www.fom.ru · поиск · · расширенный поиск ·      








08.11.2007, Электронная фокус-группа

Письма интеллигенции В.Путину

Видеоряд, представленный к тестированию, представлял собой нарезку телевизионной программы В.Соловьева "Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым", посвященной обсуждению "писем интеллигенции" в адрес Владимира Путина. В этих письмах две группы представителей творческой интеллигенции, обращаясь к президенту, высказывают прямо противоположные взгляды на возможность В.Путина продлить срок своего пребывания у власти в качестве главы государства.

№ п/пЭпизодСодержание эпизодаИнтерес, оценкаДоверие, оценкаСогласие, оценкаСредняя оценка
14Н. Сванидзе о двух письмах интеллигенции президенту страны1,791,841,421,68
28М. Захаров дает совет власти1,691,331,691,57
37Н. Сванидзе об опасности коллективных писем президенту1,551,561,311,47
42М. Захаров о необходимости отстаивать собственные убеждения1,261,201,861,44
59В. Соловьев об отношении власти к позиции интеллигенции1,241,151,521,30
61Н. Сванидзе об отношениях между властью и интеллигенцией в России1,011,321,481,27
75Н. Сванидзе о реальности ухода В. Путина с поста президента1,020,800,900,91
86П. Лунгин о потребности власти в любви со стороны народа1,210,660,630,83
93П. Лунгин о неизменной оппозиции интеллигенции к власти0,740,760,510,67

1. Эпизод № 4 Н. Сванидзе, член Общественной палаты, журналист (НТВ, "Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым", 28.10.07, 22:00)

У нас сейчас есть один моральный авторитет, он же и политический авторитет, он же и реальный авторитет – это президент страны. Вот смотрите, какая интересная история: переписка представителей нашей статусной интеллигенции – переписка через президента. Значит, сначала один отряд нашей интеллигенции статусной написал письмо президенту. Подписи известны: очень видные, талантливые, влиятельные, известные люди. От имени 65 тысяч. Письмо написано президенту в стиле… в романтическом стиле избранных страниц русской любовной лирики, то есть "не уходи, побудь со мною". Смысл в том, что если вы уйдете, то, поскольку вы, как атлант, поддерживаете небесный купол над нашими головами, он рухнет. Поэтому уходить вам ни в коем случае нельзя. А с другой стороны, ответом – письмо других представителей статусной интеллигенции, которые наоборот пишут: не бойтесь, господин президент, уходите, купол не рухнет, он рухнет только в том случае, если вы, гарант Конституции, который должен ее охранять, ее нарушите и останетесь. Вот тогда он рухнет.

2. Эпизод № 8 М. Захаров, народный артист СССР, художественный руководитель театра "Ленком" (НТВ, "Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым", 28.10.07, 22:00)

У меня есть один совет для нашей власти, потому что все-таки, несмотря на те реформы, которые проводятся, и те достижения, которые сейчас есть, у нас в целом гигантская страна, и она еще остается во власти таких феодально-тоталитарных рефлексов. Я бы предложил нашему премьер-министру завести такой, как в казино, круг, написать только не цифры, а города: Пенза, Череповец, Тобольск, Омск – крутануть, куда он едет. Там, в Нижний Волочок – там спешно красят траву, там чинят забор, и любимый вопрос, по-моему, нашего премьер-министра: сколько получаешь, пенсия у тебя как? Мало. Прибавил. Это что, завод? Не работает. Дал денег туда. Вот это феодально-тоталитарная…

3. Эпизод № 7 Н. Сванидзе (НТВ, "Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым", 28.10.07, 22:00)

Когда митинги по всей стране: "останься!", когда ткачихи, дай им Бог здоровья, поварихи, Бабарихи… Здесь это до горлового спазма родной с советских времен набор официозной сорганизованной пропаганды, вот такого народного волеизъявления советского, когда так же и Пастернака гнобили, так же и поздравляли генсеков, – весь вот этот набор. Они это все видят, эти интеллигенты, им тоже становится страшно: а вдруг у человека сдадут нервы и он-таки останется. О чем речь? В чем главная, на мой взгляд, опасность? Главная опасность в том, что и те, и другие пишут президенту. То есть не друг другу, не обществу – коллективные письма президенту. Писал Сахаров – да, он писал, писал академик Павлов Сталину, писал Капица Сталину – они спасали людей, они отстаивали свою точку зрения. Коллективные письма редко кто писал…

4. Эпизод № 2 М. Захаров (НТВ, "Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым", 28.10.07, 22:00)

У меня все-таки позиция такая, что как бы специально хамить власти, чтобы показать свою оппозиционную смелость, не надо. Надо брать пример с Александра Сергеевича Пушкина, со Сперанского, с Карамзина, с Витте, наконец, с Солженицына, с Сахарова, который писал письма в Центральный комитет по собственной инициативе. Вот и я думаю, что когда требуется контакт, надо смело идти на этот контакт и отстаивать свои убеждения.

5. Эпизод № 9 В. Соловьев, ведущий программы "Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым" (НТВ, "Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым", 28.10.07, 22:00)

Отсюда и отношения власти и интеллигенции. То есть власть с барского плеча могла то шубу, то чин, то звезду с бриллиантами, то дачу на Рублевке, то возможность снять кино, то вот тебе деньжат. Но и у власти отношение стало – если читают письмо, то часто власти предержащие говорят: так, кто заказал, кто им проплатил? Не верят в позицию – верят в проплаченность позиции.

6. Эпизод № 1 Н. Сванидзе, член Общественной палаты, журналист (НТВ, "Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым", 28.10.07, 22:00)

В. Соловьев: Письма в Кремль разделили российскую интеллигенцию на два лагеря. Те, кто просит Путина остаться на третий срок, и те, кто требует уважать Конституцию. Впрочем, ни одно из писем не играет никакой роли. Потому что президент принял свое решение и не перестает повторять, что не нарушит данного слова. В чем же смысл таких обращений? Почему возник скандал? Какими должны быть взаимоотношения интеллигенции и власти? Был момент, когда казалось, что интеллигенты должны идти во власть, в этот первый созыв, Басилашвили, заседающий в Верховном совете… А потом вдруг наступило отторжение. Где это место интеллигенции в общей структуре власти?

Н. Сванидзе: Интеллигенция – это наиболее тонко нервно организованная социальная группа в любом обществе, поэтому, наверное, место ее там, где она сама видит свое место, это зависит от ситуации в обществе. В принципе, всегда в России власть относилась к интеллигенции потребительски, то есть власть относилась всегда к интеллигенции, как пьяница к фонарному столбу: она в нем видела средство поддержки, а не источник света. А интеллигенция всегда раздваивалась в отношении к власти: часть интеллигенции заведомо радостно любила власть, а часть интеллигенции заведомо радостно ее ненавидела.

7. Эпизод № 5 Н. Сванидзе, член Общественной палаты, журналист (НТВ, "Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым", 28.10.07, 22:00)

Первые увидели, что стабильность, о которой столько говорилось в последнее время, – она завязана на одного человека. И когда человек, который говорил, что он уходит, все время говорил: "Я ухожу, я не буду нарушать Конституцию". Но он говорил – сейчас это стало реальностью, и они испугались. А вторые увидели: да, человек говорил, что уходит, но когда видные государственные деятели постоянно сообщают о том, что они только и делают, как работают над тем, как бы так поступить, чтобы он мог обойти закон и остаться…

8. Эпизод № 6 П. Лунгин, режиссер и сценарист (НТВ, "Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым", 28.10.07, 22:00)

Дело в том, что в России никогда не было права, поэтому всегда власть требовала любви. Ну, или хотя бы не любви… Понимаете, я сейчас занимаюсь Иваном Грозным. Чего хотел Грозный? Почему опричники? За что он их карал? Он их карал за то, что любят мало. Понимаете, если бы любили бы как Бога, то и хлеб бы родился, и война бы выигрывалась. И вот эта потребность любви, взыскуемость любви какой-то, холопской любви… Ты холоп, люби меня – и я буду…

9. Эпизод № 3 П. Лунгин, режиссер и сценарист (НТВ, "Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым", 28.10.07, 22:00)

Мы не будем говорить, что интеллигенция делится на две категории, – интеллигенция делится на одну категорию. Интеллигенция всегда находится в оппозиции к власти. Почему? Потому что интеллигенция всегда со стороны слабого, по определению. Власть в России – это всегда сторона сильная. Я еще не видел, чтобы надо было защищать от кого-нибудь в России власть. Сейчас мы видим, как наша интеллигенция мутирует в интеллектуалов. Если они вошли в ту игру, где люди меряются количеством денег, то они, конечно, не элита. Они больше не пророки стали в нашем Отечестве.

Комментарий

Впервые за много лет, в течение которых проводятся ЭФГ, показатели всех трех кривых электронного тестирования во время демонстрации всех эпизодов фиксировались в зоне позитивных значений. Тему респонденты сочли безусловно интересной и актуальной. Значения кривых согласия и доверия не опускались в зону отрицательных оценок.

Разумеется, по итогам ЭФГ какие-то эпизоды заняли лидирующие позиции, какие-то оказались на нижних строках нашей рейтинговой таблицы, однако разница в баллах между тестировавшимися фрагментами невелика. Поэтому мы не станем особо выделять какие-то наиболее или наименее удачные эпизоды, а попытаемся проанализировать результаты ЭФГ и ДФГ в целом.

В ходе дискуссии, последовавшей за ЭФГ, ее участники были чрезвычайно активны, в том числе и потому, что их взгляды на обсуждавшиеся темы зачастую были диаметрально противоположными. И хотя основное обсуждение должно было быть посвящено проблеме взаимоотношений власти и интеллигенции в сегодняшней России, участники дискуссии постоянно возвращались к вопросу, которому собственно были посвящены письма, – о том, допустимо ли, чтобы В. Путин остался на еще один президентский срок.

Одни участники дискуссии считают, что В. Путин должен продлить свои президентские полномочия. Они объясняют это симпатиями к нему, отсутствием адекватной замены и тем, что "от добра добра не ищут".

"…я имею в виду – остаться, да, Путину на своем посту. Я, например, за это. Даже как бы многие вот даже простые люди на улице, когда иногда так разговариваешь, я так человек общительный, да, и многие говорят: да, надо, хотим, чтобы Путин остался. И даже пусть изменят Конституцию, но мы хотим за Путина".

"…но если общее мнение, так вот там, там, ну как бы, возьми десять человек, да, там скажем, вот свести – то минимум восемь из десяти вам скажут: за Путина. Почему? Потому что люди устали от того, что надо думать, что будет, а какой будет скачок. Здесь пока увидали, что сидит у власти твердо, и может быть, он делает, я, может быть, ошибусь, может быть, где-то как бы на показуху, но это думать как бы можно по-разному, но если мы видим, что каких-то чиновников за их огрехи он устраняет и меняет, то это, может быть, там где-то кому-то что-то, а простому человеку это, естественно, все равно, что вот там, ну, скажем, царь-батюшка есть, царь батюшка".

"Можно я крамольную вещь скажу? Вот мы здесь так рассуждаем о Конституции, там вот пятое-десятое – давайте просто вот так вот задумаемся… Давайте скажем о том, что большинство народа эту Конституцию даже не читали. Я и говорю, что большинство народа эту Конституцию даже не читали, слышали они краем уха… Их больше интересует то, чтобы остался человек, которому они доверяют, хотя бы вот так".

"По одной простой причине – альтернативы на данный момент не видно".

Другие респонденты считают неприемлемым, чтобы В. Путин продлевал свои полномочия, так как, по их мнению, это повлечет за собой либо прямое нарушение Конституции, либо прецедентное ее изменение. И первое, и второе, считают респонденты, равно недопустимо.

"Каким бы он хорошим ни был, или как бы он плохим ни был, я считаю, надо делать все по закону".

"А потому что есть Конституция, есть законы, есть совесть, есть все. Человек не должен идти на поводу ни у народа, ни у своих. За восемь лет он набанковал с ними, они же все при деле, понимаете, конечно, поддержка будет среди них – у них миллионы, миллиарды. Они поддержат".

"…я не понимаю, почему этот вопрос у интеллигенции возникает, если уже открыто человека по Конституции… он просто не может по Конституции, это надо менять тогда Конституцию. Но он тогда нарушит свое же слово".

"…нужно было раньше эту Конституцию тогда менять, но не перед выборами, просто нельзя так".

"…здесь очень сложно, да… Если сейчас изменят как бы Конституцию, то есть это значит, каждый может… ну, потом будет думать, что можно делать все что угодно, то есть, как бы обходить законы опять же. Вот с этой стороны, конечно, это будет в минус играть… Я имела в виду то, что если сейчас Путин громко говорил, что Конституцию нарушать нельзя и сам же сейчас ее нарушит, то есть он опровергнет свои слова".

Респонденты, считающие недопустимым менять что-либо в основном законе страны ради продления президентских полномочий В. Путина, не исключают, что такие изменения все же могут быть внесены. Участники дискуссии считают, что в России "никогда не относились с уважением к букве закона".

"Но другое дело, что у нас закон – как дышло".

"Да, захотели – могут и поменять Конституцию".

Письма представителей творческой интеллигенции президенту России (следует отметить, что до начала тестирования респондентам была предоставлена возможность ознакомиться с обоими текстами) рассматривались участниками дискуссии как попытка вмешаться в "какие-то непонятные закулисные процессы". Дискуссия разворачивалась вокруг вопроса – следует интеллигенции вступать в диалог с властью или этого делать не стоит.

Одни респонденты убеждены, что такой диалог необходим, что представители интеллигенции, являясь априори оппозицией власти, не должны "закрывать глаза на несправедливость" и призваны "тормошить власть".

"И власть всегда побаивалась – мне кажется, это должно быть – вот такой вот правды в глаза. Поэтому все-таки интеллигенция и власть – они как-то все-таки на разных полюсах, они не вместе".

"Вот я и говорю, значит, проскальзывает как бы сама идея о том, что между властью и интеллигенцией, к какой, к какому там она краю бы ни относилась, к тому или к этому, должен быть установлен нормальный цивилизованный диалог с обеих сторон, а не так, что считать, что там один – за свою сторону, а эти – против, и так далее".

"Ну, если я интеллигент, к примеру, если я интеллигент, и я вижу, что-то не так – почему я не должна власти сказать об этом? Почему я должна вот как-то вот лавировать и каким-то таким легким намеком делать. Зачем? Я пришла – и свое мнение высказываю, хотя сейчас мы имеем это право – высказывать".

Другие участники дискуссии полагают, что интеллигенция не должна писать открытые письма, адресуясь к власти. Причем одни считают это бессмысленным, другие – вредным. Вред от таких писем, по мнению этих респондентов, заключается в том, что творческая интеллигенция, обладая влиянием на граждан, может "призывать людей не к тому, что правильно".

"Да, интеллигенция когда пишет письма… ни те и ни другие писать не должны почему? Потому что интеллигенция имеет колоссальное влияние на простых граждан. Возьмите, да, артисты, писатели, художники – колоссальное количество людей, и все общество относятся либо к тому лагерю, либо к тому лагерю. И когда они между собой начинают вот эту всю ерунду… Вы вспомните, когда были выборы… Когда были выборы Ельцина, сколько народу пошло только из-за того за Ельцина, из-за того, что интеллигенция призывала к этому".

"Понимаете, а написать письмо только от интеллигенции – я считаю, что это, с одной стороны, обман идет всего другого народа, потому что есть еще другие люди, помимо интеллигенции. Я, например, тоже отношусь, там, я педагог, да, я не говорю, что мне плохо там живется, да, но просто я думаю о других например еще людях, которым плохо. Я вижу, что им реально плохо, им некому помочь, и никто им не помогает".

Общественная дискуссия, спровоцированная такими письмами, считают также респонденты, не может заменить собой "общенародный референдум", который "только один и может решить, менять ли Конституцию".

"А в плане писем от интеллигенции я вообще считаю, что если касаться конкретно вот Путина, вот вообще всей этой ситуации с выборами, то это должно решаться не письмами интеллигенции там…. Есть общенародный референдум. Почему, если коммунисты в свое время призывали таким референдумом убрать из власти Ельцина, почему бы народному референдуму не оставить как бы Путина?.."

Некоторые участники дискуссии считают в принципе бессмысленным "затевать переписку с властью", так как последняя все равно игнорирует мнение общественности.

"Я думаю, действительно, вот что сказали, что какие-то вот такие в стиле такие: останься, побудь со мной… Ну, если уже это решено, и не то чтобы предложить, допустим, давайте устроим всенародный референдум, как Дмитрий сказал, да… Неужели они думают, что от этого письма что-то зависит? Это даже вот для людей вот этого ума, если честно, я считаю, смешно. Или это действительно им кто-то подсказал такое написать".

"Ну, все равно никто же не будет прислушиваться к народу, что там… или к интеллигентам. И потом, интеллигенты же они – как его отличишь? Они, я думаю, что изжили, наверное, себя, потихоньку изживают".

Есть и такие участники дискуссии, которые полагают, что открытые письма представителей творческой интеллигенции В. Путину бессмысленны уже потому, что президент сам уже принял решение уйти со своего поста, и как "человек совести, человек слова" обманывать не станет.

"…он мне симпатичен, и я за то, чтобы он остался, но я понимаю, что он уйдет, потому что он человек совести, и он все-таки… занимал такой пост. Человек слова, он никого не обманывает, он уйдет, он не останется".

Что касается реакции респондентов на содержание обоих писем В. Путину, то и здесь мнения участников дискуссии разделились. Любопытно, что никто тем не менее не взялся критиковать письмо, инициированное М. Чудаковой, а Н.Михалкову с компанией от части респондентов досталось. Н. Михалкова участники дискуссии называли "талантливым режиссером" и "холеным барином".

"Да, но вот когда человек уже из интеллигента превращается в, допустим, такого человека, как Михалков, то у него уже… Он очень хороший режиссер, очень хорошие фильмы ставит, но вот отношение его с властью, если честно, вот я расцениваю, как лижет задницу, вот как вы сказали. Это так неприятно на самом деле, что ну ничего вот он такого действительно, вот такого вот, такой критики от него не услышишь, он как-то не критикует откровенно".

"А потому что настоящий интеллигент – он все-таки не будет молчать, и действительно про Михалкова говорили, что он такой вот, мне кажется, вот сейчас он такой слишком слащавый, что он не может правду сказать в глаза, потому что он уже завязан там с какими-то там людьми…"

"Холеный, лощеный барин. Талантливый, но неприятный".

Вторую группу подписантов респонденты хвалили за гражданскую смелость и за то, что эти люди "взяли на себя ответственность". Но, как уже выше говорилось, не приходится рассчитывать на то, что их письмо каким-то образом повлияет на решение В. Путина.

"Потому что, ну, мы должны что-то говорить, мы же не можем вот пресмыкаться перед властью, мы сейчас открыто ходим и говорим, ну хотя бы 50 на 50".

"…за критику – спасибо, то, что он критиковал, хоть в открытую сказал, любой бы пример там привел, но то, что он не побоялся, все-таки дал намек, что вот так сказал…"

"Но толку то будет? Да вряд ли".

А некоторые респонденты считают, что и первое, и второе письма в равной степени имеют право на существование, так как в них выражено мнение части граждан страны, а все граждане перед законом равны, и значит, их права на высказывание своей позиции тоже должны быть равными.

"А я думаю, что если человек интеллигент, то он должен знать, что любое другое мнение – он должен с ним быть или согласен, или не согласен, но оно должно иметь жизнь. И как первое письмо, так и второе письмо – оно имеет одинаковое право жить. И как бы его не обсуждали, и правы те, и правы эти, потому что у каждого свое мнение, и нельзя запретить одно или другие письмо, вот я так думаю. И это будет правильно. И не нужно спорить об этом: что нет, мы вот такие интеллигентные, хорошие, а вы плохие интеллигенты. Тут получается, что одни плохие, а другие хорошие, – а те наоборот думают".

Участники дискуссии считают, что и практика открытых писем властям, и особенная роль интеллигенции в обществе, да и сама интеллигенция – это "исключительно русская, российская особенность". Что "в Европе люди – граждане, они себя уважают, и никто не покушает на закон, потому что это свято", а Россия "еще не научилась уважать личность, а только привыкла бояться власти". Респонденты отмечают, что в цивилизованной стране открытая переписка художников, артистов, режиссеров с президентом по вопросу продления его властных полномочий была бы невозможной.

"Так происходит, потому что всегда, испокон веков наши люди никогда не были объединены между собой, всегда боялись всего, боялись высказывать свое мнение. Ведь вы посмотрите, вот так если сейчас вот да, собраться, лучше будут страдать, будут умирать действительно…"

"Дохнуть с голоду – да, но вот именно мы всегда боимся, что нас посадят, и это с мелочей начинается. Даже подать просто в суд из-за какой-то элементарной вещи, мы считаем себя правыми – мы не пойдем".

"Изначально мы, 150 лет только прошло, как ушли от крепостного права. Товарищи, моя бабушка работала на барщину, ее мать, я их всех помню до пятого колена… Вот это чиноприклонство наше – оно у нас в крови…"




База данных ФОМ > Президент > Срок президентских полномочий >  Письма интеллигенции В.Путину