www.fom.ru · поиск · · расширенный поиск ·      








04.04.2002, Опрос населения

Коррупция как норма российского сетевого мира




 

'Если нет государственных структур, то нет коррупции' (Из интервью эксперта)

С некоторого времени в социологии сложилась концепция сетевого мира, которая, как нам представляется, может помочь структурировать эмпирический материал, анализируемый в этом тексте, – интервью с региональными экспертами на тему: 'Коррупция в России' (Предлагаемый комментарий является продолжением и дополнением материала, опубликованного в вы-пуске 'Доминанты. Поле мнений' № 004 от 27 января 2002 г. (http://www.fom.ru/survey/dominant/350/868/2831.html).Исходным материалом послужили 29 интервью с региональными экспертами на тему 'Коррупция в Рос-сии'.). Представления о корнях и свойствах коррупции, имеющие хождение в экспертном сообществе, во многом релевантны теории социальных сетей, и поэтому она, на наш взгляд, позволяет придать определенную стройность и логичность исходным данным, реконструировать интерпретативные схемы, латентно присутствующие в сознании представителей региональных элит.

Сетевые отношения возникают между социальными индивидами как неформальные, в их основе лежит принцип реципрокности. Они называются сетевыми потому, что не иерархичны, то есть не имеют верха и низа, центра и т. п. Социальные сети представляют 'нижнюю', неформальную сторону общества. Особенность неформальных, а шире, сетевых отношений заключается в их незаметности для самих участников. Они воспринимаются как само собой разумеющиеся, беспроблемные, а потому самими участниками не рефлексируемые. По сути, они выступают устойчивым социальным фоном, пронизывающим повседневные практики. Важно отметить, что социальные сети выполняют ряд тех же функций, что и институты гражданского общества. Одной из таких функций является функция социального контроля со стороны сетевого сообщества – как за его членами, так и за государственными служащими.

Социальные сети воплощают внегосударственный аспект социальной жизни. Они преимущественно открыты, точнее – у них как бы 'рваные' края, отсутствует выраженная граница. Хотя в каждой из социальных сетей существуют доминирующие идентификационные признаки.

Противостоящая нижней – верхняя, или формальная, сторона общественной жизни представлена, главным образом, государством, официальным обустройством.

Наиболее приемлемой и образцовой (нормативной) для цивилизованного сообщества является модель демократического государства. В основе этой модели лежат законы, т. е. повторяющиеся универсальные, обязательные для всех правила поведения, которые должны быть ясны и понятны гражданам. В этом случае государство представляет собой открытую для обзора часть социальной жизни. Оно – своеобразный 'аквариум', в котором известны все правила движения всех персонажей. Та сторона общественной жизни, которую организует государство и которая регулируется и поддерживается законами, является открытой и прозрачной, легко поддающейся контролю. Причем демократическое государство само организует как минимум двусторонний контроль. Со стороны государства – над гражданами и государственными служащими, с помощью нормативных актов и специальных органов (например, прокуратуры). Со стороны общества – над деятельностью госчиновников, с помощью так называемых институтов гражданского общества, поддерживаемых 'сетевым' сообществом. В идеале любой гражданин, видя какие-либо неполадки в государственной машине (в выполнении госслужащими своих обязанностей) имеет право и возможность указать на эти неполадки для последующей 'починки механизма'. При этом предполагается, что гражданин знает, куда ему обратиться, знает свои права и обязанности, четко знает прерогативы и процедуры действий чиновника или госоргана, уверен, что за такое обращение его не будут после преследовать, – а даже наоборот, его поставят в известность, что дефект исправлен. Открытому государству соответствует открытое общество с развитыми сетевыми отношениями (Предложенное выше описание государственного устройства является подразумеваемым, но не выска-зываемым экспертами идеалом. Имеющееся в общественном сознании представление об образцовом го-сударстве позволяет экспертам воспринимать коррупцию как неправильное, негативное явление, как от-ступление от нормы и тем более - от идеала.).

Другая, противоположная модель государственного устройства характеризуется закрытостью государственного механизма, неопределенностью властных границ и экспансией власти – в лице чиновников и нормативных актов – в приватные сферы. В этом случае взаимодействие между государством и сообществом оказывается более напряженным и конфликтным.

Следует обратить внимание на то, что многие исследователи выделяют симметричные сетевые контакты, называемые 'слабыми' (они осуществляются на основе реципрокности и скрепляются отношениями дружбы и родства), и несимметричные отношения, называемые 'сильными' (типа патрон – клиент), более характерные для деловой сферы и скрепляемые системой демонстративной лояльности и подношениями.

Дадим слово экспертам.
  • 'Новых систем не построили, т. е. гражданского общества, которое контролировало бы теперь чиновничество, т. е. оно еще не возникло' (эксперт, Нижний Новгород).


  • 'Только закрытое общество создает коррупцию' (эксперт, Санкт-Петербург).


  • 'Пока не будет открытости их действий сверху донизу – всей этой вертикали власти, не будет ничего. Я никогда ни за что не поверю ни в какие там декларации о борьбе с коррупцией. Пусть 10 законов примут – и ничего не будет' (эксперт, Брянск).
Феномен коррупции эксперты объясняют неразвитостью, фактическим отсутствием в России общественного контроля над деятельностью госслужащих. Это порождает вседозволенность и безнаказанность данного социального слоя.
  • 'Скорее всего, это наследие общекультурное. Наследие всевластия, когда нет демократии, когда все вопросы решает один человек, чиновник, а не закон и не традиции, – отсюда и коррупция. Вот милиция: хочу – арестовал, хочу – не арестовал, хочу – будешь сидеть в КПЗ три месяца, хочу – два года. Это же зависит от одного человека. Поэтому и приносятся взятки. Люди в военкомате: хочу – возьму, хочу – не возьму тебя в армию. От кого зависит? От одного человека – вот ему взятки и несут. А если бы все открытое было, – то, о чем Комитет матерей говорит, чтобы армию открыли... А ее не открывают – и не откроют, а раз не открывают, значит, будет коррупция. Раз общество не открыто, значит, будет коррупция' (эксперт, Ульяновск).


  • 'Коррупция возникает во властных структурах среди чиновников. Их расплодилось совершенно невероятное количество, намного больше, чем было в Советском Союзе. А Советский Союз был в два раза больше, чем Российская Федерация. Они совершенно ненасытны. Безусловно, самая большая величина коррупции, конечно, в государственных структурах, потому что она и есть коррупция. Если нет государственных структур, то нет коррупции' (эксперт, Санкт-Петербург).
Можно, обобщив эти и аналогичные высказывания региональных экспертов, резюмировать, что коррупция возникает там и тогда, где и когда государственная машина, структура, ясная и понятная, 'прозрачная', подконтрольная подменяется несимметричными сетевыми контактами. Неформальные отношения начинают доминировать над формальными. Обменность становится принципом деятельности. При определенном распространении таких отношений государственная система 'затуманивается', оказывается непрозрачной. Создается законодательство, которое порождает неопределенность и даже необязательность исполнения. Результат заменяется, вернее, дезавуируется процедурой.
  • 'Федеральные структуры, которые работают по принципу первичности процедуры и вторичности результатов действия и уровня контроля. Ведь контролирует себя, как правило, не результат, а процедура' (эксперт, Красноярск).


  • 'Коррупция возникает там, где позволяет недостаточно продуманное, детализированное законодательство. Существуют какие-то возможности обходить закон, поступить либо так, либо по-другому' (эксперт, Брянск).


  • 'Как раз несовершенство и законодательства, и уголовно-процессуального кодекса, и уголовного законодательства порождает и способствует процветанию коррупции' (эксперт, Тула).


  • 'Две причины коррупции: во-первых, плохое устройство государственной власти и государства. То, что начал делать Путин, когда пришел к власти (строить властную вертикаль), – в принципе, это правильные действия. Другое дело, что они делали это при помощи 'лопаты'. Так не делается, это делается более аккуратно, более тонко и изящно. Вторая причина – это несовершенство наших законов. Причем несовершенство, которое заведомо закладывает законодательство' (эксперт, Санкт-Петербург).
Главным идентификационным признаком коррупционных сетевых связей является присвоение тех или иных ресурсов за счет занимаемого места в системе государственного управления (но не в самой социальной сети!). Важно понять, что коррупционная сеть не заменяет собой структуру государственного управления, а создается рядом, параллельно, при любом удобном случае подменяя ее.
  • 'Они имеют систему, практически повторяющую систему государственной власти, и знают все правила игры, но используют их в своих интересах, в своей группировке, в своих таких узко специализированных интересах, скажем так' (эксперт, Санкт-Петербург).


  • 'Потому что коррумпированность настолько глубокая, и коррумпированность чиновников или лиц... я думаю, что они настолько сильны, что, я думаю, у них есть силы противостоять и президенту, и генеральному прокурору, и кому бы только ни было' (эксперт, Киров).
Кто же включен в коррупционные сети, по мнению экспертов? Кажется, что ответ должен быть очевиден – госслужащие. Однако, определяя социальный состав коррупционеров, региональные эксперты называют более широкие социальные слои.
  • 'Среди госслужащих' (эксперт, Брянск).


  • 'Я думаю, в тех кругах общества, у которых очень большие амбиции и очень маленькие возможности для их реализации. Они получили высокое образование, высокие должности, но эти должности не дают им заработную плату' (эксперт, Нижний Новгород).


  • '...коррумпированными структурами у нас являются Министерство внутренних дел и подчиняемое им ГИБДД. Я не могу сказать, есть ли коррупция в ФСБ, – я с этим не сталкивался, слава Богу, и думаю, что ее там меньше, чем в МВД. У нас абсолютно коррумпированы все верхние уровни власти: от уровня районной администрации, администрации области и т. д. – это безусловно; ниже – не знаю, не могу сказать' (эксперт, Киров).


  • 'В тех слоях, где крутятся деньги' (эксперт, Казань).


  • 'Наверное, среди крупных предпринимателей, бизнеса. Потому, что там игра больших денег, дележ сырьевых, ресурсных возможностей' (эксперт, Пермь).


  • 'Вплоть до верхних. Она [коррупция] оттуда, в общем-то, и начала свой победный, триумфальный шаг. Я Вам приведу пример. Вы помните 90-й, 93-й, 94-й годы? В органы власти никто не шел – низкая зарплата, много работы, по-настоящему если браться за работу. Если сидеть, дурака валять... они и сидели – валяли дурака. А потом, когда сверху пошла волна коррупционная, они поняли: Боже, мы же зря тратим время. Время уходит, а место <денег> не приносит. Было такое в России старое понятие: столоначальник. Так вот, когда столоначальник требовал повышения зарплаты, более высокое начальство говорило: но тебе дали стол – и стол должен тебя кормить. Вот у столоначальников были тарифы. Писанные или неписанные, но они соблюдались четко, и он знал, что больше положенного он взять не имеет права. Иначе это может стать достоянием гласности для его вышестоящего начальника, и тот у него стол заберет и передаст другому' (эксперт, Калининград).


  • 'В чиновных. Дело в том, что, как правило, на такие должности идут люди, склонные к таким вещам, потому что извлечь оттуда каких-то других благ бывает обычно трудновато, а использовать свое положение, обменять власть на деньги очень даже просто (эксперт, Тула).
Разберемся в причинах такого расширительного толкования понятия 'коррупционер' (Уточним, что в собственных обобщениях мы моделируем неявленную логику рассуждения экспертов, то, что осталось вне текста интервью, но полагается ими как само собою разумеющееся. ).

Очевидно, что членом описываемой – коррупционной – социальной сети может быть только чиновник, госслужащий, управленец, т. е. тот, кто официально включен в механизм государственного управления.

Поскольку мир ресурсов включает широкий спектр частных и корпоративных, материальных и моральных ресурсов и капиталов, то коррупционная сеть является открытой, ибо в нее вовлекаются в качестве 'доноров' все, кто потенциально может вступить в обменные отношения с чиновниками. Рядовой гражданин, предприниматель, 'хранитель' государственной собственности (или бюджета), 'моральный авторитет', местоблюститель... Государственное управление в России всегда стремилось к тотальности, всестороннему и повсеместному контролю над гражданами, пыталось минимизировать внегосударственный аспект жизни. Складывается впечатление, что чиновники всегда сопровождают людей в их повседневной жизни. Справки, разрешения, запреты, штрафы, лицензии и пр. ; ГИБДД, БТИ, ЗАГС, отделы имущества, ЖЭУ, паспортные столы, военкоматы, префектуры, администрации (это все из лексики экспертов)... И везде люди, которые стремятся обменять 'место' на ресурс, официальные, 'прозрачные' отношения превратить в неофициальные, полуофициальные, 'затуманенные'. В логическом пределе – система государственного управления (и шире – государства) стремится превратиться в разветвленную коррупционную сеть, подменяющую собой государство или существующую параллельно с государством. Сетевые отношения становятся системой, правилом. Повторим, что у сети совсем другие принципы построения, цели, способы рекрутирования. Возникает образ – коррупция как спрут, раковая опухоль, язва, червь. Коррупция – это 'низ' официального 'верха'. Она вовлекает в свою паутину фактически всех членов общества.

Эксперты четко определяют коррупцию как системное явление.
  • 'То есть фактически она пронизывает все структуры общества' (эксперт, Санкт-Петербург).


  • 'А для России это уже становится неотъемлемой частью характеристики чиновничества' (эксперт, Саратов).


  • 'Я думаю, что этот червь точит все яблоко' (эксперт, Брянск).


  • 'На мой взгляд, это просто разложение всего общества' (эксперт, Казань).
Кроме того, принцип торговли местом выходит далеко за пределы государственного управления, становится частью повседневной жизни, трансформируется в способ получения дополнительного неофициального вознаграждения за выполняемую услугу. Самое печальное, что население, по мнению экспертов, готово платить, давать взятку и т. д. Принцип коррупционных сетей легитимизирован общественным сознанием.
  • 'Да она вообще опасна, она стала системой...' (эксперт, Владимир).


  • 'Это стало таким явлением в повседневной жизни, пронизывающим всю социальную ткань общества. Уже и на низовых уровнях люди стали считать, что, не дав какой-то презент кому-то, нельзя решить ни одну проблему: врач не сделает нужный диагноз, не поможет учитель. Везде это уже стало негласно неинституционализированным институтом, этот феномен взятки, дарения и так далее' (эксперт, Воронеж).
Коррупция – коллективное бессознательное, низкая темная сила, являющая себя не через единичные случаи, а системно, организованно, и потому она непобедима.

Обнаруживаются некоторые разногласия во мнениях экспертов относительно увеличения или уменьшения масштабов коррупции в России. Но ни у кого из них не вызывает ни малейшего сомнения, что размах коррупции беспрецедентен.
  • 'Я думаю, что они увеличиваются' (эксперт, Воронеж).


  • 'Мне кажется, что уменьшается, мне кажется, что с приходом к власти Путина, человека, знающего всю подноготную силовую, агентурную работу, силовые структуры (которые были призваны бороться не только с разведками и контрразведками, но и с коррупцией). Я связываю с его приходом, с контролем, с силовыми методами. Я связываю это напрямую с президентом' (эксперт, Брянск).


  • 'Вы знаете, я боюсь, что они достигли насыщения и находятся в том же самом положении. То есть сначала это было меньше, потом это стало увеличиваться в начале 90-х годов, сейчас это все достигло насыщения. Уменьшения я никакого не вижу. Говорить об увеличении у меня тоже нет оснований' (эксперт, Санкт-Петербург).


  • 'Я бы сказал, что они не увеличиваются, и даже немного уменьшаются. Меня так заставляет думать наш президент Владимир Владимирович Путин. Отлучив от этой возможности ряд олигархов, сказал как бы: ребята, будьте поосторожнее' (эксперт, Кемерово).


  • 'Думаю, они не меняются, они как были большими, так и остаются. Ну, понимаете, новых процессов или новых открытий таких нет, а то, что сейчас разгребается из числа совершенных дел, оно как-то стабилизировалось' (эксперт, Саратов).
Интересными представляются рассуждения экспертов, сравнивающих масштабы коррупции в центре и в регионах. Ими высказываются прямо противоположные аргументированные мнения, и это позволяет сделать вывод, что уровень коррумпированности в нашей стране мало зависит от переменной центр – регионы.
  • 'Я думаю, что в <регионе> в меньшей степени, потому что ресурсы не те. К тому же область у нас не сырьевая, она не донор, она нефтепроводящий регион, она дотационная. С этой точки зрения, нет миллиардов или триллионов, которыми можно 'ворочать' (эксперт, Воронеж).


  • 'Ну конечно <в Санкт-Петербурге>, выше, как в любом другом крупном городе. Больше возможностей. Больше различных криминальных структур. Любой регион, где больше возможностей, больше ресурсов, больше коррупции' (эксперт, Санкт-Петербург).


  • 'Я думаю, что ввиду того, что регион такой экономически обеспеченный, видимо, и коррупции больше в нашем регионе. Т. е. все зависит от того, есть ли что еще украсть, т. е. когда уже украсть просто нечего, тогда и люди меньше воруют' (эксперт, Нижний Новгород).


  • 'Ну, может быть не в столь значительной, чем в Москве, но есть, я думаю, и здесь. Сам объем возможностей для этого дела гораздо меньше, чем в Тюмени, допустим, там, или где рыба, там, красная или икра черная, или какая она там есть, или в самой Москве. От Москвы все зло, как у нас люди говорят' (эксперт, Родники).


  • 'Эксперт: На региональном она особенно распространена.
Интервьюер: В какой степени?

Эксперт: В самой максимальной – начиная с низовых звеньев, потому что деньги текут снизу вверх, а не сверху вниз' (эксперт, Санкт-Петербург).

Несмотря на масштабы распространения коррупции-сети, она не может и не должна восприниматься как нормальное явление. Коррупция ассоциируется не только с болезнью, но и с чем-то низким, темным, пачкающим, от чего следует держаться подальше. Неоднократно в рассуждениях экспертов проскальзывает мотив дистанцирования от конкретных примеров проявления коррупции ('это не у нас', 'такого у нас нет', 'так, все по мелочи', 'сразу я и не вспомню').
  • ' Это так сразу сложно вспомнить, по правде сказать. Ну вот, допустим... хотя здесь не столько коррумпированность, сколько безответственность тех же судебных органов' (эксперт, Тула).


  • 'Ну, таких четких <примеров> я не могу <привести>. Но то, что наряду с большим количеством нищих людей у нас поражает обилие шестисотых мерседесов, а второе – это огромные коттеджи, все это свидетельствует о том, что честным путем достигнуто это быть не может' (эксперт, Саратов).


  • 'Оно больше характерно для центра, для крупных регионов, а у нас тут скромнее все' (эксперт, Воронеж).
В ряде интервью присутствует тема бесполезности борьбы против коррупции. Коррупция и коррупционеры ненаказуемы. 'Рука руку моет'.
  • 'За мешок картошки посадят, а те, кто крадет миллиарды, у нас неприкосновенны' (эксперт, Воронеж).


  • 'Раз мужик картошки украл – его в тюрьму посадят, а другой двести миллионов украл – и в политике заседает' (эксперт, Кемерово).


  • 'Я в серьезность намерений верю, я бы хотел еще поверить и в действенность этих всех... Потому что, ну сказано 'а', а я говорю, для примера хотя бы, для острастки вот заслуженного жулика – разобраться с ним и посадить, было бы гораздо важней, чем разговаривать' (эксперт, Воронеж).


  • 'К сожалению, общественное мнение и люди настроены на то, что вряд ли эти дела [П. Бородина и Н. Аксененко] будут доведены до конца, вряд ли что-то из этого выйдет' (эксперт, Воронеж).
Важнейшей характеристикой сетевых отношения является доверие, возникающее между участниками сети. В коррупционных сетях доверие трансформируется в круговую поруку и тотальную вовлеченность ее участников в неправовую деятельность. Поэтому возникает представление о непобедимости коррупции.

По мнению экспертов, коррупция – невидимка. 'Божественная птица Симург' (У Борхеса есть новелла-притча о Боге птиц Симурге, который, по легенде, проживает где-то в Срединном Китае. И когда персидские птицы, отправившиеся на его поиски, после долгого опасного путешествия достигли нужной территории, они поняли, что они сами и есть Симург - все вместе и каждая по отдельности.).
  • 'Понимаете, коррупция – она слишком такая виртуальная, она не персонифицирована у нас в обществе. И все, и никто' (эксперт, Красноярск).


  • 'Факты коррупции, как правило, абсолютно недоказуемы, потому что в фактах коррупции нет проигравшей стороны, кроме нашего народа' (эксперт, Санкт-Петербург).


  • 'Я думаю, что если мы очень много говорим о том, что мы очень много из года в год делаем в жизни, вкладываем и громадные средства, и усилия, но на самом деле улучшения жизни не наступает, значит, результатом этого может считаться скрытый механизм, который работает отнюдь не на людей' (эксперт, Тула).
Очевидно, что борьба против коррупции не должна сводиться к борьбе с симптомами этого явления – взяточничеством, мздоимством, использованием служебного положения в корыстных целях. Она должна вестись системно – искоренению должны подлежать условия и факторы ее появления. Кампанейщина в этом деле недопустима. Волна громких коррупционных скандалов еще не говорит о серьезности намерений высшего руководства в борьбе с коррупцией. Скорее – это свидетельство внутрисетевых 'разборок'. Кроме того, разоблачительные выступления в СМИ, активизация деятельности правоохранительных органов могут означать также борьбу за смену внутрисетевого персонала. Особенно в период избирательных кампаний появляется реальная возможность осуществить ротацию членов закрытой сети. Итак, за любым коррупционным разоблачением может стоять чей-то внегосударственный интерес. Эксперты высказывают мнение, что борьба с коррупцией на самом деле таковой не является. Эта тема актуализируется и затухает в зависимости от чьих-то конкретных интересов.
  • 'Но здесь уже возникает очевидное 'но': а не является ли это политическим заказом. Потому что сейчас эти действия направлены против людей, которых когда-то назначал Ельцин, кто входил в понятие Семьи в широком смысле, то есть не близких родственников, а всех, имеющих отношение к нему. Если это целенаправленные действия, тогда это сведение счетов, тогда это политика и неполноценное действие' (эксперт, Воронеж).


  • 'Ну, как Вам сказать? Правильно они говорят об усилении борьбы с коррупцией, но говорят они о борьбе или нет? Борются они с коррупцией или нет?. Здесь принципиально надо решать' (эксперт, Санкт-Петербург).


  • 'Тут идет просто речь о переделе власти, переделе того, кто будет контролировать какие-то потоки ресурсов и финансовые потоки. А то, что скажут, что украл этот чего – просто его устраняют, это не борьба с коррупцией, это борьба с конкурентами' (эксперт, Нижний Новгород).
Какие же условия порождают коррупцию? Каковы ее причины?

Причины и масштабы коррупции в России экспертами объясняются давней исторической традицией, ставшей обязательным идентификационным признаком, национальным атрибутом:
  • 'Я думаю, что традиции нашего общества так сложились. То ли со времен татар – украсть, уворовать, отнять, значит, написать донос на кого-нибудь. Вот есть в нашем народе такая черта нехорошая' (эксперт, Воронеж).


  • 'Эта вот ментальность жуткая' (эксперт, Санкт-Петербург).
Неоднократно встречаются суждения, что в природе человека заложено стремление к обогащению.
  • 'Главное – это извечное стремление людей получить много, ничего не делая' (эксперт, Казань).
Особенно такое стремление усиливается в условиях низкого уровня оплаты труда, общей недооценки трудовой деятельности людей.
  • '...нравственные основы меняются, то есть личная выгода... не то чтобы выгода, это грубо сказано, а личная высокая самооценка человека все время как бы ему говорит о том, что мне недоплачивают, и в этом плане это как бы то пространство, на котором возникает коррупция. Оно не изменилось, человек как бы по существу не нашел своего места в обществе, поэтому завышенные эти вещи и порождают коррупцию, а она скрытая, еще не явленная' (эксперт, Красноярск).
Кроме того, принципы организации сети-коррупции обеспечивают привлечение туда людей с определенными личностными качествами. А если коррупция порождается человеческой страстью, то победить ее можно только другой страстью, а именно – страхом, ужасом перед последствиями содеянного. Отсюда – предлагается накатанный вариант борьбы против коррупции.
  • 'Ужесточением законов, при которых каждый преступник должен сидеть, каждый коррупционер должен получить свое' (эксперт, Тула).


  • 'Мне кажется, здесь главное, как часто бывает в России, – создать прецедент. Хотя бы одно дело довести до конца, доказать все, это бы и остальных заставило гораздо осторожнее в этих вопросах себя вести. Осторожнее не в том смысле, чтобы укрывать эти действия, а именно подумать лишний раз' (эксперт, Воронеж).
Правда, высказывались предположения, что страсть к обогащению можно удовлетворить высокими зарплатами чиновников:
  • 'Сейчас Герман Греф пытается воспроизвести фрагменты этого закона: высокие оклады чиновникам – соответственно порог коррупции будет ниже...' (эксперт, Санкт-Петербург).
Но такое предложение оспаривается аргументами другого эксперта:
  • 'Я что хочу сказать: человеческие качества всегда и везде примерно одинаковы. Уровень нравственности чуть хуже здесь, чуть выше там, но на самом деле на экономике это совершенно не сказывается. Если мы сказали, что экономика зависит от нравственности, тогда нужно было признать, что в Китае за последние 20 лет уровень нравственности вырос в 10 раз, как и экономика. Это неправда' (эксперт, Пермь).
Ряд экспертов полагает, что коррупция может быть преодолена не в рамках какой-либо краткосрочной программы, а путем кропотливой воспитательной работы, повышения общего культурного уровня населения.
  • 'Я для себя считаю – повышать культурный уровень, образовательный уровень, другого не дано. Повышать чувство собственного достоинства у людей, работать над личностью' (эксперт, Ульяновск).


  • 'Мне кажется, что в основе лежит еще отсутствие каких-то нравственных целей, идеалов, которые как-то компенсировали те трудности, в которых мы жили прежде' (эксперт, Саратов).


  • 'Связана с низкой культурой, низкой степенью самоуважения человека к самому себе' (эксперт, Санкт-Петербург).
Другим системным условием, порождающим коррупцию, по мнению экспертов, является несовершенство законодательства, закрытость деятельности чиновников, отсутствие контроля над ними, 'неправильно' понятая демократия.
  • 'Потому что демократия представляла собой нечто вроде 'делай все что хочешь' (эксперт, Санкт-Петербург).


  • 'Я скажу так, что коррупция была и при Сталине, и при Брежневе, и при Хрущеве, но, безусловно, что в тоталитарном режиме ее возможности сильно ограничены по сравнению с нашей демократией' (эксперт, Кемерово).


  • 'Истинная демократия – это очень большая дисциплина, реальная система законов, нормирующих эту демократию, а там, где есть коррупция, там нет демократии, это уничтожает демократию' (эксперт, Саратов).
Поэтому борьба против коррупции, по сути, есть то же самое, что борьба за создание демократического общества.
  • 'Конечно, можно было однозначно ответить – взял и на электрический стул посадил. Но это так, да, слишком просто и примитивно. Как-то надо создавать такие условия, чтобы чиновник, все, кто получает в первую очередь деньги из казны государственной, из бюджета, от налогоплательщиков, чтобы их работа была прозрачной' (эксперт, Воронеж).
Перспективы и успехи борьбы против коррупции экспертаы в первую очередь связывают с деятельностью В. Путина и его команды. (Выше уже приводился ряд соответствующих цитат.) Следует отметить, что в рассуждениях экспертов присутствует миф о 'добром царе', стремящемся действовать в интересах народа, но наталкивающемся на тихое, однако упорное сопротивление окружения.
  • 'А я сегодня могу доверять только Путину. Потому что это человек, который, к сожалению, может прокурору приказать, кому-то еще приказать, ну, фактически так' (эксперт, Кемерово).


  • 'Я думаю, надо рассматривать Путина, его желание навести порядок с этим делом' (эксперт, Воронеж).
Итак, эксперты определяют коррупцию, в первую очередь, как системное явление, обусловленное рядом постоянно действующих факторов.

Коррупция как системный социальный феномен есть сочетание сетевых неформальных практик управления государством с формальными. Коррупция как превращенный вариант сетевых отношений представляет собой суррогат гражданского общества, заменяет его в жестко централизованном (или бедном, с ограниченными ресурсами) государстве.

Коррупция может быть побеждена в том случае, если будут преодолены сетевые признаки государственного устройства: неформальность отношений, непрозрачность действий и неопределенность процедур.





База данных ФОМ > Власть и закон > Коррупция > Коррупция как норма российского сетевого мира