www.fom.ru · поиск · · расширенный поиск ·      








08.04.2004, Климова С.

Работающие бедные в России – парадоксальная закономерность?



Проблему бедных в России некоторые специалисты называют "парадоксальной" – потому что немалую часть малоимущих у нас составляют люди работающие. И не просто работающие, но занятые квалифицированным трудом: учителя, врачи, квалифицированные промышленные рабочие и другие. Эти люди состоят в штате организации или предприятия, имеют полную ставку, – но труд их оплачивается так плохо, что денег не хватает на обеспечение сколько-нибудь пристойного существования. При этом найти другую работу им по разным причинам не удается.

Проинтервьюированные представители региональных элит и участники фокус-групп рассуждали о том, как эти люди пытаются выжить в современных условиях и каких шагов ждут от властей. Рассуждения о путях разрешения проблемы "работающих бедных" касаются трех субъектов: государства, предпринимателей и самих работников.

Экспертов просили примерно определить, какую долю работающего населения в их регионе можно назвать бедными. Показатели варьируются от 10 до 90%. Это субъективные оценки, на которые влияют и представления о критериях бедности, и действительные различия в материальном положении людей в разных регионах. В целом же большинство участников экспертного опроса говорят, что работающих бедняков там, где они живут, – около трети. В числе самых обездоленных упоминаются работники оборонных предприятий, культуры, средний и младший обслуживающий персонал, учителя, работники сельского хозяйства, наемные работники малых предприятий (частных магазинов или мастерских).
  • "Работающие бедные – чаще всего в сфере мелкого предпринимательства. Потому что там меньше всего защищен человек профсоюзами – вернее, их вообще нет – и там все зависит от порядочности хозяина. Оборонку я еще не назвал – это вторая отрасль, кроме мелкого предпринимательства, где много нищих работников. С одной стороны, они нищие, а с другой стороны, совершенно бесправные по разным причинам" (эксперт, Тамбов).
  • "Бессовестно так низко оплачивать труд учителей, врачей, педагогов, воспитателей, тех, кто работает в спортивных школах, и так далее. Люди работают на сплошном энтузиазме, и у них тоже проблемы. Хотя они стесняются относить себя к категории бедных, но они где-то на грани" (эксперт, Кемерово).


  • "У нас есть в городе Сокол целлюлозно-бумажный комбинат, там работает больше двух тысяч человек – сейчас половина коллектива может оказаться на улице. И люди получили январскую зарплату – по 300 рублей" (эксперт, Вологда).
Практически все эксперты согласны с тем, что проблема работающих бедных – одна из самых актуальных в нашей стране. Рядовые граждане тоже считают ненормальной ситуацию, когда работающий человек не может содержать себя и семью. В качестве образца приводится жизнь на Западе, где на любой работе можно получать достаточно, чтобы не чувствовать себя ущемленным. На фоне таких примеров положение квалифицированных работников в нашей стране кажется особенно нетерпимым.
  • "1-й участник: Если взять развитое капиталистическое государство, то там даже уборщица небедно живет.
2-й участник: Там любой труд оплачивается достойно.

1-й участник: То есть небедно живут. Это зависит от организации государства.

2-й участник: Я вот знаю, в Германии молодые парни в 10 часов вечера собирают мусор в мусорные пакеты – они получают 2000 долларов.

1-й участник: Моя профессия – врач. Врачом я не работаю, потому что ничего не зарабатываю. Чтобы прокормить семью, я занимаюсь торговлей.

2-й участник: Я многих знаю врачей, которые бросили эту профессию..." (ДФГ, Самара).

Депрофессионализация, отказ от квалифицированного труда в пользу неквалифицированного – одна из стратегий выживания работающих бедных, отмеченная как экспертами, так и участниками фокус-групп.
  • "Участник ДФГ: Немножко нужно поломать свой характер все-таки. У меня вот приятельница рискнула – пошла нянькой. У нее высшее образование...
Модератор: И как?

Участник ДФГ: Прекрасно!" (ДФГ, Москва).

Реплика относительно необходимости "поломать свой характер" заставляет предполагать, что в ситуации выбора между верностью профессии, любимому делу и необходимостью изменить жизнь ради материального благополучия семьи присутствует рефлексия относительно статуса разных профессиональных занятий, а также имеет место ценностный конфликт, когда приходится делать выбор. В данном случае одобряется решение человека отказаться от профессии. Но это решение вынужденное, связанное с отказом от привычной социальной среды, профессии, и соответственно – от возможных карьерных перспектив, с необходимостью осваивать новые, не всегда отвечающие представлениям о должном правила поведения. Поэтому те, кто не хочет идти на подобный шаг ради материальной выгоды, тоже не осуждаются.
  • "1-й участник: Или другой работы нет, или возраст не позволяет, или инертность. Опять же – общительность. Многие привыкли на одном месте работать. Это как черта характера.
2-й участник: Нет, он может быть трудолюбивым, привязан к своей профессии, любить ее просто, поэтому будет за гроши работать" (ДФГ, Москва).

Массовый отказ от квалифицированного труда может решать проблемы отдельных семей в краткосрочной перспективе, но для общества в целом в долгосрочной перспективе он опасен, поскольку приводит к тому, что экономика страны становится неконкурентоспособной. Участники фокус-групп, размышляя о таком способе решения проблемы бедности, это понимают.
  • "1-й участник: Причина бедности – в том, что они не могут уйти с работы, они к ней прицепились... Можно найти другую работу.
2-й участник: А кто будет воспитывать детей? Ведь обществу тогда конец" (ДФГ, Самара).

Еще одна из наиболее часто упоминаемых стратегий увеличения доходов для трудоспособных граждан – переход к натуральному хозяйству.
  • "У нас снега навалило нынче – все ждут паводка и понимают, что урожая не будет, заранее плачут. Потому что если без урожая Ангарск останется, все, труба... Вот тогда к осени мы точно заверещим" (эксперт, Ангарск).


  • "Граждане на подножный корм переходят. Живут на то, что в садах и огородах выращивают. То есть они работают, но, конечно, кто может" (эксперт, Ижевск).


  • "Мы в такой ситуации, что и за квартиру не заплатим. Купили в деревне дом с участком – и вот вкалываем там шесть месяцев, и потом привозим и реализуем это. Но я себя считаю бедной, потому что это каторга. Обработать 20 соток в нашем возрасте – столько болячек и у него, и у меня... Но мы вынуждены это делать" (ДФГ, Самара).
Новосибирские социологи отмечают, что такую стратегию выбрали около одной пятой наемных работников. Еще одна наиболее распространенная стратегия – поиск дополнительного заработка. Работают на двух, трех работах тоже около 20% занятого населения (Гвоздева Г.П., Гвоздева Е.С. Оплачиваемый и неоплачиваемый труд: соотношение и роль в воспроиз-водстве человеческого потенциала // Россия, которую мы обретаем. Новосибирск: Наука, 2003. С. 618.. О таком способе выжить как об обычной практике говорят и участники наших фокус-групп.
  • "1-й участник: Хватаем всю работу. Если есть работа, работаем и до трех часов ночи. В восемь выходишь – и до трех часов ночи.
2-й участник: Берем тоже подработку всякую, временные заработки...

3-й участник: Я согласен, да. Подработка, калымчик какой-нибудь. Воровство не получается – совесть не позволяет.

4-й участник: Работать, вкалывать на нескольких работах надо. Сейчас многие так живут – а все равно бедные. Особенно в семьях, где есть дети, а работает одна мать" (ДФГ, Новосибирск).

Многие экономят на питании, на одежде и обуви, тратят меньше денег на отпуск, а то и вовсе не используют его. Стратегию экономии, по данным новосибирских социологов, выбирают примерно половина опрошенных ими работников.

Эту же тенденцию подтверждают и наши эксперты.
  • "Работающий человек сегодня себя прокормит – но каким способом? Лишением отпуска, невозможностью поддержать здоровье. Я думаю, процентов 20 работающих испытывают проблемы со здоровьем" (эксперт, Владимир).
Все перечисленные стратегии ориентированы на сохранение или лишь минимальное улучшение материального положения. При этом социально-профессиональный статус зачастую снижается. Означает ли это невостребованность квалифицированного труда в сегодняшней российской экономике? Очевидно, нет: низкая оплата труда профессионалов часто сосуществует с острейшим дефицитом работников этой же сферы, являясь, собственно, причиной такого дефицита. Это противоречие специалисты связывают с особенностями рынка труда в переходных экономиках (в частности, различна скорость реструктурирования в разных отраслях и регионах) (Гимпельсон В.Е. Рынок труда в России и ряде других стран с переходной экономикой // Россия: Транс-формирующееся общество. М.: ИС РАН, 2001. С. 464.). Если рассматривать эту проблему с точки зрения выбора индивидуальной стратегии на рынке труда, возникает вопрос: ведет ли большая выгодность неквалифицированного труда к массовому отказу от получения образования? Исследования специалистов и наблюдаемый рост конкурса в вузы свидетельствуют о том, что это не так (Мансуров В.А., Семенова Л.А. Тенденции в развитии профессиональных групп интеллигенции // Россия: Трансформирующееся общество. М.: ИС РАН, 2001. С. 300.). Отказ от квалифицированного труда в пользу неквалифицированного ради выживания – стратегия кратковременная, ориентированная на решение актуальных проблем. Вместе с тем, даже люди с весьма скромными доходами стремятся дать детям образование, поскольку оно открывает для человека более широкий спектр возможностей.

Основную долю ответственности за существование в России работающих бедных, по мнению экспертов и участников фокус-групп, несет государство, поскольку именно оно устанавливает правила функционирования рынка труда.
  • "У государства есть все рычаги, чтобы заставить частного предпринимателя платить людям достойную зарплату – как с помощью политики кнута, так и с помощью политики пряника. Есть абсолютно все рычаги: и законодательные, и власть, и милиция, и налоговая, и все, что угодно..." (эксперт, Вологда).


  • "Закон должен работать, как часики. Вот когда будет обязательное исполнение закона любым владельцем любого предприятия, то уже это будет больше чем 50 процентов успеха. Если будет политическая воля и выполнение тех обещаний, которые мы слышим перед выборами..." (эксперт, Иркутск).
Специалисты считают, что борьба с бедностью работающей части населения должна быть ориентирована на достижение такого положения, когда различия в доходах носят градуированный, а не деприватизационный характер. Российский социолог М. Черныш, говоря о проблеме работающих бедных, приводит слова немецкого социолога У. Бека, который подчеркивал, что исчезновение классов стало возможным там, где малоимущие имеют автомобиль "Фольксваген", а богатые – "Мерседес", рабочие проводят отпуск на горнолыжных курортах Австрии, а богатые – на Багамах (Черныш М.Ф. Культурные противоречия российской экономики // Россия реформирующаяся. Ежегодник - 2003. М.: ИС РАН, 2003. С. 175).

Большинство представителей региональных элит считают, что проблема работающих бедных – это на самом деле проблема отсутствия реальных реформ в производственной сфере. По мнению экспертов, уже сейчас государство может предпринять ряд мер в области финансовой и промышленной политики, чтобы заработала промышленность и, соответственно, выросли заработки. Чаще всего предлагается следующее.
  • Отказаться от плоской шкалы подоходного налога.
  • "Должен быть прогрессивный налог. Год назад в Швеции я был: если получает предприятие супербольшие доходы, то хозяева до 90% отдают на налоги. Поэтому там и инвалиды, и учителя, и медики живут достойно. А у нас всех выровняли, хоть ты уборщица, хоть Ходорковский, который в день получает миллион долларов прибыли, – с него тоже 13%. Да такого ни в одной стране нет! Наши правители – и сегодняшние, и предыдущие – отстаивают интересы богатых. Они всячески доказывают, что 13% – это хорошо" (эксперт, Владимир).
  • "13% для Ходорковского и любого другого человека – это дальнейший путь к олигархии. Абрамович за один год удвоил состояние – увеличил состояние на 8 миллиардов долларов. Но при этом как минимум 8 миллионов он сделал бедными" (эксперт, Ульяновск).
  • Помочь подняться с колен еще работающим предприятиям с помощью кредитов и налоговых льгот для тех, кто модернизирует производство.
  • "Выбиты основные градообразующие предприятия – вот это беда. Есть по области отдельные районы, где совсем все плохо, 3-4 района, в которых текстиль рухнул: безработные или "условно работающие" перебиваются. Они считаются работающими – но работают неполный день, неполную рабочую неделю, и, конечно, это проблема архистрашная. Делаются попытки реструктуризации и перепрофилирования предприятий, но это долговременный процесс, поскольку он идет совершенно без серьезных инвестиций. Поэтому попытки перестроить профиль текстильной фабрики, перестроить в швейную, ну это очень большие должны быть инвестиции, чего, к сожалению, нет" (эксперт, Владимир).
  • Разработать протекционистские меры для отечественных производителей.
  • "У нас авиакомпания «Сибирь» объявила, что закупает семь пассажирских самолетов «Боинг». А наши заводы, которые производят современные самолеты, – там люди сидят без работы. Политика государства такая, что сделали так, что выгоднее закупать иностранные самолеты, чем свои, которые абсолютно конкурентоспособные в мире" (эксперт, Барнаул).
  • Создавать условия для развития высокотехнологичных производств с тем, чтобы сделать конкурентоспособной отечественную промышленность.
  • "Нужна модернизация экономики – так, чтобы она была конкурентоспособна. Продукция пользуется ограниченным спросом, и поэтому бедность объяснима" (эксперт, Иркутск).
  • Ввести законом фиксированную долю оплаты труда в себестоимости продукции.
  • "Государство может сделать все – изменить правила игры прежде всего. С помощью налогового пресса оно может отжать любого олигарха, чтобы он платил своим рабочим зарплату ту, которую было бы не стыдно получать. Дело в том, что вся зарплата в России страшно занижена" (эксперт, Ульяновск).
Некоторые эксперты считают, что существующая система дотаций не поощряет региональные власти развивать производство.
  • "Сегодня, например, на местном уровне сделано все возможное, чтобы производство не развивалось. Ибо субъектам Федерации – да и муниципалитетам – выгоднее жить на дотациях" (эксперт, Новосибирск).
По мнению экспертов, государство, определяя правила функционирования цивилизованного рынка труда, создает перспективы развития для всего общества. Помимо прямого регулирования промышленной сферы необходима долгосрочная стратегия развития трудовых ресурсов. Она позволила бы населению строить долговременные планы относительно своей профессиональной деятельности. В этой области самые важные задачи, по мнению экспертов, следующие:
  • создание и тиражирование образовательных технологий, позволяющих работникам переучиваться в течение всей трудовой деятельности:
  • "Рынок труда у нас перенасыщен, но на этом рынке труда присутствуют и пытаются трудоустроиться специалисты, которые по ряду причин не прошли переобучение и не соответствуют новым запросам рынка" (эксперт, Кемерово).
  • развитие высокотехнологичных производств – с тем, чтобы эффективнее использовался образовательный потенциал нации:
  • "У нас в Барнауле масса крупнейших заводов позакрывалось, на которых по 20 тысяч человек работало. И эти люди сейчас работают не по специальности. Люди с высшим образованием работают дворниками. Бывшие научные работники, которые работали в НИИ, которые закрылись, они работают или челноками, на рынке торгуют, или подрабатывают где-то" (эксперт, Барнаул).
  • создание системы профессиональной ориентации молодежи:
  • "Вы знаете, как ни странно, но на самом деле среди работающих больше бедных. А молодежи, чтобы войти в эту нормальную жизнь, нужен устойчивый рынок труда, чтобы выйти на нормальный уровень, не уйти в криминал и выйти из этой экстремальной ситуации" (эксперт, Красноярск).
  • обучение своих и привлечение иностранных менеджеров, способных руководить крупными предприятиями в современных условиях:
  • "Нужно переучивать кадры. Нужно создавать широкую сеть различного рода обучающих учреждений. Нужно привлекать тех, кто сможет организовать производство на современном уровне и предоставлять рабочие места" (эксперт, Владимир).
Особая проблема – это поведение работодателей. Под разговоры о социальной ответственности бизнеса многие крупные и мелкие российские собственники продолжают хищнически использовать ресурсы страны, в том числе и трудовые. В последние годы многие российские предприятия переживают (и не единожды) процесс смены собственников. Зачастую новые собственники приходят лишь для того, чтобы перепродать завод или фабрику, причем каждый новый собственник продает то, что еще можно продать (исправное оборудование, промышленные площади), а потом избавляется от предприятия. О таких случаях пишут журналисты, эту проблему анализируют социологи и специалисты по управлению. Не обошли вниманием эту тему и наши эксперты.
  • "Бедных больше на бывших государственных предприятиях, потенциал которых разворован. Просто вывозили на металлолом предприятия. Там числятся рабочие, а оборудования нет. Они вроде на предприятии числятся, а станков у них нет, и вот они мусор перебирают. Таких предприятий тысячи" (эксперт, Ульяновск).
Эксперты говорят о том, что производство, использующее устаревшее оборудование и неквалифицированный труд, не может быть эффективным. Соответственно, на таком производстве заработки по определению не могут быть высокими.
  • "У нас мало таких организаций и предприятий, где достойные условия труда, достойная заработная плата. В основном производство еще из прошлых времен – разрушающееся, со значительной долей физического труда, малопривлекательный монотонный труд" (эксперт, Кемерово).
Низки заработки и там, где предложение на рынке труда превышает спрос:
  • "Уровень бедности среди работающих выше в небольших городах, где одно-два предприятия на весь город и просто невозможно его сменить. Будь то государственное или частное предприятие, руководители прекрасно понимают, что людям идти некуда. Поэтому они им платят мало, зная, что они никуда не денутся" (эксперт, Вологда).
Многие эксперты упрекали работодателей в откровенном занижении цены труда. Между тем даже у самого успешного предприятия нет лишних денег, и никто не будет платить работникам пять тысяч, если они согласны работать за три. Собственники просто не поймут такого менеджера – со всеми вытекающими для него последствиями. Другое дело – когда менеджеры идут на повышение оплаты труда под давлением профсоюзов. В развитых европейских странах наемные работники добились повышения заработков только благодаря упорной борьбе профсоюзов. В нашей стране "официальные" профсоюзы, входящие в ФНПР, оказались в большинстве случаев недееспособны, а альтернативные – крайне малочисленны, и в силу этого слабы. На эту проблему как одну из причин бедности работающей части населения тоже указывают эксперты.
  • "Предприниматели зачастую просто откровенно платят копейки, потому как чувствуют свою безнаказанность, чуть чего «иди – мы тебя не держим». То есть экономическая и политическая незащищенность, и профсоюзов нет. Я совершенно не вижу солидарности. Когда надо добиваться чего-то – кто в лес, кто по дрова" (эксперт, Тамбов).
Участники фокус-групп тоже сетовали на неспособность работников организоваться, чтобы отстоять свои права.
  • "1-й участник: Более политически активным должно быть население. Многие жалуются, я говорю: «выйди на митинг». Акция педагогов была – от школы один педагог только пошел. Ведь вас же касается – преподавать дальше или забастовку объявить. Отпускные люди не получают по полгода!
Модератор: А почему не идут?

1-й участник: Пассивные, не верят...

2-й участник: Они пойдут – их тут же уволят.

1-й участник: Сейчас не уволят.

3-й участник: Но будут притеснять" (ДФГ, Самара).

Другая форма сопротивления произволу работодателей – обращение в суд – тоже крайне непопулярна у жертв произвола.
  • "Я в процессах по трудовым конфликтам участвую. Как правило, выигрываю – тут смешно не выигрывать, даже у самого прожженного суда. Закон-то великолепный, европейский, я прямо от него балдею, только надо им умело пользоваться. Народ не хочет отстаивать свои права, интересы и свободы. Все думают, больших денег стоят суды. Ничего подобного: все пошлины мизерные, бумажку составить в трех экземплярах сейчас каждый может, а машина сама сработает, только умело подстраховывай, ходи консультироваться. У нас в Саратове около 10 бесплатных консультаций, в том числе и наша, где мы консультируем людей и даем направление, как биться. Нормально – выигрывают. Нет внутреннего стремления, нет гражданского достоинства, потому что рабский менталитет" (эксперт, Саратов).
Социологи отмечают, что число коллективных и индивидуальных конфликтов с работодателями невелико из-за неразвитости рынка труда и усиления репрессивного механизма, работающего против работников – на стороне работодателей. Р. Дарендорф отмечал, что открытое выступление социальных групп (если это не спонтанные бунты) является результатом активных коммуникационных взаимодействий, возможным только тогда, когда существует организационная и информационная инфраструктура. Нужна организация, которая возьмет на себя заботу о соблюдении законных процедур, сообщит работнику о необходимости действия, укажет, где и когда это действие нужно начинать и в какой момент можно считать цель достигнутой. В отсутствие подобных организаций работникам остается небольшой выбор – либо подчиняться, либо уходить. Но последнюю стратегию могут выбрать только молодые, квалифицированные, сильные, имеющие сети дружеской или семейной поддержки (Темницкий А. Л. Рыночные стратегии трудового поведения наемных работников // Россия: трансфор-мирующееся общество. М.: ИС РАН, 2001. С. 418.).

В последнее время, судя по опросам менеджеров, работодатели озаботились проблемой мотивации труда. Вместе с тем очевидно, что низкие заработки и отсутствие сколь-нибудь внятных перспектив карьерного роста вовсе не способствуют сверхнормативной активности. Возникает замкнутый круг, о котором тоже говорили опрошенные нами эксперты.
  • "Предприятия неэффективно функционируют – это одна причина. А вторая причина, наверное, в том, что мы еще и работаем специфически. Мы делаем вид, что работаем, а они делают вид, что нам платят" (эксперт, Ижевск).


  • "Когда человек видит, что как из штанов ни выпрыгивай, он все равно больше не заработает, у него стимула нет. Естественно, он работает, как при советской власти – где украсть, обмануть, будь то хозяин частный, будь хозяином государство. Обмануть и как-то за счет этого свою жизнь улучшить. Ну, если не получается украсть, то хотя бы я работать не буду за эту зарплату – буду сидеть и ничего не делать" (эксперт, Вологда).
На основании многочисленных исследований, проведенных на российских предприятиях, можно утверждать, что отношения социального партнерства между трудом и капиталом так и не наладились. С другой стороны, статистика свидетельствует, что острых социальных конфликтов в российской экономике нет. Но низкая забастовочная активность и почти полное отсутствие других открытых форм сопротивления произволу работодателей не означают социального мира. Фрустрация, вызванная неспособностью достичь какой-либо цели, превращается в агрессию, которая может быть направлена вовсе не на источник этой фрустрации. Недовольство работника своим положением проявляется в самых разных формах протестного поведения – пассивного (отказ от участия в выборах, голодовка, самоубийство) или активного – акты вандализма и насилия, направленные против "богатых" или "инородцев".
  • "Почему у нас в Иркутской области меньше всех по России участвовало в выборах, меньше всех проголосовали за Путина? Потому что считают, что ничего не изменится. Уже веры никакой нет ни в кого. В нашу власть они не верят – потому что проворовалась, центральная власть – или не может, или не хочет ничего делать. Поэтому остался только последний шаг: когда доведут народ до белого каления, он возьмет вилы и пойдет громить" (эксперт, Иркутск).
Говоря о последствиях "парадоксальной бедности", эксперты не только отмечали растущий потенциал внешней, активной агрессии, но и увязывали с бедностью и отсутствием надежд на улучшение рост числа случаев пассивной агрессии – самоубийств, наркомании, алкоголизма.
  • "Если труд не приносит радости и дохода, то пропадает стимул трудиться, поэтому бедность становится не только экономической, но и психологической категорией. И они как бы плодят у себя в семье пессимизм и тогда очень легко скатываются: наркомания среди молодежи, возврат к пьянству среди взрослого населения... Вот мы это у себя очень ощущаем" (эксперт, Кемерово).
Высказывания экспертов и соображения участников фокус-групп не исчерпывают всего комплекса проблем, связанных с феноменом бедности работающего населения и его последствиями. Однако совокупное мнение опрошенных позволяет зафиксировать три уровня существования, и, соответственно, разрешения этой проблемы: общегосударственный уровень, уровень отдельного предприятия и уровень индивидуальных стратегий на рынке труда. На общегосударственном уровне проблема работающих бедных – это проблема инвестиций в высокотехнологичные производства, развития рынка труда – в разных регионах и по разным отраслям – и механизмов его регулирования. На уровне отдельного предприятия, организации проблема выглядит как отсутствие практики социального партнерства между предпринимателями и профсоюзами. Индивидуальные стратегии во многом ущербны из-за сохранения патерналистских установок и низкого ресурсного потенциала значительной части работающих.



База данных ФОМ > Работа и отдых > Работающие бедные > Работающие бедные в России – парадоксальная закономерность?