www.fom.ru · поиск · · расширенный поиск ·      








22.04.2004, Шамсеева Э.

Россия – НАТО: кольцо друзей сжимается



В начале апреля нынешнего года в состав Североатлантического альянса вошли семь новых членов из числа бывших советских республик и стран бывшего соцлагеря. Данное событие дало повод обсудить с нашими согражданами место и роль НАТО в современном мире, цели этой организации в нынешних условиях и то, как Россия теперь должна строить свои отношения с НАТО.

О вступлении в ряды альянса новых членов оказались осведомлены более двух третей всех респондентов (69%), при этом 43% заявили о том, что "знают" об этом событии, и еще 26% "что-то слышали" о нем. Наибольшая часть опрошенных (40%) отреагировала на данное известие негативно, позитивно восприняли его в четыре раза меньше респондентов (11%), и еще примерно треть опрошенных (36%) отнеслась к этому событию безразлично. Как показывает опрос, недовольство расширением альянса в значительной степени вызвано уверенностью респондентов в том, что это привело к повышению военной угрозы для России.

  Все Отношусь к вступлению семи восточно-европейских стран в НАТО
положительно безразлично отрицательно затр. ответить
Вопрос: "Как Вам кажется, в результате вступления семи восточно-европейских стран в НАТО увеличилась или не увеличилась военная угроза для России?"

Увеличилась

51 31 35 81 21

Не увеличилась

24 57 31 13 11

Затр. ответить

24 12 33 6 68


Помимо повышения военной угрозы, участники фокус-групп отмечали некоторые другие обстоятельства, способствующие негативному или, по крайней мере, настороженному отношению к расширению альянса. Это, прежде всего, слабость современной России – особенно в сравнении с прежней "супердержавой", – ее неспособность эффективно влиять на происходящие в мире процессы и, следовательно, тот факт, что с мнением нашей страны не считаются. Решение о вхождении в НАТО новых членов воспринимается болезненно во многом именно потому, что оно принято вопреки позиции России:
  • "Многие о нас уже вытирают ноги... То есть не сам факт приближения – это в нынешних условиях скоростей полета ракеты не имеет особого значения, – а то, что нашего мнения никто не спрашивает, даже если мы чего-то скажем «нет», то никто не обратит внимания" (ДФГ, Москва).


  • "Участница ДФГ: У меня самые такие критичные мысли, на самом деле. Ну, потому что, действительно, нас же никто не спрашивает, не делают то, что как бы...
Модератор: А должны были бы?

Участница ДФГ: Ну, вообще, я имею в виду – мы-то ничего сделать не можем. На самом деле, Россия – она на самом деле не тот Советский Союз, который был. Какие-то страны к нам тогда принадлежали, ну как, присоединены были, а сейчас совсем ничего, мы распались. На самом деле, чего нас бояться-то – я не понимаю, в чем, почему нас бояться? Мы такая на самом деле малодержавная страна стали, нас просто бояться-то не стоит" (ДФГ, Москва).

Другие участники групповых обсуждений полагают, что вступление новых семи членов в НАТО будет иметь для России "материальные" последствия. Так, им кажется, что Россия в результате потеряет немаловажные рынки сбыта своего вооружения:
  • "1-й участник: Даже если раньше страны, окружение покупали наше оружие, потому что не требовалось, так сказать, согласования с НАТО, то теперь они ничего покупать не будут.
Модератор: Почему?

1-й участник: Ну, как, они к стандарту НАТО переходят.

2-й участник: И мало того, требования будут: «Покупайте вот там».

3-я участница: Да, где они скажут.

2-й участник: Где Америка разрешит, прежде всего.

1-й участник: То есть мы потеряем чисто в деньгах. Мы от военно-промышленного <комплекса> получали пять-шесть миллиардов в год" (ДФГ, Москва).
  • "Минус – это то, что НАТО занимается вооружением, и страны, которые ранее покупали вооружение у нас, что шло на пользу экономической мощи России, будут вынуждены покупать вооружение в странах-членах НАТО, и это нам нанесет большой экономический ущерб" (ДФГ, Новосибирск).
При этом участники фокус-групп с пониманием относятся к тому, что многие страны стремятся стать членами НАТО. Часть респондентов исходит из объективных, по их мнению, предпосылок: по их словам, сегодня во всем мире идут процессы интеграции, и "маленькое" неизбежно поглощается "большим". Небольшим странам сложно самостоятельно содержать собственный военно-промышленный комплекс, иметь замкнутую экономическую систему. Иными словами, говорят респонденты, современное развитие мира неизбежно подталкивает страны к объединению:
  • "Мне кажется, что не так вопрос нужно ставить. НАТО – не главное. Сначала речь шла о единой Европе, о вхождении в единую Европу. Входишь ты в НАТО или нет – это роли не играет. Это принцип ртути. Маленькое поглощается большим. У них альтернативы нет" (ДФГ, Самара).
Часть респондентов с пониманием относится к вступлению новых членов в НАТО, поскольку этот шаг, с точки зрения участников опроса, обоснован экономически:
  • "Модератор: Скажите, пожалуйста, с какой же целью бывшие республики СССР и бывшие социалистические страны вступают в НАТО?
1-я участница: Для расширения связей. Для экономического развития своей страны. Потому что это расширяет границы. То есть, все эти сложности ликвидируются.

2-я участница: Я считаю, только для того, чтобы получать кредиты. Не только развиваться, а именно кредиты получать, большие деньги получать.

Модератор: Никита, а Вы как думаете?

3-й участник: Я согласен, что эти страны вступают в большинстве случаев, чтобы иметь сильную опору за своей спиной. И чтобы развитие получать, потому что общий уровень развития должен соответствовать" (ДФГ, Новосибирск).

Другая часть респондентов, с пониманием относящаяся к стремлению этих стран любой ценой стать членами НАТО, считает это отголоском противоречий, существовавших еще в советское время. По их словам, наши соседи – к примеру, бывшие республики СССР – стремятся в Североатлантический альянс, чтобы защититься от российских посягательств. "Прибиться к сильному – спокойнее", – так определяют эту линию поведения участники обсуждений:
  • "НАТО является военно-политическим союзом, и главная и фактически единственная цель мелких стран – участниц НАТО – это безопасность. Потому что всегда жили в страхе, находясь рядом с Россией, с Советским Союзом. Страх этот был абсолютно обоснованный, что показывает захват Прибалтики, например, Россией во время Второй мировой войны. Маленькой стране очень тяжело содержать армию, – армию, которая могла бы справиться с внешним вторжением. Это просто невозможно. А военно-политический союз – это как страхование. Финансово они теряют, и экономически, от вступления в НАТО, потому что нужно платить взносы, нужно проводить перевооружение страны. По деньгам они теряют. Зато они сейчас платят маленькие деньги и при этом на 100% уверены в своей дальнейшей независимости и защищенности" (ДФГ, Новосибирск).


  • "Модератор: А почему они хотели <вступить>, как Вы думаете?
Участник ДФГ: Ну, как, под крыло НАТО, прибиться к сильному – спокойнее.

Модератор: А так беспокойно из-за чего?

Участник ДФГ: Ну, как они будут, эта маленькая Литва там, допустим? С одной стороны Россия, а с другой НАТО – вот они как бы не прибились никуда, а нас они ненавидят с давних пор, поэтому они к НАТО, чтобы типа от нас защититься" (ДФГ, Москва).
  • "Модератор: А почему, по Вашему мнению, эти страны вступили сейчас в НАТО, с какой целью?
Участница ДФГ: Это непредсказуемость нашей страны по соседству с ними" (ДФГ, Новосибирск).

Некоторые же респонденты объясняют стремление наших соседей в НАТО неспособностью России обеспечить им – на правах "старшего товарища" – комфортное существование и, соответственно, удержать их в орбите своих геополитических интересов. В репликах этих участников фокус-групп наиболее отчетливо слышны нотки уязвленного самолюбия, горечи за нынешнюю российскую внешнеполитическую несостоятельность:
  • "Модератор: Скажите мне, пожалуйста, а что все-таки является, с вашей точки зрения, главным стимулом, благодаря которому эти страны вступили сейчас в НАТО?
1-й участник: Да потому что предложить мы ничего не можем. Если раньше Варшавский договор держался на газе, на нефти даже, на бесплатном почти что вооружении там, ну можно было даже рассчитывать, что мы как бы защищаем, поскольку мы предоставляли...

2-й участник: Мы защищали их.

1-й участник: Да. Ну, там эти варианты, как это воспринималось, то ли оккупацией, то ли защитой, но у каждого свое разумение. А сейчас мы ничего дать-то не можем. То есть Америка в любой момент может Грузии отстегнуть там 100 миллионов в год, чтобы она вот так существовала.

Модератор: То есть, у них экономическая заинтересованность, я так понимаю?

1-й участник: Их покупают" (ДФГ, Москва).

Хотелось бы отметить, что отношение респондентов к вступлению в НАТО новых членов, а также их представления о роли этой структуры в современном мире в целом во многом зависят от того, в какой модальности, – условно говоря, "либеральной" или "консервативной", – они склонны воспринимать Североатлантический альянс. Для первой позиции характерно лояльное отношение к движению блока на восток и к пополнению его новыми членами, поскольку НАТО не воспринимается как нечто антагонистичное нашей стране. Для респондентов, придерживающихся этой точки зрения, Североатлантический альянс – это оборонительный союз государств, созданный для защиты интересов его членов. Эту точку зрения чаще других поддерживают относительно молодые опрошенные, свободные от стереотипов советского прошлого.

Другая – большая – часть опрошенных склонна видеть в НАТО врага, стремящегося если не захватить, то подавить Россию. Это убеждение уходит своими корнями в период холодной войны и противостояния Североатлантического альянса и Организации Варшавского Договора. Эти респонденты трактуют политику НАТО исключительно как агрессивную и захватническую, в том числе и по отношению к России.

Отметим, что сегодня респонденты в несколько раз чаще характеризуют НАТО как агрессивный военный блок, чем как оборонительный союз (58% против 17%) (Неудивительно, что чаще других первую точку зрения поддерживают сторонники левых политических взглядов (избиратели КПРФ и "Родины") - те, в ком, вероятно, еще живы пропагандистские штампы времен холодной войны. Второе мнение чаще разделяют молодые респонденты, свободные от этих идео-логических клише.). Любопытно при этом, что по сравнению с данными, полученными во время предыдущего замера (в декабре 2002 года), заметно возросла уверенность респондентов в агрессивности НАТО (на 10 п.п.); соответствующий показатель является максимальным за все время проведения опросов по этой тематике. Вероятно, не последнюю роль в такой смене представлений о Североатлантическом альянсе сыграли и сами "наступательные" действия, предпринимавшиеся в последние годы не только НАТО как субъектом международных отношений, но и США – страной, доминирующей в этом блоке: военные операции в Афганистане и Ираке, угрозы в адрес тех или иных политических режимов, перманентное территориальное расширение альянса на восток:

Вопрос: "Как Вы считаете, НАТО – это агрессивный или оборонительный военный блок?"

  Февраль 1997 Сентябрь 2001 Май 2002 Декабрь 2002 Апрель 2004

Агрессивный

38 50 54 48 58

Оборонительный

24 26 24 26 17

Затр. ответить

38 24 22 26 26


Распространенность мнения о преимущественно агрессивном характере деятельности НАТО подтверждается и ответами респондентов на открытый вопрос о том, какие цели преследует этот блок сегодня. Так, 20% респондентов (что составляет почти половину от всех ответивших) говорили о захватнических и экспансионистских устремлениях НАТО, о его желании быть "всеобщим жандармом":
  • "Воинский захват разных стран"; "забрать территорию других стран"; "овладеть большими территориями"; "взять под свое влияние ряд территорий Европы и других континентов"; "расширение блока"; "расширение границ на восток" (открытый вопрос).


  • "Глобальное доминирование в мире"; "диктовать в перспективе свои условия всем"; "их борьба за власть, господство во всем мире"; "НАТО хочет завоевать весь мир" (открытый вопрос).
О том, что многие опрошенные продолжают мыслить стереотипами эпохи холодной войны, говорит и то обстоятельство, что 51% респондентов высказываются в защиту тезиса о том, что НАТО сегодня представляет угрозу для безопасности России (Добавим, что примерно третья часть ответивших на приведенный выше открытый вопрос (17% всего по выборке) говорит об агрессивности альянса по отношению к нашей стране. По словам этих респондентов НАТО стремится ослабить Россию ("ослабить окончательно Россию"; "создать нам диктующие усло-вия, навязывают нам свою политику"), территориально блокировать ее ("взять нас в клещи"; "зажать Россию в кольцо, окружить") и даже более того - захватить и уничтожить ("оккупировать Россию"; "по-бедить Россию"; "уничтожить нас, сделать рабами")). Противоположной точки зрения придерживается в два раза меньшее число опрошенных (26%).

Любопытно, что во время предыдущего опроса по этой теме, в мае 2002 года, было выявлено несколько большее (на 5 п.п.) количество людей, разделяющих "либеральные" представления о сущности НАТО и, соответственно, не видящих угрозы для нашей страны со стороны этого блока. Впрочем, как показывают данные, эта небольшая часть опрошенных не примкнула и к противоположному лагерю (считающему НАТО безусловно опасным для России) и "затаилась" в группе "затруднившихся ответить".

Вопрос
: "Одни считают, что НАТО представляет угрозу для безопасности России. По мнению других, НАТО не угрожает безопасности России. С каким мнением – первым или вторым – Вы согласны?"

  Май 2002 Апрель 2004

С первым

52 51

Со вторым

31 26

Затр. ответить

17 23


За последние годы сократилась и доля уверенных в том, что цели НАТО и нашей страны скорее совпадают, чем расходятся – с 25% до 17%. Противоположной точки зрения – как и во время предыдущего опроса – придерживается почти половина респондентов (47%):

Вопрос
: "Одни считают, что сегодня интересы России и НАТО чаще совпадают, чем расходятся. Другие считают, что сегодня интересы России и НАТО чаще расходятся, чем совпадают. Какая точка зрения Вам ближе – первая или вторая?"

  Май 2002 Апрель 2004

Первая

25 17

Вторая

48 47

Затр. ответить

27 35


Однако, несмотря на столь широко распространенные негативные представления о роли НАТО в современном мире и его взаимоотношениях с Россией, более половины опрошенных (51%) высказываются за укрепление сотрудничества между этими сторонами (22% считают, что этого делать не следует). Впрочем, вполне возможно, что эта идея поддерживается респондентами не "несмотря" на представления об экспансионизме НАТО, а, напротив, благодаря им – ведь с сильным соседом лучше иметь "худой мир, чем добрую ссору". О верности этого предположения говорят и следующие цифры: даже среди тех, кто считает НАТО представляющим угрозу для безопасности нашей страны, почти половина (49%) высказываются в пользу укрепления двустороннего сотрудничества.

  Все НАТО угрозу для безопасности России...
представляет не представляет затр. ответить
Вопрос: "Сегодня России следует или не следует укреплять свое сотрудничество с НАТО?"

Следует

51 49 71 31

Не следует

22 32 15 9

Затр. ответить

27 18 14 60


Впрочем, отмеченную выше "растерянность" некоторой части респондентов (возможно, связанную со вступлением в НАТО ближайших российских соседей) можно отметить и в данном случае. Так, сегодня, по сравнению с данными, полученными в декабре 2002 года, о необходимости укрепления сотрудничества между нашей страной и Североатлантическим альянсом говорят на 5 п.п. меньше респондентов. При этом, однако, они не поменяли свою точку зрения на противоположную, а просто затруднились определить свое отношение к этой проблеме:

Вопрос
: "Как Вы считаете, сегодня России следует или не следует укреплять свое сотрудничество с НАТО?"

  Сентябрь 2001 Май 2002 Декабрь 2002 Апрель 2004

Следует

58 62 56 51

Не следует

18 20 23 22

Затр. ответить

24 17 22 27


Сегодня, по мнению 38% опрошенных, Россия и НАТО сотрудничают, по мнению 27%, – не сотрудничают. При этом, с точки зрения 16% респондентов, за последние годы это сотрудничество укрепилось, с точки зрения 14%, – осталось на прежнем уровне, а 2% опрошенных уверены, что за последнее время сотрудничество между Россией и НАТО ослабло.

В русле столь явной поддержки идеи сотрудничества между Россией и Североатлантическим альянсом весьма неожиданной оказалась реакция респондентов на вполне реальную перспективу этого сотрудничества. Так, заявление министра обороны С. Иванова о том, что в скором времени в целях совместной борьбы с терроризмом Россия и страны НАТО смогут размещать армейские подразделения и военную технику на территориях друг друга, позитивно восприняли всего чуть более четверти опрошенных (27%), в то время как почти половина (48%) отнеслась к этому заявлению негативно. Даже среди тех, кто выступает за необходимость укрепления сотрудничества, немалая часть (45%) восприняла инициативу С. Иванова в штыки:

  Все Сегодня России укреплять свое сотрудничество с НАТО...
следует не следует затр. ответить
Вопрос: "Как Вы относитесь к новой форме сотрудничества России с НАТО – положительно или отрицательно?" (Полностью вопрос звучит следующим образом: "Недавно было объявлено о новой форме сотрудниче-ства России с НАТО для совместной борьбы с терроризмом: Россия разместит свои воинские подраз-деления на территории стран НАТО, а НАТО разместит свои - на территории России. Как Вы отно-ситесь к новой форме сотрудничества России с НАТО - положительно или отрицательно?")

Положительно

27 39 11 18

Отрицательно

48 45 78 31

Затр. ответить

24 16 11 51


Иными словами, респонденты признают необходимость сотрудничества между Россией и НАТО скорее декларативно, опасаясь далеко идущих шагов по этому пути.

Участники фокус-групп попытались объяснить, почему они не одобряют инициативу министра обороны. Многие респонденты не желают видеть военных НАТО на российской территории просто потому, что в лице этой организации видят врага, стремящегося "захватить" Россию. Поэтому на предложение добровольно пустить их на нашу территорию респонденты отвечают категорическим отказом:
  • "Модератор: А вот они говорили о том, что первым шагом будет совместное патрулирование кораблями Черноморского флота России и кораблями НАТО Черного моря.
Участник ДФГ: Ну, так до сих пор кораблей НАТО там, слава богу, не было, а у нас там всего четыре корабля, ну и что? И теперь мы впустим НАТО уже и в Черное море, а нас там прихлопнуть за один раз можно" (ДФГ, Москва).
  • "Модератор: Как же Вы относитесь к возможному присутствию на территории России войск НАТО?
1-я участница: Он, видимо, говорил по-английски, то есть Иванов, а потом его так некорректно на русский перевели.

Модератор: Я спрашиваю: каково Ваше отношение к возможному присутствию на территории России войск НАТО?

2-й участник: Нельзя этого допустить. Это будут шпионы.

1-я участница: Совершенно верно" (ДФГ, Новосибирск).

С точки зрения другой части респондентов, извлечь выгоду из такого сотрудничества сможет лишь одна сторона – НАТО, ввиду того, что наша страна гораздо слабее – и технически, и экономически:
  • "Модератор: Скажите, пожалуйста, кто-нибудь слышал эти слова Иванова? Какое впечатление от этого?
1-й участник: Я чего-то не очень себе представляю. Мне кажется, это будет та же формальность, как помните, наши продвинулись в Югославии и заняли какой-то аэродром, невзирая...

2-й участник: Ну, в Косово.

1-й участник: В Косово, да, да. И, вроде, такой шум. Ну и что? И сами себя обороняли там.

3-й участник: Как идиоты сидели в аэродроме.

1-й участник: Пока не попросили нас, уже просто делать там было нечего. Вот так формально мы можем там располагаться, и действительно, формально мы там будем. А здесь будет, извините меня, у них-то сил побольше и денег побольше, они развернут свои стратегические аэродромы какие-нибудь. Будет база на нашей территории, за деньги" (ДФГ, Москва).

Сегодня 42% опрошенных считают в принципе возможным вступление России в НАТО, по мнению же 31% – это исключено "по определению". При этом вступление нашей страны в Североатлантический альянс представляется желательным для четверти респондентов (25%), нежелательным – для в два раза большего числа (48%). Отметим, что с течением времени число сторонников интеграции постепенно сокращается, в то время как число ее противников, напротив, возрастает:

Вопрос
: "Сегодня нередко обсуждается вопрос о возможности вступления России в НАТО. Какая из перечисленных точек зрения по этому вопросу Вам ближе?"

  Сентябрь 2001 Май 2002 Декабрь 2002 Апрель 2004

Вступление желательно и возможно

24 21 25 17

Вступление желательно, но невозможно

10 13 10 8

Вступление нежелательно, но возможно

22 26 23 25

Вступление нежелательно и невозможно

17 20 18 23

Затр. ответить

28 20 25 28


Мнение о принципиальной невозможности вступления России в НАТО обосновывается, прежде всего, тем, что этот шаг сделал бы бессмысленным само существование Североатлантического альянса:
  • "Само вступление России в НАТО приводит его создание к бессмыслице. Это пытался сделать еще, по-моему, Хрущев или Сталин в свое время. И после того, как было предложение о вступлении СССР в этот блок, естественно, был получен отказ. Вот только после этого уже был создан противоположный Варшавский договор. Потом это пытался сделать Ельцин в свое время, по-моему, в начале или в середине 90-х тоже, на что он получил отказ. В общем-то, вступление России в НАТО приведет этот Атлантический блок к бессмыслице, он будет не нужен" (ДФГ, Москва).
Нетрудно заметить, что этот подход основан на "консервативном" взгляде, согласно которому НАТО, созданное для противостояния Советскому Союзу, остается прежде всего геополитическим противовесом России и изменить свою природу не может в принципе.

В обоснование негативного отношения к вступлению России в НАТО чаще всего приводится довод о том, что, поскольку сегодня наша страна объективно слабее НАТО, она, вступив в этот блок, неминуемо окажется на вторых ролях. А этого респонденты допускать не хотят:
  • "Сейчас очень популярна двойная бухгалтерия в конторах в разных и, по-моему, будет формально так же, как мы в Восьмерку вошли, помните? Так сказать, экономический какой-то якобы союз. Ну, приезжали они в Давос, совещались чего-то, вроде бы гордые такие, а в любой момент, так сказать, можно нас выкинуть и забыть, как сейчас. И также и НАТО: то есть формально для нашего же успокоения и там не дай бог, чтобы мы волновались. А так – в НАТО: как хорошо! А будет двойная бухгалтерия – никогда нас числить не будут своими, так сказать, союзниками или там кем" (ДФГ, Москва).


  • "К вступлению в НАТО мое отношение негативное, потому что Россия – это большая, великая страна, которая имеет право проводить самостоятельную политику. Нам не требуется... Как говорится, соседи за стенкой нам не указ" (ДФГ, Новосибирск).
Таким образом, в российском обществе наблюдается недовольство расширением НАТО на восток, и, хотя респонденты демонстрируют понимание мотивов тех стран, которые вступают в альянс, в массовом сознании не только сохраняется, но и заметно укрепляется представление о враждебном характере НАТО, о его антироссийской направленности. Несмотря на значительно возросший в последние несколько лет объем сотрудничества между альянсом и Россией – что не осталось без внимания немалой части респондентов, относящихся к этому одобрительно, – допустить военное присутствие блока на территории своей страны респонденты пока не готовы, равно как не готовы они и к тому, чтобы Россия стала частью этой военно-политической машины. Впрочем, респонденты уверены, что в НАТО Россию вовсе не ждут с распростертыми объятиями. Как сказал один из участников новосибирской фокус-группы: "Согласие есть продукт полного непротивления сторон, как написано у Ильфа и Петрова. А тут, если стороны обе не заинтересованы, тогда и невозможен продукт".



База данных ФОМ > Международные отношения > Отношения с Западом > Россия – НАТО: кольцо друзей сжимается