примерно 8% от числа опрошенных ответили, что место их проживания – 'коммунальное жилье': комната в коммуналке или общежитие. Вполне закономерно, что мнения и оценки, относительно своей 'домашней' жизни, домашних дел перечисленных категорий людей существенно различаются.

Те, у кого имеется свой дом, заметно чаще говорят, что проводят дома много времени, и им такое времяпрепровождение в принципе нравится. Они считают, что и работа по дому отнимает у них много времени, но все-таки эта работа их не особо тяготит.

По сравнению с жителями домов обитатели квартир и особенно – 'коммунального жилья' (а это, как правило, жители мегаполисов и больших городов), заметно чаще дают противоположные ответы: они мало проводят времени дома и мало занимаются домашними делами. Правда, эти две категории опрошенных различаются между собой настроением, которое создают у них дом и домашние обязанности: 'коммунальные' жильцы существенно чаще говорили, что им не нравится проводить свободное время у себя и что работой по дому они занимаются по необходимости и без удовольствия.



 

Все

Тип жилья

частный дом

отдельная квартира

'коммунальное жилье' (квартира, общежитие)

Доли групп (%) 100 39 52 8

Вопрос: 'Скажите, пожалуйста, Вы проводите дома много или мало времени?'

Много

61

68

58

53

Мало

36

30

39

45

Вопрос: 'Вам нравится или не нравится проводить свободное время у себя дома?'

Нравится

77

83

75

62

Не нравится

15

9

17

33

Вопрос: 'Если говорить о Вас лично, Вы занимаетесь или не занимаетесь работой по дому? И если да, то это отнимает у Вас много или мало времени?'

Работой по дому не занимаюсь

5

3

6

6

Много

62

75

52

56

Мало

31

20

38

36

Вопрос: 'Одни люди занимаются работой по дому с удовольствием, их она не тяготит. Другие занимаются работой по дому без удовольствия, по необходимости. К каким людям – к первым или вторым – Вы бы отнесли себя?'

К первым

63

67

60

56

Ко вторым

29

27

30

35



Если говорить в целом, то обнаруживается устойчивая закономерность: те, кто много времени проводит дома, также много занимаются домашними делами, и работа по дому ими чаще называется 'работой в удовольствие'.



 

Все

Провожу времени дома...

много

мало

Доли групп (%) 100 61 36

Вопрос: 'Если говорить о Вас лично, Вы занимаетесь или не занимаетесь работой по дому? И если да, то это отнимает у Вас много или мало времени?'

Много

62

70

48

Мало

31

23

43

Вопрос: 'Одни люди занимаются работой по дому с удовольствием, их она не тяготит. Другие занимаются работой по дому без удовольствия, по необходимости. К каким людям – к первым или вторым – Вы бы отнесли себя?'

К первым

63

68

56

Ко вторым

29

25

36



Тривиальность этого наблюдения лишь кажущаяся: она создается в первую очередь тем, что мы говорим об обобщенных тенденциях. Вместе с тем, те же самые данные показывают, что более половины тех, кто мало проводит времени дома, все-таки занимаются домашней работой с удовольствием (а именно – 56% от их числа, или 20% от числа всех опрошенных). Кроме того, примерно столько же, но среди тех, кто живет в 'коммунальном жилье', также не считают домашние дела тяжкой необходимостью (56% от численности этой группы, или же 5% от числа всех опрошенных), и двум третям из них (62%) нравится проводить свободное время у себя дома.

Таким образом, из всех этих рассуждений мы можем сделать вывод, что действительно тип жилья (свой дом, отдельная квартира или 'коммуналка') в значительной мере влияет на настроение людей, на их готовность проводить свободное время в своем доме, заниматься домашней работой, а также на те чувства и эмоции, которые вызывает домашнее времяпрепровождение. Вместе с тем, это влияние не абсолютно: человек в любом случае сохраняет тягу и способность к 'опривычиванию' жилища, к обустройству его таким образом, чтобы это пространство отличалось по своим свойствам и особенностям всего остального контекста его жизни, актуального в данный момент, чтобы оно было благоприятным – во всем семантическом разнообразии этого слова.

Подтверждение сказанному можно увидеть в материалах открытых вопросов и дискуссионных фокус-групп. На основе ответов россиян о том, что они находят в домашнем времяпрепровождении, почему им нравится проводить дома свободное время, можно составить практически полное функциональное описание дома как особой 'территории жизни'.

Во-первых, дом, это отдых и комфорт. Это пространство, выстроенное 'под себя', и поэтому неслучайно в лексике высказываний о нем встречаются слова, отражающие, с точки зрения психосемантики, состояние эмоционального комфорта: 'спокойствие', 'тишина', 'покой', 'благоустроенный', 'чистый', 'расслабленность'. К этой категории ответов относятся ответы 29% респондентов (Следует отметить, что в данном случае процентные величины особой роли не играют: трудно предпо-ложить, что в сознании человека, воспринимающего свой дом как зону отдыха, дом не присутствует как сфера домашних дел. Именно поэтому мы выбираем стратегию функционального описания дома как ка-тегории повседневного мира человека, а не описания структуры существующих представлений.).

  • 'Дома тихо, спокойная обстановка'; 'в нем я чувствую себя комфортно'; 'дома я нахожу покой'; 'квартира красивая, чистая, убранная, отремонтированная'; 'где еще отдохнуть после работы'; 'дома можно отдохнуть, вкусно поесть, поспать'; 'дома по-настоящему отдыхаешь'; 'дома я отдыхаю от работы, от города'; 'люблю побыть дома, отдохнуть от общественной работы' (открытый вопрос).


  • 'Обычно говорят: «Мой дом – моя крепость». Я так не скажу: «Мой дом – мой очаг», – вот это подходит. Семья, моя кровать, мой телевизор, мой диван, мой шифоньер... Это место, где мне комфортно, где я полностью отдыхаю. Это место, к которому стремишься' (ДФГ, Новосибирск).
Во-вторых, дом – это дело и дела (14%). В 'своем доме' расстояние между обязанностью и собственной потребностью минимально: 'Если кому-то что-то здесь и нужно, то в первую очередь – мне самому', – говорит один из участников самарской фокус-группы. Домашние дела не могут быть чужими; даже если они – суть обязанности и не всегда приносят удовольствие, именно участием в них отстраивается индивидуальное 'жизненное пространство' дома.
  • 'Все мои интересы связаны с домом'; 'всегда нахожу себе дело'; 'а кто же еще будет делать?'; 'все-таки дом есть дом, работа для себя не в тягость'; 'дома приятно делать все, для себя же'; 'все в огороде – люблю возиться'; 'люблю цветы и занимаюсь ими' (открытый вопрос).


  • 'Я считаю, что дом появляется тогда, когда есть отношение людей к зданию <в котором живешь>. Раньше, конечно, как к чужому относились, люди стали больше заниматься укреплением своей квартиры. Всюду решетки. Но мне кажется, изменилось отношение к подъезду жильцов. То есть сейчас много где делают ремонты. Но и без ремонтов – почище стало... Дом – это отношение к зданию и отношение к квартире, это твоя работа, если тут живешь. Появилась сейчас возможность улучшить немножко хотя бы свое существование. Появились вещи, которые раньше совершенно невозможно было купить, материалы. Сантехнику ту же сменить, остеклиться. Занимаются этим те, кто хочет жить по-человечески, пусть не богато, но культурно, у кого руки есть и душа к этому лежит. Естественно, немножко улучшилось квартирное благоустройство' (ДФГ, Новосибирск).
В обыденной жизни, согласно теории повседневности Шютца, человек 'типизирует' и 'рутинизирует' ситуации и обстоятельства, в которых он оказывается, то есть – создает и поддерживает такие образы, 'модели' повторяющихся контекстов и обстоятельств своей деятельности, такие системы смыслов, которые упрощают задачу реагирования, принятия решения о способе действования в том или ином случае (Например, я 'знаю', что работа - это место формальных отношений, и я не позволяю себе вольностей в одежде, поскольку имею вполне обоснованные предположения о том, как воспримут, положим, мою 'га-вайскую' рубашку начальники и коллеги. Я также знаю, что путь до моей предыдущей работы был коро-че на три минуты, если из подъезда я поворачивал направо, и иногда я машинально иду так, хотя к моей новой работе лучше все-таки идти из подъезда налево.). Однако, если в типизациях относительно 'широкого' социального контекста отводится все-таки довольно большое место неожиданностям, которые мне неподвластны, то жизненное пространство моего дома как раз-таки и упорядочивается моими собственными усилиями, делами и действиями. И совершенно не важно, что у одного в доме идеальный порядок, а у другого – не поймешь, где что лежит. Нам обоим – 'так проще'. В результате исполнения человеком 'своих' домашних обязанностей и домашней работы неожиданности если и не исключаются совсем, то, по крайней мере, становятся вполне предвидимыми, а, следовательно – минимизируются усилия по их преодолению. Кто-то точно знает, где лежит свидетельство об окончании школы, а другой с поразительной легкостью может отыскать неожиданно понадобившуюся вещь в домашнем беспорядке.

Дом как обустроенное собственными усилиями жизненное пространство отличается от 'внешнего мира' принципиально большей предсказуемостью и податливостью. И здесь категории отдыха и домашней работы смыкаются с еще одной, третьей в логике нашего рассуждения, – с категорией защиты и безопасности. В этой своей функции дом предстает как механизм и как ключевой фактор эмоциональной стабилизации и сведения до минимума негативных и травмирующих переживаний, связанных с конфликтами, тревогами, формальностью и жесткостью 'внешнего' мира. Среди участников опроса примерно 10% дали ответы, в которых именно этот мотив фигурировал в качестве главного.
  • 'Мой мир – в моей квартире'; 'в своей квартире никто не обидит'; 'есть возможность отдохнуть от других людей'; 'мой дом – моя крепость'; 'на улице нет ничего хорошего' (открытый вопрос).


  • 'Для меня мой дом – это мой дом. Я прихожу, спокойно отдыхаю после всех трудовых дел, чтобы никто не тревожил, чтобы все оставалось там: работа, транспорт, продавцы на рынках – оставались за дверью. Это мой дом, и я в нем живу, как я хочу, нормально' (ДФГ, Москва).


  • 'Мой дом – то, чтобы все было везде хорошо. Зашел в подъезд, сел в лифт, тебе идется хорошо, спокойно пришел домой... Никто меня ни тронет, чеченец меня не оскорбит, как на рынке на Теплом Стане' (ДФГ, Москва).
Дом – это не только отдых, дела и чувство защищенности, но это еще и отношения с близкими. К этой – четвертой – категории ответов относятся высказывания 10% участников опроса. Возможность и желание побыть в кругу семьи является необходимым условием не только для формирования чувства психологической защищенности и комфорта (о чем говорилось выше). Вместе с тем, переживание своей принадлежности к группе, где тебя принимают и понимают, которая ответственна за тебя и в отношении которой ты сам чувствуешь ответственность, оказывается очень важным ресурсом человека – как во 'внешнем' мире, так и в своем доме: ведь с этим связаны процессы формирования самооценки, уровня притязаний, готовности к инновативной активности (в противоположность процессам рутинизации) и т. д. То есть дом также оказывается пространством самореализации, дом – это возможность удовлетворять собственные интересы. Такие ответы дали 5% опрошенных, и в логике нашего рассказа это еще одна – пятая – модальность субъективных определений и описаний того, что такое дом как 'жизненное пространство' человека.
  • 'Дети – люблю быть с ними'; 'возможность быть с семьей'; 'домашний очаг, дети'; 'здесь женщина, которую люблю, и дети'; 'общаюсь с семьей, успокаиваюсь среди родных'; 'потому что у меня молодая семья'; 'это отцовский очаг' (открытый вопрос).


  • 'Можно заниматься, чем тебе приятно...'; 'я хозяйка дома, хочу – отдохну, хочу – поработаю'; 'дома люблю смотреть телевизор, читать'; 'много читаю'; 'есть возможность заниматься своим хобби'; 'занимаюсь вязаньем'; 'машину чиню'; 'изучаю итальянский язык, у меня много занятий интересных' (открытый вопрос).


  • 'Постольку, поскольку я хозяйка, я считаю, что мой дом – это моя семья. Как внутри семьи организованы взаимоотношения, какое общение, или есть всеобщее какое-то увлечение – вот с этим связано, что такое дом. Моя семья' (ДФГ, Москва).


  • 'Мой дом, это место, где живу я и мои любимые люди. Где я могу заняться любимым делом, душой отдохнуть' (ДФГ, Новосибирск).


  • 'Дом – это семья, это свои все близкие. Даже если они не вместе живут, а в другой квартире. Всё равно это твой дом. Когда ты близких себе людей имеешь, можешь, как сказать, от всего спрятаться и вместе с ними быть, иметь интересы одни и те же. Вместе пережить всё, делами заниматься, вместе какие-то идеи и цели ставить' (ДФГ, Самара).
Как видим, наиболее распространенной реакцией людей, когда их просят рассказать о доме, являются эмоции уюта и спокойствия. Вместе с тем разговор людей на фокус-группах то и дело переходил на разные раздражающие моменты. Если дом – это очень индивидуальное жизненное пространство, создаваемое человеком под свой образ жизни, под свой характер и сообразно своим желаниям, намерениям и интересам, то неудивительно, что наиболее болезненно люди воспринимают вторжение 'внешнего' мира в зону приватного.

Первое, о чем, так или иначе, говорили все участники фокус-групп, – это соседи (К сожалению, формулировки открытых вопросов в данном массовом опросе не очень хорошо сработали на выявление раздражающих факторов.). Соседство, судя по оживленному обсуждению этой темы, является главным фактором, организующим пространство отношений в самом ближнем от 'моего дома' круге. Если соседи – и непосредственные, и те, с кем так или иначе пересекаешься в пределах своего двора и на привычных маршрутах, – оказываются 'хорошими', тогда субъективные границы 'дома' расширяются. Это происходит постольку, поскольку расширяется зона хабитуализации, зона устойчиво положительных переживаний и устойчивых типизаций, предметом которых становится социальное окружение, начинающееся непосредственно за 'моей дверью'.
  • 'Нравятся люди. Место очень хорошее. Море рядышком, церковь рядышком. Магазины, рынок. Все хорошо, все прекрасно. Люди хорошие. У меня очень много друзей. Стала я цветы сажать. Уже третий год бьюсь. Вытаптывают, вырывают. Бывает, и загаживают. Тем не менее, я из года в год сажаю, поливаю. И уже в этом году поднялось что-то. Люди заметили, стали уже относиться к этому. Стали даже понемножечку помогать, беречь, сажать даже кое-кто принесет' (ДФГ, Новосибирск, пенсионерка, 59 лет).


  • 'Дом обычный, но у нас очень теплые отношения между соседями. У нас даже сами жильцы готовят, белят перед дверью, не мусорят, как иногда – зайдешь, почта, эти рекламки все валяются, все окурками разрисовано... Нет. У нас сами жильцы поддерживают чистоту. И хочу сказать, наш дом вообще был как огромная большая семья. Все дети были в одной куче. Бабушка сидела какая-то одна, за всеми смотрела. Я детство свое помню – я не боялась выйти на улицу одна. А сейчас – что там собака, что тут машина, или вообще его украдут. У наших родителей такого не было. Может быть, это все потому, что у нас вот большая семья, три подъезда, пятиэтажка. Друг друга все знают, все сплетни, все проблемы, ничего не утаишь. Из школы забирали – и тебя тут покормят. Как огромная коммуналка была' (ДФГ, Москва, домохозяйка, 26 лет).


  • 'У нас тоже пятиэтажный кирпичный хрущевский дом, тоже три подъезда. У нас старых жильцов осталась мало, но из тех, кто остался, когда большие праздники, по привычке у среднего подъезда ставится стол, выносится самовар, выходит дядя Ваня с гармошкой, дай бог ему здоровья... и народ, гуляние, праздник до утра' (ДФГ, Москва, менеджер, 43 года).
Если же соседи оказываются 'плохими', тогда, судя по характеру высказываний участников дискуссий, дом, квартира чаще описываются в терминах опасности – безопасности, возникает тема дистанции или преграды между собственным жизненным пространством и пространством, начинающимся непосредственно за порогом.
  • 'В доме у меня порядок, в квартире – суперпорядок. Проблем не бывает. Всё делает муж. Но вот ходить по дому или по двору – чуть запоздал, в подъезде идешь, как сквозь строй. Такие типы стоят, что я не знаю. Чуть стемнело, боишься уже в подъезд заходить. Водовка эта бесконечная. И из квартиры выходить никуда не хочется: культуры нет у людей – что взрослые, что дети' (ДФГ, Новосибирск).


  • 'Мой дом – моя крепость, хотя трудно <представить>, слабовата крепость... Когда сверху стучат, снизу стучат, по бокам стучат, у нас по существу получается, что дома нет, у нас просто коммуналка. У каждого. Ночь, полночь – идут компании какие-то, железные двери поставили, кто-то стучит, кому надо. Машины до утра под окном ездят. Беспредел. Окна не откроют. Там загазованность. В подъезде мусор, и никому ничего не надо. Это наш дом. Чувства, во всяком случае, не положительные, одним словом – место для ночлежки' (ДФГ, Самара).
Вторая тема, которая появлялась не только в высказываниях участников фокус-групп, но и в ответах россиян на открытые вопросы – это аварийное состояние дома или квартиры. Примерно для 4% принявших участие в общероссийском опросе это является главным стимулом к тому, чтобы поменять место жительства.
  • '80% влажности в квартире, ужасные условия'; 'нет условий: нет света, воду часто отключают, весной крыша течет'; 'дом старый, аварийный'; 'здесь уже все рушиться, пол висит...'; 'дом может завалиться, плывет' (открытый вопрос).


  • 'Я живу в хрущевке на первом этаже. Ночь, полночь – машины до часу ночи подъезжают. Потому что сейчас кто торговлей, кто чем занимается. Поэтому я живу оставшуюся часть жизни, как в коммуналке. А я с деревни, у меня был свой дом. Сам строил. Поэтому у меня есть с чем сравнивать. Здесь трубы все прогнили. И водяные, и отопление. Канализация вся сгнила. Да как он может нравиться, дом?.. Слесаря приглашаешь, он поворачивается, находит причину, что он делать не будет это – у него нету прокладки, еще чего-то, – и уходит. Ему нужно, чтобы ты заплатил. Мы канализацию чинили три соседа, трубы лопнули. Один принес со своей работы, со стройки трубы, другой принес изоленту, третий что еще. Собрались, раз вызываем, два, три – как будто нет у нас живых. Никому ничего не надо' (ДФГ, Самара).


  • 'Конечно, то, что у меня было и то, что сейчас, намного хуже. Но как-то приспособилась, пристроилась. И квартира хоть небольшая, но обустроили ее. И мне нравится, что есть маленький дворик. У меня там цветочки, огурцы. Но коммунальные проблемы сплошь и рядом. Невозможно добиться от домуправления никакого ремонта. Я и написала, два месяца ответ не могла получить. Сын пошел туда, обещали – завтра же придем, посмотрим, что можно сделать. Уже десять дней едут. Теперь говорят, что нет денег. Или мы вам дадим шифер, вы сами положите. А вдруг там дальше балки проваляться? Мы говорим: «Мы согласны даже частично заплатить». Они говорят, что рабочие очень мало у нас получают, не хотят работать. 'У вас же ведь не течет', – они мне говорят. Я говорю: «Правильно, когда к нам уже со второго этажа протечет, будет поздно. Тогда мы что будем делать?» А мне в ответ: «Не знаю. Нет у нас денег, и всё». Как так? Ведь платим, абсолютно, регулярно, месяца одного не задерживаем' (ДФГ, Самара).
И третья тема, которая, безусловно, негативно сказывается и на домашней атмосфере, и на тональности отношения человека к своему жилищу, – это 'квартирный вопрос'. Теснота, перенаселенность не только создает некомфортную обстановку для отдыха и собственных занятий, но и приводит к тому, что у человека не оказывается своего индивидуального, сугубо личного пространства. А значит, пространство дома в целом уже в меньшей степени поддается 'опривычниванию' – оно становится зоной конкуренции привычек сразу нескольких людей.
  • 'Я бы очень хотела поменять свой дом. По жилищным условиям. У меня площади мало. Я живу в одной комнате с братом. Я бы хотела иметь свою комнату. Но сейчас это все сложнее стало... Вообще, наверное, отношение к своей квартире и к семье, мне кажется, изменилось. Потому что у нас сейчас денежный фактор такой, он настолько большую роль играет в отношениях между членами семьи. И поэтому, наверное, и отношения сами изменились под влиянием этого фактора. И отношение к дому, естественно, тоже' (ДФГ, Самара, студентка, 22 года).
Судя по данным опроса, у 43% россиян есть желание поменять жилье, переехать из своего дома или квартиры. Правда, следует оговориться, что две трети тех, кто живет в частном доме, не имеют желания переезжать (66%); среди обитателей отдельных квартир таковых половина (49%), а среди тех, кто живет в 'коммунальном жилье', – только 16%.



 

Все

Тип жилья

частный дом

отдельная квартира

'коммунальное жилье'

Доли групп (%) 100 39 52 8

Вопрос: 'Скажите, пожалуйста, у Вас есть желание переехать из Вашей квартиры (дома, комнаты), поменять свое жилье, или такого желания нет?'

Есть

43

30

47

82

Нет

53

66

49

16



Вполне закономерно, что чаще других о своем желании переехать, поменять свое жилье говорят респонденты в возрасте от 18 до 35 лет (58%). Эти опрошенные – молодые, высказывающие желание переехать, существенно чаще говорили о том, что они 'мало' проводят времени дома (55% против 36% – в среднем по выборке), что им не нравится проводить свободное время у себя (23% против 15% в среднем по выборке), что они занимаются домашними делами без удовольствия и только по необходимости (40% против 29% – в среднем по выборке). Таким образом, это именно та категории, которая чаще всего испытывает дискомфорт от дома, где приходится жить в настоящее время. Более половины из них (51%) планируют в ближайшие 3-5 лет переехать из своей нынешней квартиры или дома. Но это скорее надежды, нежели реальные планы: две трети (67%) из молодых, стремящихся поменять жилье, считают, что сегодня решать эти проблемы стало заметно труднее, чем прежде.

Помимо отчетливых положительных или отрицательных мотивов, вполне точно рефлексируемых участниками опроса, существует еще одна парадигма переживаний, связанных с домом и домашней обстановкой. Эмоциональная сторона этих переживаний характеризуется амбивалентностью, а функциональная – вынужденностью домашнего времяпрепровождения. Ситуация вынужденности оборачивается тем, что человек начинает довольно спокойно воспринимать свой дом как таковой, а эмоциональными доминантами становятся другие аспекты жизни, складывающейся де-факто. Здесь, судя по ответам на открытые вопросы, можно выделить несколько тематических блоков.

Во-первых, очень часто объективно нет возможности по-другому организовать свободное время (доля таких ответов составляет 5%). Как правило, об этом говорят жители сел, поселков или небольших городов.

  • 'А больше идти некуда'; 'больше негде проводить свободное время'; 'больше некуда идти и поехать – ничего нет'; 'других занятий на селе у нас нет'; 'куда больше пойдешь, у соседей же не будешь все время'; 'некуда пойти, клуб сгорел'; 'у меня и выбора нет, развлечений на селе нет' (открытый вопрос).
Во-вторых, находиться дома вынуждают возраст или состояние здоровья (ответы такого рода дали 3% респондентов).
  • 'Нет другого выхода, вынуждена проводить время дома по состоянию здоровья'; 'в моем возрасте только дома и надо сидеть'; 'возраст не тот – неохота идти никуда'; 'куда я пойду в моем возрасте, кому я нужен, только детям, а у них свои дела'; 'куда мне деваться? я инвалид, слепой'; 'мне больше деваться некуда, ноги болят, особо никуда не выйдешь'; 'я одна живу и сильно болею, приходится, чтобы нравилось' (открытый вопрос).
В-третьих, проводить время дома заставляют недостаток денег, отсутствие работы, а, следовательно – отсутствие возможностей каким-то образом разнообразить свою жизнь (об этом свидетельствуют ответы 1% опрошенных).
  • 'Безденежье, никуда не пойдешь'; 'Заработная плата не позволяет проводить свободное время вне дома'; 'была бы работа, проводил бы меньше'; 'если бы был достаток, я бы лучше где-нибудь отдыхала, я люблю путешествовать, но не хватает доходов'; 'нужда заставляет сидеть с детьми'; 'работу не могу найти, сижу с ребенком, вынужденно' (открытый вопрос).
И четвертая разновидность ответов, которая, на наш взгляд, характеризует этот же тип отношения к своему дому: чрезмерная загруженность домашними делами, такая, что человек начинает воспринимать ее как угнетенность, рутину, из которой очень трудно вырваться (примерно 1% ответов).
  • 'Быт заедает – много дел бесконечных по дому'; 'быт затягивает, хочется поменять обстановку'; 'дом как тюрьма, рутина готовки'; 'хочется отвлечься от повседневных забот' (открытый вопрос).





База данных ФОМ > Дом и семья > Жилье > Дом: "нулевая точка" социального пространства