www.fom.ru · поиск · · расширенный поиск ·      








11.10.2001, Опрос населения

Россия и НАТО




 


В конце сентября был проведен опрос, в ходе которого выяснялось отношение россиян к НАТО. Полученные результаты, на первый взгляд, свидетельствуют о том, что в массовом сознании наблюдается некоторая путаница по вопросу о Североатлантическом альянсе. Обратимся к материалам опроса.

Как считает ровно половина респондентов (50%), НАТО – это агрессивный военный блок (доля тех, кто рассматривает НАТО в качестве оборонительного военного союза, вдвое меньше – 26%). Далее, 57% участников опроса полагают, что расширение НАТО на Восток представляет реальную угрозу для безопасности России (противоположного мнения придерживаются всего 19% опрошенных). Добавим, что по сравнению с опросом на ту же тему, проведенным в феврале 1997 г., доля негативных суждений о НАТО существенно возросла: по первому из двух названных вопросов – на 12 п.п., по второму – на 10 п.п. (По все видимости, это можно связать, в частности, с оценочным 'эхо' не столь давних бомбардировок Югославии, которое все еще не выветрилось из памяти россиян.)

Кажется, все ясно: для большинства россиян НАТО – агрессивный блок, чье расширение угрожает интересам нашей страны. Но распределение ответов на следующий вопрос анкеты: 'Как Вы считаете, сегодня России следует или не следует укреплять свое сотрудничество с НАТО?' – не вписывается в те массовые представления, которые вырисовываются из ответов на предыдущие вопросы. Оказывается, по мнению 58% россиян, укреплять сотрудничество с НАТО следует (иной точки зрения придерживаются лишь 18% опрошенных). Более того, 34% участников опроса солидарны с предложенной им точкой зрения о желательности вступления России в НАТО (нежелательным сочли бы это 39% опрошенных).

Добавим, что еще более контрастная картина наблюдается в суждениях региональных экспертов, которым были предложены вопросы на ту же тему. Они также в большинстве своем трактуют НАТО как агрессивный блок, чье расширение на Восток опасно для России. И вместе с тем – девять из каждых десяти экспертов считают, что сотрудничество с НАТО следует укреплять, а примерно половине из всех опрошенных представителей региональных элит представляется желательным вступление России в альянс.

Казалось бы, в общественном мнении налицо противоречие: готовность укреплять сотрудничество с агрессивным блоком, представляющим реальную угрозу для России. Разобраться в нем нам помогут материалы групповых дискуссий и ответы представителей региональных элит на открытые вопросы, посвященные проблеме отношений России и НАТО.

Чтобы уяснить суть дела, надо прежде всего понять, как представляют себе наши респонденты стратегические цели НАТО. Участниками ДФГ и экспертами были заявлены три принципиальных подхода в этом вопросе.

Первый подход – его можно обозначить как 'исторический' – наиболее стереотипен и исходит из того, что НАТО – наследие холодной войны. Это военный союз развитых западных стран, который был создан для предотвращения 'красной угрозы', исходившей от СССР. НАТО характеризуется следующим образом:
  • 'Блок стран, объединившихся раньше в военный союз против СССР' (ДФГ, Санкт-Петербург).


  • 'Блок, созданный для предотвращения проникновения красной угрозы на Запад' (ДФГ, Санкт-Петербург).


  • 'Союз государств во главе с Америкой, созданный для противостояния с СССР, а сейчас с Россией' (ДФГ, Санкт-Петербург).


  • 'Военный блок, который был образован в противовес Варшавскому договору' (ДФГ, Воронеж).


  • 'У НАТО осталась антироссийская направленность, ничего не изменилось со времен холодной войны. Может быть, если раньше была откровенная агрессия против СССР, то сейчас они прикрыты веточкой мира, а на самом деле, может, сейчас идет стратегическая разработка уничтожения вообще России, расчленения ее на несколько государств' (эксперт, Краснодар).
Второй подход в определении целей НАТО обозначим его как 'цивилизационный' исходит из посыла, что альянс создавался и существует для защиты западной цивилизации, либерально-западных ценностей.
  • 'НАТО – военный союз западных стран' (ДФГ, Санкт-Петербург).


  • Альянс западноевропейских стран, напиравший на достижение «европейского порядка»' (ДФГ, Санкт-Петербург).


  • 'Ну, наверное, это приверженность одним и тем же ценностям, западным либеральным – это первое. И второе – это задача защиты от некоего условного общего врага' (эксперт, Рязань).


  • 'Давайте здесь напишем: приверженность одним и тем же ценностям. Да. Мы тоже пытаемся в какой-то мере быть европейским государством, правда, все эти попытки достаточно слабы' (эксперт, Ханты-Мансийский АО).
  • 'Я думаю, что НАТО объединяет приверженность одним и тем же ценностям... Если нет единства по ценностям, то вряд ли возможны такие действия' (эксперт, Казань).
Третий подход, который может быть условно назван 'оборонительным', заключается в том, что НАТО – это военный союз, защищающий разнообразные интересы входящих в него стран, обеспечивающий для своих членов коллективную безопасность от любой угрозы извне. Этот подход в значительной мере объединяет два предыдущих.
  • 'Эти цели – оборонительный союз, союз коллективной безопасности, защиты взаимных интересов. Если брать историю НАТО, какие-то иные цели этот Атлантический союз не преследовал. Что бы там ни говорили...' (эксперт, Кемерово).


  • 'Если по их официальной версии, то это стратегическое партнерство для защиты от всякого внешнего врага... Может быть, это связано с угрозой Китая или арабского мира. То есть то, о чем говорили, когда собирались создавать систему ПРО. То есть да, действительно, Китай не очень любит Америку, не очень любит Англию и Францию. Если у них есть общая сила, которая их не любит, им лучше быть вместе, на мой взгляд. Тут не обязательно, что после холодной войны они все еще подспудно ненавидят Россию и хотят сделать ей козу' (эксперт, Ставрополь).
Естественно, что то или иное представление о целях НАТО существенно влияет на отношение россиян к сближению и сотрудничеству с альянсом. Большую роль здесь играют фобические мотивы. Приведем характерные диалоги, имевшие место в ходе групповых дискуссий:
  • 'Модератор: Как вы думаете, что сейчас НАТО для нашей страны?
Ольга: Враг... Всегда надо руководствоваться тем, что Америка наш злейший враг' (ДФГ, Санкт-Петербург).
  • 'Модератор: Как вы считаете, надо ли России сближаться с НАТО?
Мария: Нет.

Модератор: Почему?

Мария: Я даже не знаю, но нет' (ДФГ, Воронеж).

Но старые страхи сталкиваются с тревогами, продиктованными новой, стремительно меняющейся геополитической ситуацией. И эти тревоги толкают к осознанию того обстоятельства, что сегодня в мире есть мощные силы, представляющие угрозу как для России, так и для стран НАТО, – а следовательно, у России и Североатлантического альянса возникает расширяющаяся область общих интересов.
  • 'Если говорить объективно, то в сегодняшнем контексте мировой политики, уже давно, лет 10-15, интересы России и НАТО принципиально не расходятся, а долгосрочные интересы у нас совпадают. Мы одинаково, как и НАТО, озабочены проблемами своей безопасности. Угрозы этой безопасности в Европе и в России исходят из одного места – если брать широко, то с юга. Это не только военная угроза. Это угроза враждебного культурного проникновения. Не секрет, что мусульмане впитывают наши культурные ценности. Это наркотики – они идут с юга, и не в Финляндии их выращивают. Очень много этих угроз. Они идут именно отсюда, и в этом общность наших интересов' (эксперт, Кемерово).


  • 'В 2010 году Китай будет непобедим в любом локальном конфликте на его границе. В 2030 году Китай будет вести победоносные войны в любой точке земного шара. Это выкладки военных аналитиков. Мы постепенно возвращаемся к той же биполярной структуре: с одной стороны, европейская цивилизация, с другой стороны, азиатская цивилизация. Нам в этом случае выпадет почетная роль буфера' (ДФГ, Санкт-Петербург).
В этих новых обстоятельствах, как следует из высказываний респондентов, Россия должна определиться как можно скорее – где и с кем она. И прежде всего это самоопределение по оси 'Запад – Восток', резко актуализировавшееся после событий 11 сентября в США.
  • 'Слишком далеко все зашло. Еще пару лет, может быть, проколупаемся, а потом придется принимать решение – либо мы на Восток, либо нет. Если на Восток, то там нас раздерут на части. Смотрите, какая у нас сейчас пятая колонна, сколько восточных людей здесь. И это уже все, неизбежно, у них очень сильные позиции, а они все текут и текут сюда... Они энергичные, здоровые, многодетные, и ссориться с ними страшно, а с другой стороны, все равно придется принимать решение. Но ближе нам христианство, а не все эти страны' (ДФГ, Санкт-Петербург).
Участница петербургской дискуссионной группы формулирует концепцию 'двух зол', из которых, как известно, следует выбирать меньшее:
  • 'Ростислав: Не придется ли нам потом, когда мы предоставим свою территорию НАТО <имеется в виду территория среднеазиатских республик в составе бывшего СССР>, выгонять их оттуда?
Светлана: А что, лучше выгонять талибов? Мне кажется, что лучше выгонять американцев, если все равно кого-то выгонять придется... Либо мы подчиняемся восточному миру, либо... но другой альтернативы не будет. Придется объединяться с кем-то, это неизбежно' (ДФГ, Санкт-Петербург).

Отсюда особую остроту приобретает вопрос о цивилизационном позиционировании России – и об этом говорят респонденты.

Для одних цивилизационная доминанта России заключается в том, что это западное государство, придерживающееся западных ценностей и стандартов:
  • 'Если мы хотим иметь демократические ценности и жить в цивилизованном обществе, мы должны ближе держаться к цивилизованным странам. Это способствовало бы дальнейшему развитию демократии в России, потому что на Западе есть определенные стандарты, и вступление в этот союз помогло бы перенять эти стандарты. Я думаю, что для становления гражданского общества России это было бы очень полезно' (эксперт, Казань).
Представления, согласно которым Россия разделяет (или, во всяком случае, должна разделять) либеральные ценности, сплачивающие западные страны, позволяют вести речь о возможности блокироваться с Западом и в военно-стратегическом отношении. Если Россия осуществляет переход к этим ценностям, то ей самая дорога в НАТО.

Другие респонденты с большей или меньшей определенностью выражают мысль о евразийской идентичности России, в конечном счете закрывающей ей дорогу в Североатлантический альянс по нескольким причинам.

Первое и ближайшее – Россия не может стать членом НАТО из-за сложившихся стереотипов общественного мнения и у нас, и на Западе:
  • 'Я полагаю, что в отдаленном будущем реально, но в ближайшем обозримом – нет, в силу сложившихся стереотипов мышления россиян и членов НАТО. Пока мы остаемся чужими друг для друга' (эксперт, Рязань).
Но существеннее иное: Россия и Запад внутренне чужеродны друг другу, и потому интеграция их структур – в том числе военно-стратегических – не имеет серьезной исторической перспективы.
  • 'Понимаете, если судить глобально – это разлом цивилизации. Это наше, восточноевропейское, и западноевропейское. Такого сближения никогда не происходило России и Запада, Европы. Так и исторический опыт показывает. И я не верю в то, что произойдет интеграция сейчас в 21-ом веке' (эксперт, Тула).
И третье обстоятельство, делающее вступление нашей страны в НАТО нежелательным или даже неприемлемым: в этом случае Россия потеряла бы своих реальных и потенциальных стратегических партнеров среди стран восточного мира, с которыми у нас традиционно были хорошие отношения. И не только потеряла бы, но и – в отличие от США после завершения начатой ими антитеррористической операции – оказалась бы в опасной близости с 'новыми' врагами и проблемами.
  • 'Мне кажется, нам надо сотрудничать на равных и сохранять в этом плане свою независимость, поскольку все-таки у нас на том же Ближнем Востоке достаточно много, так скажем, и экономических, и политических союзников. Можно к ним по-разному относиться, но тем не менее. Я не думаю, что та же Азия и тот же Китай будут приветствовать наше вступление в НАТО, а терять таких партнеров России невыгодно' (эксперт, Киров).
  • 'Вот война началась, мы поддерживаем Америку. У нас свой еще Китай рядом, страна такая огромная. Потом еще и от Китая достанется...' (ДФГ, Воронеж).
Согласно этой логике, если Россия позиционирует свою специфичность, особость по отношению к Западу, то она должна в военно-стратегическом плане соблюдать осторожность, сохраняя баланс между разными центрами силы на международной арене (США, Западная Европа, Китай, мусульманский мир).

Однако независимо от того, как респонденты определяют место России в цивилизационной системе координат, их ценностные представления в этой сфере сталкиваются с прагматическими. Последние же подталкивают к тому, чтобы в вопросе о целесообразности сближения России с НАТО исходить из реальной расстановки сил в мире.

Именно прагматическими соображениями продиктована, в частности, та точка зрения, что России следует осуществлять конструктивное сотрудничество с НАТО, но только в рамках сложившейся сегодня конкретной ситуации, когда США с союзниками проводят широкомасштабную антитеррористическую операцию.
  • 'Я думаю, что в перспективе наши интересы расходятся, потому что геополитические интересы России и НАТО не полностью совпадают, и экономические интересы тоже. Поэтому я думаю, что в перспективе, после всяких мер, направленных против террористов, наша дружба закончится на время' (эксперт, Казань).


  • 'Только по этому вопросу борьбы с терроризмом можно соединиться и помочь. А в принципе, они не нужны' (ДФГ, Воронеж).
Имеется ли обоюдная заинтересованность в сближении России и НАТО? Многие участники опроса (эксперты и участники групповых дискуссий) полагают, что существуют резоны для сотрудничества как с той, так и с другой стороны.

Иногда, правда, высказывается мысль, что для России такое сотрудничество является вынужденным – это сотрудничество 'с позиции слабости'.
  • 'Мы просто вынуждены будем с ними сотрудничать, вести партнерские отношения. Куда деться?' (ДФГ, Санкт-Петербург).


  • 'История показывает, что больше заинтересован тот, кто слабее. Мы слабее, и мы больше заинтересованы. Я не думаю, что НАТО в нас заинтересовано, они самодостаточная структура в военно-политическом, экономическом, политическом, культурном плане' (эксперт, Кемерово).
Но наряду с этим высказывается мнение, что НАТО сейчас заинтересовано в сотрудничестве с Россией больше, чем мы.
  • 'Я думаю, что НАТО больше заинтересовано в этом' (эксперт, Калуга).
  • 'Во-первых, она (Россия) набирает силы. Во-вторых, она много значит на том перекрестке, на котором оказался Запад в столкновении с Востоком' (эксперт, Брянск).
  • 'Вы знаете, если до событий сентября мне казалось, что больше заинтересована Россия, то сейчас возникают сомнения. Возможно, что переменится, возможно, что НАТО будет более заинтересовано в сотрудничестве с нашей страной. Хотя бы потому, что у нас большой опыт в борьбе с терроризмом, наш опыт в Афганистане, т.е. им без этого опыта не обойтись, страна огромная, потенциал большой' (эксперт, Киров).
Все это, на наш взгляд, в достаточной мере объясняет, почему в массовых представлениях россиян так причудливо сочетаются негативное отношение к НАТО и идея сближения с альянсом, которая перестает сегодня быть маргинальной. В общественном мнении обнаруживается два 'пересекающихся' дискурса – ценностный, возникающий как рефлексия о цивилизационной идентичности России в меняющемся мире, и прагматический, калькулирующий национальные интересы страны. Столкновение аксиологии и прагматики оказывается существенной предпосылкой противоречивости сегодняшнего общественного мнения по вопросу об отношениях между Россией и НАТО и о перспективах этих отношений.





База данных ФОМ > Международные отношения > ПРО-СНВ2 > Россия и НАТО