www.fom.ru · поиск · · расширенный поиск ·      








15.02.2005, Вовк Е.

Смыслы и значения незарегистрированных отношений: разновидности брака или альтернативы ему? (Часть 2)

(По материалам общероссийского опроса населения от 25 - 26 декабря 2004 г. и дискуссионных фокус-групп, проведенных 21 декабря 2004 г. в трех Москве, Новосибирске и Самаре.

В прошлом выпуске журнала была опубликована первая, статистическая часть исследования об отношениях-сожительстве в сегодняшней России /
часть 1 - http://bd.fom.ru/report/cat/journ_socrea/number_1_05/gur050103/. В этом выпуске мы публикуем вторую часть, посвященную культурной антропологии сожительства: описанию бытующего отношения к незарегистрированным союзам, существующим практикам сожительства и связываемым с ними смыслам, представлениям людей о сходствах и различиях сожительства и зарегистрированного брака.

Часть II. Любовь без брака: мнения, представления, практика

Начало исследованию, напомним, положила проблематичность принятого ранее разделения – культурного и социологического – на "любовь в браке" и "любовь без брака". Сегодня грань между браком и сожительством не очень отчетлива, как и сами эти понятия (об этом свидетельствует, в частности, тот факт, что в опросе каждый восьмой из назвавших себя замужней или женатым в действительности состоит в незарегистрированных отношениях). Приведем некоторые цифры, позволяющие составить представление о распространенности незарегистрированных союзов в нашей стране (некоторые из них мы приводили в первой части статьи, но в несколько ином контексте).

Данные опроса показывают, что в России сожительство – довольно распространенная практика. 7% наших сограждан назвали себя замужними или женатыми и при этом признали, что их отношения не зарегистрированы (некоторые – порядка 1% – говорили, что незарегистрированным был их последний брак (Респондентов спрашивали только про их нынешний брак, а не состоявших на момент опроса в браке - только про последний.)). Еще 3% респондентов сообщили, что у них есть близкий человек, с которым они не вступают в официальный брак, но поддерживают длительные прочные интимные отношения, проживают совместно и ведут общее хозяйство. Наконец, многие из состоящих ныне в зарегистрированном браке (11% от выборки) начинали отношения со своим нынешним супругом (или супругой) с сожительства (Вопрос: "Вы с супругом (супругой) стали жить совместно, вести общее хозяйство только после заключения официального брака или еще до заключения официального брака?"). В целом, по полученным данным, собственный опыт сожительства имеется по меньшей мере у 22% опрошенных (Есть основания полагать, что на деле доля россиян, когда-либо состоявших в союзе-сожительстве, заметно выше. Более адекватную оценку этой доли можно было бы получить, спросив: "Вам когда-либо случалось или не случалось проживать совместно с близким Вам мужчиной (женщиной), поддерживать интимные отношения и вести общее хозяйство, не вступая при этом в официальный брак?". В нашем же опросе учитывался - применительно к состоящим в браке - только опыт сожительства в ныне поддерживаемом союзе и не учитывался их предшествующий опыт: например, кто-то мог ранее состоять в сожительстве, но после разойтись и либо вступить в официальный брак, либо жить в одиночестве. Впрочем, даже приведенных цифр достаточно, чтобы удостовериться в распространенности и социальной значимости практики сожительств. ). Кстати, среди 8 – 10 участников каждой из трех фокус-групп (проведенных в Москве, Самаре и Новосибирске) оказалось от двух до четырех имеющих такой опыт, – эти данные не реперезентативны, но как свидетельство распространенности незарегистрированных союзов весьма красноречивы.

О распространенности сожительств свидетельствуют и ответы участников массового опроса на вопрос об их ближайшем окружении: каждый второй (52%) сообщил, что среди его родственников, друзей или знакомых есть такие, кто проживает вместе с близким человеком, ведет с ним общее хозяйство, но при этом не вступает в официальный брак. Среди участников фокус-групп о таких знакомых рассказал практически каждый – причем речь шла не только о молодежных парах – не менее часто звучали истории о сожительствующих людях зрелого и пожилого возраста.

На момент опроса в незарегистрированном союзе состояли порядка 10% опрошенных (эта цифра получена путем объединения тех, кто назвал себя замужней или женатым, но признал, что брак официально не зарегистрирован, и тех, кто проживает совместно с близким человеком, не регистрируя отношения). Один из примечательных результатов исследования: критерий совместного проживания оказался недостаточным для определения прочных постоянных союзов. Часть респондентов, которые проживают со своим партнером то совместно, то порознь – то есть те, которые по формальным критериям не были бы сочтены состоящими в "полноценных" союзах и не были бы отнесены даже к сожительствующим, – сами себя называли замужними и женатыми (Конечно, опираясь на те или иные исследовательские соображения, можно условиться называть сожительствующими только тех, кто постоянно проживает совместно. Но нам представляется, что в социологическом исследовании критерий самоидентификации предпочтительнее - он приоткрывает доступ к обыденным концепциям "пары", "совместной жизни" и "брака". В нашем опросе идентификация респондентами собственных отношений учитывалась только частично. Возможно, в результате доля союзов-сожительств оказалась несколько заниженной, но вряд ли более чем на 2 - 3 процентных пункта.).

Повторим замечание, высказанное в первой части этой статьи: сожительство – не только современная и не только молодежная практика. Как видно из таблицы, доля тех, у кого есть собственный опыт сожительства или есть состоящие в незарегистрированных союзах знакомые, значительна не только среди молодежи, но и среди респондентов среднего возраста – это означает, что было бы ошибкой счесть такую практику простым следствием снижения ценности длительных прочных отношений и распространения безответственного отношения к браку ("прегрешения", обычно приписываемые молодежи): уж коли те же самые практики присущи и другим поколениям, значит, их социальный смысл глубже банального нежелания "слишком рано связывать себя".

  Возраст, лет
18–24 25–34 35–44 45–54 >55
Сожительство до заключения официального брака 6 20 11 13 6
Сожительство в настоящий момент 15 15 17 6 2
Есть знакомые, состоящие в сожительстве 71 70 60 50 28


Социальный смысл и культурный статус незарегистрированных союзов неоднозначны. С одной стороны, в обыденном смысле они мало чем отличаются от зарегистрированных браков: та же общность постели, крова, хозяйства, бюджета, досуга, нередко – та же общность долгосрочных жизненных планов, крупных денежных вложений, общие дети. С другой стороны, по статистике сожительство – весьма недолговечная форма отношений (большинство таких союзов в течение 3 – 5 лет либо распадаются, либо "перерастают" в зарегистрированный брак). И при всем этом мнения типа (процитируем реальные высказывания участников фокус-групп) "штамп – не панацея для счастливой жизни" распространены ничуть не меньше мнений типа "счастье будет только в браке".

Данные, приведенные в первой части статьи, ясно показывают, что незарегистрированным союзам действительно нельзя присвоить некий однозначный смысл и статус: очевидно, что сожительство 20-летних юноши и девушки – совсем не то же самое, что сожительство 45-летних мужчины и женщины, а сожительство никогда не состоявших в браке людей – качественно иная ситуация, чем сожительство имеющих опыт брачных отношений. Уже процентные соотношения браков и незарегистрированных союзов в разных возрастных группах – достаточное свидетельство и яркая иллюстрация неоднородности сожительства как явления: для молодежи сожительство и брак в равной мере привлекательны, а вот с возрастом брак оказывается заметно предпочтительнее.

  Возраст, лет
18–24 25–34 35–44 45–54 >55
Браки 15 60 61 67 51
Сожительства 15 15 17 6 2
Доля сожительств среди всех союзов, % 50 20 22 9 5


Кстати, обратим внимание: среди людей в возрасте до 45 лет доли незарегистрированных союзов во всех возрастных группах равны – это говорит о том, что как формат организации союза сожительство в достаточной степени институциализировано. По аналогии с браком: хотя незарегистрированные союзы могут распадаться (или перерождаться в зарегистрированные), мужчины и женщины вступают в сожительство снова и снова – снова и снова усматривая определенный смысл именно в таких отношениях. Вместе с тем, данные отчетливо демонстрируют, что чем больше продолжительность совместного проживания пары, тем больше респондентов состоят в браке и тем меньше – в сожительстве.

  Продолжительность совместного проживания, лет
менее 1 1–3 4–5 6–10 11–15 16–20 более 20
Браки 27 54 57 84 89 94 98
Сожительства в целом 73 46 43 16 10 6 2


Те же, кто состоит в сожительстве, с течением времени все чаще склонны называть свои отношения браком: если половина опрошенных со "стажем" сожительства до трех лет идентифицируют себя как замужних или женатых, то при "стаже" от трех до десяти лет – четыре пятых, а свыше 10 лет – девять из десяти.

Итак, правильнее было бы описать отношения-сожительство как некий континуум, как различные типы интимных союзов. Для одних сожительство – это "приватизированный" брак, полноценная замена брачному союзу. Для других – это неполноценный, "пробный" брак, возможность проверить прочность чувств и совместимость характеров. Для третьих – это возможность лучше узнать друг друга, чтобы впоследствии принять (или не принять) решение о браке с полной ответственностью и адекватным представлением о партнере. Для четвертых сожительство – это до определенного срока удобный, но не заменяющий брак способ быть вместе с близким человеком. Как видно из приведенных таблиц, наполненность понятия "сожительство" меняется и с возрастом, и по мере развития отношений (конечно же, эти два параметра кореллируют, но не жестко связаны – среди респондентов среднего и пожилого возраста было немало тех, кто вступил в отношения-сожительство только недавно). С возрастом сожительство все более предстает жесткой альтернативой браку.

Данные позволяют в первом приближении составить представление о "структуре" незарегистрированных союзов: для какой доли респондентов они служат заменой браку, для какой – пробным браком, какой доле такой союз представляется идентичным браку, какой – нет. В целом порядка двух третей состоящих в сожительстве респондентов уверены, что в их отношениях с партнером не произошло бы каких-либо существенных изменений, если бы они заключили официальный брак: иначе говоря, большинство незарегистрированных интимных союзов воспринимаются их участниками как тождественные браку по качеству отношений – их доверительности, близости, ответственности и т.д. Только каждый десятый считает, что в случае регистрации брака произошли бы существенные изменения, – половина из них, заметим, предсказывают ухудшение или прекращение отношений.

Четверть состоящих в сожительстве респондентов заявляют, что вообще не хотели бы когда-либо вступать в официальный брак, – можно однозначно говорить, что для этих людей сожительство выступает самоценной, полностью заменяющей брак формой отношений. Желание когда-либо заключить официальный союз выразили половина сожительствующих респондентов (для них сожительство – либо предваряющая брак стадия, либо удобная временная альтернатива браку). Что касается прогнозов, то две пятых не исключают, что они рано или поздно вступят в брак со своим нынешним партнером, пятая доля – уверены, что этого не произойдет, и еще две пятых – затрудняются сказать, как будут развиваться их отношения.

В целом, чем старше респондент (или чем дольше продолжаются отношения), тем реже он говорит, что в случае вступления в брак отношения изменились бы, реже ожидает этого события и тем менее намерен вообще когда-либо регистрировать отношения – это еще раз подтверждает разнотипность незарегистрированных союзов и разнообразие связанных с сожительством социальных смыслов.

Неопределенность социального смысла сожительства – следствие и свидетельство размытости границ брака, сложности его четкой идентификации. Действительно, некоторое время назад критерием именования союза "браком", а партнеров – мужем и женой служил исключительно факт официальной регистрации союза, а термин "сожительство" обозначал тип отношений, существенно отличающийся от брака: институциональностью, легитимностью, степенью материальной и психологической безопасности, привязанности и т.д. Конечно, нельзя утверждать, что незарегистрированные отношения всегда были менее близкими и прочными, чем зарегистрированные. Но так как общественные нормы требовали (не в пример жестче, чем ныне) заключения официального брака, скорее всего, происходил своего рода самоотбор: прочные и стабильные союзы становились браками, менее прочные и стабильные – сожительствами. Сейчас же грань между отношениями в зарегистрированном и незарегистрированном союзе все более стирается, и соответственно все более размытым становится само понятие "брак" – что это за отношения, какие союзы можно назвать браком, различаются ли – и чем – официальный брак и совместная жизнь без регистрации отношений, по каким соображениям состоящие в сожительстве пары регистрируют свой союз?

Поскольку понятие "брак" задает систему координат, в которой определяется понятие "сожительство", следует – прежде чем углубляться в смыслы, сопрягаемые с сожительством, – обратиться к смыслам, сопрягаемым с браком. Участников фокус-групп просили записать два-три образа, которые первыми приходят им в голову при словах "брак, супружество", – такими образами оказались семья и дети, общая жизнь и общие проблемы, доверие и взаимопонимание, взаимные ответственность и обязательства, стабильность, поддержка, материальные и психологические "гарантии" на случай старости или жизненных передряг. Во многих из этих образных определений брака и супружества звучали также слова "постоянство", "верность", "стабильность", "надежность". Приведем несколько наиболее характерных высказываний.
"Брак, супружество – это взаимопонимание между друг другом. Чтоб семья была, муж с женой понимали друг друга. Чтобы у них не было разногласия"
(ДФГ).
"Брак, супружество – это слияние родственных душ, в частности, одинаковые желания, интересы в жизни"
(ДФГ).
"Брак, супружество – это договор между двумя людьми об их совместной жизни, о том, что они будут все делить между собой, доверять друг другу, согласованно решать свои проблемы. Поддержка, обязательства"
(ДФГ).
"Брак, супружество – это союз двух психологически и духовно подходящих друг другу людей, создавших семью и несущих ответственность друг перед другом и за воспитание детей. И поддержка друг друга, и взаимопонимание"
(ДФГ).
"Брак, супружество – это любовь и дети, обязанности и права, гарантия от одиночества в старости и в болезни"
(ДФГ).
"Брак, супружество – это уверенность в будущем, решение возникающих проблем"
(ДФГ).

Как видим, респонденты определяют брак как отношения прочные и продолжительные, нагруженные целым рядом взаимных обязательств и ожиданий, и – что не менее важно – как отношения, в стабильности которых каждый из партнеров может быть твердо уверен (В англоязычной литературе подобный тип отношений описывается термином "commitment", "commited relationships" - союз, в котором партнеры преданы друг другу, признают определенные обязательства друг перед другом и не намерены разрывать свои взаимоотношения.) и на которые каждый из них может рассчитывать как на своего рода социальную страховку.

В массовом опросе разговор об ассоциациях с понятиями "брак" и "супружество" не заводился. Но вряд ли его участники имеют качественно иное представление о браке и супружеских отношениях – так что, на наш взгляд, понимание брака как прочного, надежного и ответственного партнерства можно считать типичным и общепринятым. Надо думать, именно с этим пониманием соотносились участники опроса (и именно с ним соотносятся люди в повседневной жизни), отождествляя или разводя зарегистрированные и незарегистрированные союзы, соглашаясь или не соглашаясь признать сожительство браком.

Отметим, что на фокус-группах брак часто определялся как отношения взаимного договора ("договор между двумя людьми об их совместной жизни", "союз двух... подходящих друг другу людей", "партнерство"), тем самым акцент делался на добровольной, выстроенной на внутренней интенции природе обязательств, принимаемых на себя супругами. Вообще, только один респондент отметил, что брак – это "оформление отношений официально", в остальных же суждениях не прослеживается никакой попытки отграничить брак от незарегистрированных союзов: все нарисованные респондентами образы могут в равной мере относиться как к состоящим, так и к не состоящим в официальном браке парам. Один из участников обсуждений и вовсе стер все различия между браком и сожительством, сказав, что брак, в его представлении, это "союз двух личностей, каждая из которых самодостаточна, совместное проживание гетеросексуальной пары" – а это скорее образ отношений-сожительства, кроме того, в отличие от других участников дискуссии этот респондент говорит не о слиянии людей и нужде друг в друге, а о самодостаточности каждого из партнеров. Такое представление о браке заслуживает внимания, пусть даже с возрастом (процитированный респондент весьма молод) оно претерпит существенные изменения.

Ассоциации, возникающие у участников фокус-групп при слове "брак", в общем схожи, но при углубленном обсуждении представлений о браке – обсуждении того, в каких случаях союз заслуживает быть названным браком и когда людей можно признать мужем и женой (очевидно, что при такой постановке вопроса акцент в разговоре переносится на незарегистрированные союзы), – выявились заметные расхождения во мнениях. Было представлено три типа суждений.

Для одних участников опроса главным признаком брака служит совместное проживание пары (и, значит, совместное ведение хозяйства), как вариант – общие проблемы, общие дети.
"Я считаю, что основной критерий брака – это совместное ведение хозяйства. <> Когда они снимают квартиру или купили ее – вот с этого момента их отношения можно назвать брачными"
(ДФГ, Самара).
"Я считаю, что <муж и жена – это> люди, которые совместно ведут общее хозяйство. То есть они живут вместе, у них всё вместе"
(ДФГ, Новосибирск).
"Главный критерий <супружества> – это совместное проживание, совместное имущество и какие-то совместные планы на дальнейшую жизнь"
(ДФГ, Москва).
"
Модератор: Скажите, пожалуйста, какие критерии являются главными для определения того, что мужчина и женщина состоят в браке, что они являются мужем и женой?

1-я участница: Общие проблемы.

2-й участник: Общие дети.

3-я участница: Дом, семья, дети. Одна на двоих проблема. Ведение хозяйства одно на двоих" (ДФГ, Новосибирск).

Мы объединили эти вроде бы разные ответы в одну группу потому, что, как нам представляется, здесь основной акцент приходится на слово "общие" и "совместные" – важнее сама по себе общая жизнь, а не ее содержание, важнее чувство общности, а не его конкретизация. Подтверждение тому – общее мнение участников фокус-групп, что мужем и женой пару можно признать не сразу, как люди съехались и начали жить совместно, а только по прошествии определенного времени – "гражданский брак должен иметь какой-то срок", нужно "пройти какой-то этап", "какую-то жизнь прожить" вместе.
"Если они живут месяц, то это еще не брак"
(ДФГ, Новосибирск).
"Если люди прожили год, то я не считаю это гражданским браком. Минимум два-три года"
(ДФГ, Самара).

"Испытательный срок", по истечении которого незарегистрированные союзы можно признать браком, по мнению участников фокус-групп – от года до трех-пяти лет: этого времени достаточно для проверки совместимости, для наживания общих ценностей и забот и, в итоге, для формирования осознанного желания – и способности – быть вместе.
"Где-то от полугода до года хотя бы пожить вместе. Проверить. Когда они уже не скрываются, а ходят вместе"
(ДФГ, Новосибирск).
"От года. Ну, потому что первые полгода люди стараются выглядеть лучше, чем они на самом деле есть. А за год всё проявляется – хорошие и плохие стороны. Если по истечении года люди остаются вместе, то они и будут вместе"
(ДФГ, Новосибирск).
"Мне кажется, что если люди подобрались и живут четыре, пять лет без росписи, то это стабильный брак. <...> Если человек столько лет прожил вместе, пережил все, значит, эти люди будут вместе жить"
(ДФГ, Самара).
"Мне кажется, что это очень быстро. То есть живут они вместе, у них общее хозяйство, у них общие цели, какие-то планы на будущее. Они скреплены какими-то обязательствами"
(ДФГ, Самара).

Практически безоговорочным свидетельством общности планов и забот, самым веским доказательством желания быть вместе считается рождение ребенка.
"
Модератор: С какого момента Вы будете считать союз двух людей браком?

Участница: Когда ребенок у них появится. <...> Да, тогда это семья. Появятся заботы... Это уже не любовники" (ДФГ, Самара).
"Ребенок – тогда это безоговорочно. Если на первом году у них ребенок, значит это брак"
(ДФГ, Самара).

Кстати, назначая сожительствам обязательный "испытательный срок", респонденты фиксируют важное отличие социального смысла сожительства от социального смысла брака: считается, что начало сожительства само по себе не означает стремления к стабильным, продолжительным и прочным отношениям, подкрепленным какими-либо взаимными обязательствами и совместными планами на жизнь, тогда как вступление в брак, согласно общему мнению, ясно свидетельствует именно о таких намерениях. Но вернемся к представлениям респондентов о браке.

Для многих участников фокус-групп главным признаком брака служит присутствие взаимности чувств и доверия между партнерами.
"
1-я участница: Должно быть взаимопонимание между супругами, это в первую очередь. Может быть, не так важна любовь, как взаимопонимание. Тогда это уже брак. Плюс стабильность.

2-я участница: Доверие. Наверное, это все во взаимопонимание входит" (ДФГ, Самара).

Это мнение очень схоже с первым: в обоих случаях говорится о том, что брак – это достигнутые между двумя людьми взаимопонимание и договоренность об обустройстве их совместной жизни. И судя по всему, те участники фокус-групп, кто считает браком даже просто совместное ведение хозяйства, подразумевают: если люди решили и смогли жить вместе, это довольно красноречиво свидетельствует об их взаимоотношениях и намерениях. Кстати, когда участники массового опроса объясняли, почему они считают себя замужними или женатыми, несмотря на то, что их отношения официально не зарегистрированы, они ссылались на те же самые "признаки" брака, о которых говорили участники фокус-групп: они уже долгое время вместе (читай: сумели ужиться), они ведут совместное хозяйство (читай: у них общие заботы и общие расходы), у них общие дети (а значит общие планы на жизнь), они доверяют друг другу и чувствуют взаимную ответственность (читай: представляют единое целое).
"Мы много лет вместе – и счастливы"; "поскольку живу с женой 7 лет – а это уже большой срок"
(открытый вопрос).
"У нас совместное хозяйство, общий быт, общие проблемы"; "у нас все общее"
(открытый вопрос).
"Есть уже ребенок"; "воспитывает моего ребенка, все средства несет в семью"
(открытый вопрос).
"Доверяем друг другу, и нет необходимости <регистрировать брак>"; "я отвечаю за нее, она – за меня"
(открытый вопрос).

Третья точка зрения (отметим, ее высказывали как молодые, так и пожилые участники фокус-групп) заключается в том, что брак – не столько сама по себе совместная жизнь, не столько качество отношений, сколько принятая на себя ответственность, акт взаимного обмена правами и обязанностями.
"Я думаю, <супруги> – это люди, которые взяли <друг> перед другом какие-то обязательства конкретные <...>. Допустим, жена родит ребенка, а муж там... приносит деньги домой. <Если> измена с той или с другой стороны, <то> раздел имущества"
(ДФГ, Москва).


Как правило, те, кто говорил о браке как об ответственности, подразумевали не столько частную моральную ответственность супругов друг перед другом, сколько их материальную ответственность за детей и перед государством.
"Брак – это прежде всего ответственность тех, кто состоит в браке, перед государством за детей. За мать отец отвечает. <...> Главное – это материальная ответственность. Если человек пошел на это, значит, он принял на себя обязательства перед государством. <...> А так – кому он нужен, этот брак? Можно в гражданском жить. А вот когда касается квартиры, другого материального какого-то аспекта, сразу возникают вещи, которые надо в законе..."
(ДФГ, Новосибирск).

Итак, в сознании респондентов бытуют два кардинально различающихся смысловых образа брака: брак как частный договор между двумя людьми, как некая символическая общность, опирающаяся на общие представления, ожидания, переживания, проблемы, на чувство взаимности, и брак как договор между человеком и государством, как общность, основанная на взаимных обязанностях и материальной ответственности. Очевидно, что когда участники фокус-групп отождествляют или разводят брак и сожительство, они сверяются именно с этими двумя культурными моделями брака.

Те участники опроса, кто признает незарегистрированные союзы браком, объясняли свою точку зрения тем, что качество отношений не определяется регистрацией, и в сожительстве отношения могут быть такими же стабильными, прочными и ответственными, как в супружестве.
"Я не считаю, что официальная роспись считается символом постоянства. Можно и в гражданском браке прожить"
(ДФГ, Самара).
"Сейчас молодежь в основном живет в гражданском браке. Они, конечно, являются супругами. Какая мне разница, будет у меня печать или нет? Я со своим мужем двадцать один год прожила – срок достаточно большой. Я не считаю, что что-то бы изменилось, <...> что могло быть что-то другое, <если бы не было штампа>"
(ДФГ, Самара).
"Если два человека отвечают друг за друга, горе, беды и все переносят вместе, живут благополучно, – не обязательно же в паспорте... законный брак. Они и так могут прожить"
(ДФГ, Новосибирск).

Те же участники фокус-групп, кто не согласен считать сожительство браком, настаивали на том, что в незарегистрированных союзах отношения безответственные и, как следствие, нестабильные – при возникновении любой сложности и неурядицы, считают эти респонденты, пара распадется. Многие из этих участников фокус-групп уверены, что именно из-за нежелания связывать себя и брать на себя обязательства люди и не регистрируют брак.
"Сошлись они, живут, муж они и жена – это под вопросом. Я думаю, что они в любой момент раз – и разбежались"
(ДФГ, Самара).
"Гражданский брак – это не берет ничего на себя отец. Живут много лет, детей воспитают, а случись что – и все, он никто, и так далее, и так далее"
(ДФГ, Новосибирск).
"Я не считаю это супружеством. <...> Ну коснись любого вопроса: когда они поругались – расстались, и никто <ни> перед кем не обязан ничем, и поэтому и не докажешь"
(ДФГ, Москва).
"Мое мнение: люди, которые официально не регистрируют брак, – <...> это неполноценная семья. Эти люди боятся или ответственности, или боятся раздела имущества. Я считаю, что в этой семье нет доверия"
(ДФГ, Самара).

По мнению этих респондентов, даже если партнеры прожили совместно много лет и, казалось бы, доказали свое намерение оставаться вместе, их отношения все равно нельзя признать полноценным браком, т.к. они не обеспечивают должной финансовой и социальной безопасности ни партнеру, ни родившимся детям.
"А если с мужем что-то случится, как жене все достанется? Или наоборот. Если они столько лет прожили, и если у них такое большое хозяйство, они сами придут <к тому>, что нужно зарегистрировать брак"
(ДФГ, Новосибирск).
"Я считаю, что гражданский брак – это брак с браком. Потому что человек не имеет официального статуса. <...> Чтобы обезопасить своего ребенка, прежде всего женщине <...>, естественно, статус должен быть у людей"
(ДФГ, Самара).

Как видим, здесь сталкиваются две трактовки брака – как сопереживаемой общности и как материальной ответственности. Это ясно проявилось в одном из прозвучавших на фокус-группе диалогов.
"
1-я участница: А я вообще считаю гражданский брак недопустимым. Нужно все-таки отношения свои свидетельством <подкреплять>. (Несколько позже эта же участница добавляет: Законы человеку государством даются, и нам по закону приходится жить. Поэтому нужен и брак зарегистрированный).
2-я участница: Ответственность должны чувствовать.
3-й участник: Ответственность и так чувствуют. Если люди живут вместе, любят друг друга, разница-то какая – гражданский это брак или официальный брак? Разницы никакой совершенно. Самое главное – понимание, чтобы было понимание между людьми.
1-я участница: Нет, надо все-таки узаконить брак.
3-й участник: Ну а что? Узаконят это просто на бумажке, и все. От этого отношения-то никакие не изменятся.
1-я участница: Ну, вот Вы говорите, извините, молодой человек, что вот такой у Вас брак. Пожили пять лет там, пять – там. Это распутство самое натуральное. Надо с одним человеком, и <с>носить тяготы, я еще раз повторяю. Притирка должна происходить.
4-я участница: Ну, а зачем для этого печать, если притираться? Пусть они притрутся – а потом печать поставят.
5-я участница: Я считаю, что гораздо честнее жить в гражданском браке – хоть полгода, хоть год, – чем жить 20 лет вместе, друг другу изменять и терпеть тиранство или еще что-то. Для чего терпеть? Я не понимаю" (ДФГ, Новосибирск).

Как видно из диалога, в отношениях к сожительству также сталкиваются две культурных модели ответственности, две морали, две концепции организации отношений: по одну сторону – концепция государственного института, по другую сторону – концепция частного договора; по одну сторону ответственность внешняя, завизированная государством, по другую сторону – ответственность внутренняя, подтверждаемая только взаимным договором и готовностью его соблюдать; по одну сторону – мораль союза на всю жизнь, по другую – мораль права на ошибку и ее исправление.

В ходе массового опроса с мнением "если мужчина и женщина проживают совместно, ведут общее хозяйство, их можно считать мужем и женой, даже если они не заключили официального брака" согласились 64%, не согласились 24% респондентов.

Примечательно, что состоящие в отношениях-сожительстве респонденты заметно чаще остальных соглашаются, что ведущих совместное хозяйство мужчину и женщину можно считать мужем и женой (среди них так думают 87%), но свои собственные отношения они воспринимают точно так же, как воспринимают сожительство респонденты в целом по выборке: только семь десятых сочли свой союз браком и утвердительно ответили на вопрос "Вы сейчас замужем (женаты) или не замужем (неженаты)?". Возможно, эта доля была бы выше, если бы в предлагаемых респондентам вариантах ответа на вопрос о брачном статусе присутствовала альтернатива "незарегистрированный брак" (в прозвучавшей редакции часть опрошенных могли интерпретировать его как вопрос об официальном брачном состоянии). Но, осмелимся предположить, разница была бы незначительна. Мы можем сравнить распределения ответов, полученные на три сильно различающихся вопроса: переписной вопрос "Брачное состояние?", задававшийся нами в 2003 году вопрос "В настоящее время Вы состоите или не состоите в браке?" и использованный в этот раз "Вы сейчас замужем (женаты) или не замужем (неженаты)?". Разницы в ответах практически не было: при ответе на первый вопрос доля состоящих в браке составила 57% (См.: Основные итоги Всероссийской переписи 2002 года. Брачное состояние (http://perepis2002.ru/content.html?id=11&docid=10715289081467)), при ответе на второй – 60% (См.: Доминанты. Поле мнений. 2003. № 9, 6 марта (http://bd.fom.ru/report/map/d030914)), на третий – 59%. Это означает, что вне зависимости от формулировки вопроса люди, состоящие в незарегистрированных союзах, были в равной мере склонны объявлять или не объявлять свои отношения браком. Можно предположить, что и любая другая редакция вопроса мало повлияет на ответы: те, кто действительно считает свой союз браком, будут называть его таковым вне зависимости от формулировки вопроса.

Возможно, различие в восприятии своих собственных отношений и сожительства вообще связано с тем, что состоящие в незарегистрированном союзе респонденты, с одной стороны, чаще других склонны легитимировать подобный формат отношений, но при этом не чаще других стремятся принять его для себя навсегда. Сходная двойственная установка ярко проявилась на одной из фокус-групп: участница дискуссии признает равноценность брака и сожительства, когда речь идет о других людях, но расценивает сожительство как союз непрочный, если речь идет о ней самой.
"
Модератор: Если люди прожили 20 лет вместе не расписываясь, у них общие дети, <...> назвали бы <их> мужем и женой?
Участница: Вообще, других людей – да. Ну, как бы, лояльно к людям отношусь. Нормальная семья. <...> А сама я бы не стала" (ДФГ, Москва).

Как видно из приведенной ниже таблицы, мнения участников массового опроса о тождественности или различии супружеских отношений и отношений в незарегистрированном союзе практически не связаны с возрастом (лишь немного выделяются мнения людей старше 55 лет), а значит, они определяются отнюдь не "прогрессивностью" или "консервативностью" взглядов и моральных установок.

  Возраст, лет
18–24 25–34 35–44 45–54 >55
Вопрос: "Иногда приходится слышать мнение, что если мужчина и женщина проживают совместно, ведут общее хозяйство, их можно считать мужем и женой, даже если они не заключили официального брака. Вы согласны или не согласны с таким мнением?"
Согласен(-на) 69 71 69 63 54
Не согласен(-на) 21 19 22 23 30


Любопытно, что согласие назвать живущих совместно мужчину и женщину мужем и женой совсем не означает полную легитимацию незарегистрированных отношений и полное их отождествление с зарегистрированными. Достаточно взглянуть на нижеследующую таблицу: значительная доля тех, кто признает живущую совместно пару мужем и женой, соглашается с мнением, что невступление в брак означает недостаточную привязанность или недостаточную уверенность в дальнейших отношениях, а также считает обязательной регистрацию союза.

  Вопрос: "Иногда приходится слышать мнение, что если мужчина и женщина проживают совместно, ведут общее хозяйство, их можно считать мужем и женой, даже если они не заключили официального брака. Вы согласны или не согласны с таким мнением?"
согласен(-а) не согласен(-а)
Вопрос: "Порой приходится слышать мнение, что когда мужчина и женщина проживают совместно, но не заключают официального брака, это обычно означает, что они недостаточно привязаны друг к другу. Вы согласны или не согласны с таким мнением?"
Согласен(-на) 22 58
Не согласен(-на) 67 31
Вопрос: "Иногда приходится слышать мнение, что когда мужчина и женщина проживают совместно, но не заключают официального брака, это обычно означает, что они недостаточно уверены, что их брак будет удачным. Вы согласны или не согласны с таким мнением?"
Согласен(-на) 34 63
Не согласен(-на) 54 26
Вопрос: "По Вашему мнению, обязательно или необязательно, чтобы отношения мужчины и женщины, живущих совместно, ведущих общее хозяйство, были зарегистрированы?"
Обязательно 38 72
Необязательно 53 19


Это может означать только одно: используя сопоставление с браком для легитимации незарегистрированных союзов, многие тем не менее воспринимают эти формы отношений как существенно различающиеся. Замечательный диалог, иллюстрирующий эти наличие подспудные различия, произошел на московской фокус-группе.
"
Модератор: Ответьте мне, пожалуйста, можно ли такие [незарегистрированные] отношения назвать браком?
1-й участник: Нет, нет.
Модератор: Чем такие отношения отличаются от брака? Если не зарегистрированы, но живут вместе, ведут общее хозяйство?
1-й участник: Не знаю. Ну живут и живут. Ничем. Ну, штампа нет в паспорте. <...> Вот семьей назвал бы.
Модератор: Ну хорошо, мужем и женой Вы бы их назвали через 20 лет?
1-й участник: Нет, не назвал бы.
2-й участник: Я бы тоже не назвал, хоть и жил, но все равно, ты знаешь... Нет, это не муж, жена.
Модератор: Не муж и жена?
2-й участник: Ну конечно, нет. Ну, это гражданский брак, <...> это соглашение двух человек" (ДФГ, Москва).

Как видим, участник фокус-группы затрудняется ответить, чем отношения в браке отличаются от отношений в сожительстве, он даже готов назвать незарегистрированный союз семьей, но наотрез отказывается признать незарегистрированную пару мужем и женой. Другой участник фокус-группы к нему присоединяется, хотя немногим ранее утверждал, что между браком и сожительством нет абсолютно никакой разницы: "единственное, чем отличается этот брак: тем, что поедешь куда-нибудь в гостиницу – тебе не дадут один номер на семью". Далее по ходу дискуссии он разъясняет свою позицию: в незарегистрированных союзах, считает он, отношения неопределенны и потенциально открыты, тогда как отношения в браке – это уже принятое на всю жизнь решение.
"Гражданский <брак> – это идешь к женщине просто, вот мое мнение такое, а так – ну, идешь к жене. Вот я еще скажу. Вдруг она тебе говорит: «Дай-ка я на юг съезжу». Это две разных вещи, когда жену отпускаешь – жену спокойно отпускаешь, а вот когда гражданскую жену отпускаешь... <...> Жена – ну и что там, ну куда ты денешься, дети есть..."
(ДФГ, Москва).
И еще: "Свадьба – это пройденный этап, все, женщина твоя, так же как и муж твой. Ты никуда от них не денешься. А гражданский <брак> – нет, здесь еще или ты будешь думать, или она будет думать, а там, типа, выбирай. <...> А свадьба – это свадьба, это уже выяснили отношения, отношения на всю жизнь" (ДФГ, Москва).
Некоторые из прозвучавших на фокус-группах реплик свидетельствуют о том, что для многих сожительство – не предваряющая брак стадия, а кардинально отличающаяся от него модель отношений: респонденты их четко противопоставляют.
"Я хочу, чтобы и не жить ни с кем даже, – только замуж. Только обязательно регистрироваться официально. И тогда будут такие отношения, как мне хотелось бы"
(ДФГ, Самара).
"Я про старшую <дочь> говорю, что она, может быть, еще будет жить гражданским браком. Но вот младшая моя – она никогда не будет жить гражданским браком. Для нее это считается, как она поясняет... если не падшая женщина, а что-то из низкого сословия. Она считает, что нужно обязательно выходить замуж по расчету, и обязательно сразу регистрировать брак"
(ДФГ, Новосибирск).
"У меня знакомая есть, девушка молодая – она живет уже четыре года в гражданском браке. Ну, у него время пришло – он хочет на ней жениться, <...> и вот она недавно села и объяснила, что ей это, как бы, не нужно. Она не хочет выходить за него замуж. <...> Потому что, говорит, если я за него замуж выйду, он скажет, чтобы я бросила работу"
(ДФГ, Самара).

Обратим внимание на последнюю реплику. Она замечательно дополняет приведенные ранее высказывания другого участника дискуссии, который говорил, что официальную жену отпустил бы на отдых спокойнее, чем гражданскую, и что брак отличается от сожительства степенью определенности, установленности отношений. Эти реплики дают основания утверждать, что сожительство отличается от брака отнюдь не объемом обязательств и не степенью ответственности (по материалам фокус-групп очевидно, что такое различение большинство людей не проводят), а степенью личностной автономии. Судя по всему, считается, что заключение брака не только накладывает дополнительные материальные (и моральные) обязательства, но, что важнее, подразумевает согласие на ограничение степени собственной автономии – взамен на ограничение степени автономии партнера. По-видимому, это один из ключевых мотивов предпочтения незарегистрированного союза зарегистрированному.

Именно о нежелании излишней взаимосвязанности (но отнюдь не о боязни ответственности или о недостатке привязанности) говорили участники фокус-групп, рассуждая, почему мужчина и женщина могут не хотеть вступить в официальный брак.
"Ну не хотят, возможно, люди брать на себя лишние обязательства. Они живут
более свободно, более раскованно. При случае знают, что всегда есть отступной и можно разойтись безболезненно, без судов и без всяких вариантов. Ведь можно жить в гражданском браке и сделать устное соглашение: предположим, у меня квартира – у него машина" (ДФГ, Москва).
"
Модератор: Существует такое мнение, что если люди живут в гражданском браке, они не вступают в официальные отношения только потому, что недостаточно привязаны друг к другу. Как вы к этому мнению относитесь и почему?
1-я участница: Мне кажется, что нет. Мне кажется, что если люди год прожили вместе, дело движется к дальнейшему проживанию, то они боятся какой-то ответственности.
2-й участник: <...> Люди боятся брать на себя какие-то обязательства.
3-я участница: Да.
4-й участник: Согласен.
Модератор: Вообще привязанность друг к другу здесь не при чем.
4-й участник: Да, на это у них есть какие-то другие причины" (ДФГ, Самара).


Именно об ответственности, обязательствах и определенности отношений – т.е. о взаимном ограничении автономии – говорили участники массового опроса, отвечая, чем отношения мужчины и женщины, живущих совместно без заключения официального брака, отличаются от отношений мужчины и женщины, живущих в официальном браке.
"В официальном браке у супругов больше ответственности"; "появляются обязанности и долг у мужчин и женщин друг перед другом, если они в браке"; "более надежный союз в браке"; "больше уверенности в дальнейших отношениях".

"Без брака – это отсутствие уверенности дальнейших отношений"; "когда живут без заключения брака, то меньше стабильности в отношениях"; "в неофициальном браке у людей нет обязательств, нет ответственности..."

Именно об ограниченности (или неограниченности) свободы поступков и наличии (или отсутствии) договоренности о распределении обязательств говорили участники фокус-групп, отвечая на этот же вопрос.
"Люди, которые в браке, чувствуют ответственность перед друг другом. Люди, которые в гражданском браке, мое личное мнение, это любовники. Они могут разбежаться, завтра этот ушел туда..."
(ДФГ, Самара).
"Самое большое отличие – то, что в гражданском браке нет детей. Никто не хочет нести ответственность"
(ДФГ, Самара).


И неслучайно многие из участников фокус-групп упоминали об обязывающем, привязывающем смысле брака (причем этот смысл признавали и те, кто считает, и те, кто не считает его необходимой компонентой супружеских отношений).
"Бывает так, что этот штамп обязывает. Притягивает людей в этом самом семейном быте. В брак вступили – и появились обязательства друг перед другом. Мне кажется, люди внимательнее относятся друг к другу. Не так, что я забрала свои подушки и убежала – а ты оставайся. Там придется где-то задуматься, уступить"
(ДФГ, Самара).
"Мне кажется, что если он побоится ее потерять, то он зарегистрирует этот брак"
(ДФГ, Самара).


Судя по всему, сожительство и брак следует признать двумя различными культурными моделями интимного союза (хотя по степени социальной легитимности они мало различаются): одна представляет собой, образно говоря, произведенный согласно договору обмен правами и обязанностями, другая – свободный дар; брак – более обязывающая и ограничивающая свободу действий модель, тогда как сожительство всегда предполагает более высокую степень автономии каждого из партнеров, большее пространство возможностей для самореализации, но тем самым – и некую неопределенность отношений. Отсюда же вытекает предположение, что по мере эгалитаризации брака, по мере увеличения автономии каждого из супругов, по мере ассимиляции институтом брака ценностей самореализации привлекательность сожительства будет снижаться.

  • Подробные ответы на вопросы и распределения по социально-демографическим характеристикам можете посмотреть в таблицах по адресу: http://bd.fom.ru/report/map/tb051029



  • База данных ФОМ > Материалы журнала "Социальная реальность" >  > Смыслы и значения незарегистрированных отношений: разновидности брака или альтернативы ему? (Часть 2)