www.fom.ru · поиск · · расширенный поиск ·      








24.03.2005, Исследования

Чечня: после Масхадова


Как восприняли российские граждане уничтожение Аслана Масхадова, повлияло ли это событие на их представления о положении дел в Чечне в целом и о перспективах качественного изменения ситуации в республике? Этим вопросам было посвящено исследование, проведенное несколько дней спустя после гибели лидера боевиков.

Подавляющее большинство россиян (92%) обратили внимание на сообщения СМИ об уничтожении Аслана Масхадова: 73% опрошенных сказали, что знают об этом, 19% –"что-то слышали". Впервые узнали об этом событии от интервьюера только 7% участников опроса.

Респондентов спросили, какие чувства, мысли вызвало у них известие об уничтожении российскими спецслужбами Аслана Масхадова. Ответили на вопрос многие: 79% участников опроса. Удовлетворение, облегчение, радость, иные положительные эмоции испытали при этом известии 32% респондентов: "безусловное одобрение"; "спецслужбы сработали хорошо"; "чувство облегчения...". Еще 20% заявили, что А. Масхадова настигло справедливое возмездие: "поделом"; "предателю – смерть"; "одним бандитом меньше стало, хуже фашиста"; "неправильно вел себя – и как собака умер". Есть и высказывания, в основе которых – рациональные соображения: одобрение, основанное на надежде, что с уничтожением Масхадова нормализуется обстановка в Чечне и в России, высказали 3% опрошенных ("наших меньше будет гибнуть"; "ситуация в Чечне нормализуется").

Никаких эмоций не вызвало известие об уничтожении Масхадова у 13% опрошенных: "мне на них все равно". Еще 3% объяснили свое индифферентное отношение к происшедшему тем, что уничтожение Масхадова, по их мнению, не приведет к долгожданному миру: "одного убили – другой такой же отыщется"; "безразличие – не того убили"; "все равно будут делать боевики свое дело без Масхадова".

Пожалели Аслана Масхадова 3% опрошенных россиян ("жалко его стало – как человека, запутался он"; "трагически, потому что погиб человек"). Очень мало (1%) оказалось респондентов, которые выразили недовольство уничтожением Масхадова, аргументируя свою точку зрения тем, что его следовало брать живым и судить: "хорошо, но лучше бы у него получить информацию"; "надо было судить живого, но не мертвого".

Чтобы понять, как в целом отнеслись россияне к этой акции спецслужб, им был задан вопрос: "Как Вы думаете, российским спецслужбам следовало или не следовало уничтожать Аслана Масхадова?". Две трети респондентов (68%) одобрили эту акцию; не одобрили ее 11% опрошенных, чаще – те, кто не доверяет В. Путину (18%), и люди с высшим образованием (21%).

Разделяющим первую точку зрения задали открытый вопрос: "Почему Вы думаете, что российским спецслужбам следовало уничтожить Аслана Масхадова?". Чаще всего эти респонденты обосновывают свое мнение необходимостью борьбы с терроризмом (30%). Утверждается, в частности, что:

- террористы, бандиты недостойны жалости, а Масхадов – один из них, и его уничтожение – важный шаг в борьбе с терроризмом – 16% ("бандитам нет жизни на земле"; "потому что он был террорист – а их надо истреблять");

- Масхадов – ключевая фигура чеченского терроризма, его гибель дезорганизует боевиков – 7% ("главарь уничтожен – ослабеют боевики"; "пока другой найдется, спецслужбы время выиграют");

- террористы станут слабее, и, соответственно, будет меньше терактов, жизнь станет безопаснее – 4% ("предотвратить последующие теракты"; "снизить угрозу бандитизма");

- гибель Масхадова деморализует боевиков – 2% ("многие бандиты поймут, что надо возвращаться к мирной жизни"; "неповадно будет другим").

Довольно многие из числа уверенных в том, что А. Масхадова следовало уничтожить, указывают на справедливость возмездия – 16% ("из-за него погибло много людей"; "он был организатор террора в России"; "только за Беслан его уже нужно было убить"; "ну, он получил то, что заслужил").

В тех высказываниях, авторы которых обосновывают необходимость уничтожения Масхадова логикой войны с террором или необходимостью возмездия, не слышно сомнений в обоснованности действий спецслужб. Таких ответов – большинство.

Несколько иные интонации звучат в словах респондентов, которые явно или неявно допускают, что теоретически существовали альтернативы уничтожению: переговоры, пленение. Но практически, полагают они, обстоятельства сложились так, что А. Масхадова оставалось только уничтожить (доля таких ответов составляет 5%). Например, теоретически можно было бы попробовать провести переговоры, но Масхадов не шел на конструктивный диалог ("препятствовал переговорам"; "с такими разговаривать бесполезно"; "переговоры результатов не дадут"). Как бы возражая противникам уничтожения, эти люди говорят, что Масхадов, даже если бы его посадили в тюрьму, оставался бы лидером боевиков; что он мог сбежать из страны или из-под стражи ("если бы он остался жив, даже если посадить его в тюрьму, он все равно бы принимал участие в жизни Чечни – а так его уже нет"; "он добровольно не прекратил бы войну"; "если берут живыми, он мог бы вновь оказаться на свободе").

Отметим: респонденты, одобряющие уничтожение Масхадова, редко выражают надежду, что данная акция поможет стабилизации обстановки в Чечне и в России в целом (4%): "чтобы в стране и в Чечне улучшилась ситуация"; "война, может быть, прекратится".

Что касается отвечавших на вопрос "Почему Вы думаете, что российским спецслужбам не следовало уничтожить Аслана Масхадова?", то лишь немногие из них отмечают, что у А. Масхадова был легитимный статус ("он был президентом, избранным чеченским народом"); что у чеченских боевиков есть своя правда ("они защищали свои земли, они не виноваты"); что с Масхадовым надо было вести переговоры ("нужно было вести переговоры – он единственный, кто на переговоры шел"; "надо же с кем-то договариваться – всех чеченцев не перебьешь") – общая доля таких ответов составляет 3%.

Большинство осуждающих эту акцию спецслужб приводят аргументы, в которых не звучит сочувствия А. Масхадову или его оправдания, а содержатся практические соображения: что он "должен был бы предстать перед судом и за все свои дела ответить"; что он мог бы быть источником информации для правоохранительных органов ("надо было узнать у него ситуацию – кто еще с ним работает"); что с гибелью Масхадова сопротивление боевиков не ослабнет, а даже усилится ("будут мстить за него, усилится террор"; "это не решение проблем – война в Чечне будет и дальше продолжаться").

Доминирующую интонацию, с которой эту новость обсуждали на фокус-группах, можно назвать сдержанным удовлетворением. Удовлетворение вызвано надеждой на то, что с бандитами в конце концов будет покончено. Сдержанность объясняется, с одной стороны, гуманистическими соображениями, а с другой – пониманием того, что уничтожение Масхадова не решает всех проблем борьбы с терроризмом.

"1-й участник: С точки зрения человека – мне его жалко. Жил, любил, служил в Советской Армии; жена, дети.

2-й участник: Он защищал свое отечество. Еще неизвестно, как потом история будет трактовать эту войну. В общем-то, чувство удовлетворения было. У нас с ними война...

3-й участник: Положительная реакция была. Мне кажется, что его смерть немного приблизит к концу терроризма и прекращению боевых действий в Чечне.

4-й участник: Я не знаю... Убьешь ты его – от этого ничего не изменится. Мне кажется, что можно было бы с ним поговорить, – но уже говорили, не понимает.

5-й участник: Мне кажется, что надо было его убивать. Потому что бесполезно с ними договариваться.

1-й участник: Вся территория под контролем Кадырова, они партизаны. О чем договариваться? Тема какая? Сдаться – он не сдастся" (ДФГ, Самара).

"1-й участник: Я удовлетво... ну, мне нормально, что его убрали.

2-й участник: Я потому что негативно отношусь к терроризму, потому что у меня там родственники живут – кстати, недалеко от Беслана. Быстрей бы это все прекратилось, на самом деле. И нужно убрать, действительно, главарей...

3-й участник: Я был бы рад, если б их вообще никого не было. Всех террористов" (ДФГ, Москва).

Итак, по мнению большинства участников опроса, спецслужбы поступили правильно, уничтожив Масхадова. И в целом к ним нет претензий. Вот как распределились ответы на вопрос: "Если сравнить Ваше мнение о работе спецслужб до и после уничтожения Аслана Масхадова, то какое из предложенных высказываний Вам ближе?":

считал(-а), что спецслужбы работают хорошо, и сейчас считаю так же – 33%;

считал(-а), что спецслужбы работают хорошо, сейчас считаю, что работают плохо, – 6%;

считал(-а), что спецслужбы работают плохо, сейчас считаю, что работают хорошо, – 13%;

считал(-а), что спецслужбы работают плохо, и сейчас считаю так же – 17%.

Получается, что самая большая доля опрошенных не изменила своего хорошего мнения о работе спецслужб, и довольно многие стали выше оценивать ее после уничтожения Масхадова. В целом позитивно оценивающих работу российских спецслужб вдвое больше, чем тех, кто после этого события не изменил негативного мнения об их работе либо изменил мнение в худшую сторону. Чаще других "хорошо" оценивали и оценивают работу спецслужб сторонники "Единой России" (40%), те, кто доверяет В. Путину (41%), и люди в возрасте 18 – 35 лет (39%).

* * *

Хотя к уничтожению Аслана Масхадова россияне в большинстве своем отнеслись с одобрением, данные опроса показывают, что на ситуацию в Чечне в целом они не стали смотреть более оптимистично. Постараемся разобраться – почему.

Последний опрос показал, что половина наших сограждан (50%) считают: положение дел в Чечне не меняется. В ходе предыдущего опроса на эту тему, проведенного примерно за две недели до уничтожения Масхадова, такого мнения придерживались практически столько же респондентов (49%). Замечают изменения к лучшему 28% опрошенных (в феврале было 26%). Доля фиксирующих ухудшение ситуации осталась такой же, как в февральском опросе, – 7%. Примечательно, однако, что жители Южного федерального округа, у которых больше шансов воочию или со слов очевидцев узнавать о ситуации в этой республике, чаще других считают, что она улучшается (34%).

Вопрос: "По Вашему мнению, общая ситуация в Чечне в последнее время улучшается, ухудшается, или остается неизменной?"

31 августа – 1 сентября 2002 31 мая – 1 июня 2003 14 – 15 августа 2004 19 – 20 февраля 2005 19 – 20 марта 2005
Улучшается 20 25 25 26 28
Остается неизменной 51 52 51 49 50
Ухудшается 23 9 7 7 7
Затрудняюсь ответить 6 14 17 17 15

Можно было бы предположить, что, поскольку этот вопрос задавался раньше, чем вопрос об уничтожении Масхадова, люди могли, отвечая на него, не вспомнить о последних событиях. Но и прямой вопрос: "По Вашему мнению, после уничтожения Аслана Масхадова ситуация в Чечне улучшится, ухудшится или не изменится?" – не привел к изменению распределения суждений. Большинство участников опроса (53%) считают, что после уничтожения Масхадова ситуация в республике не изменится, и 6% думают, что она даже ухудшится. Надеются, что положение дел улучшится, 24% респондентов.

Как свидетельствуют материалы дискуссионных фокус-групп, неизменность ситуации трактуется респондентами как продолжение конфликта, который то затихает, то разгорается вновь. Участники дискуссий обращают внимание на то, что в республике не решены основные проблемы, порождающие нестабильность. Такими проблемами, по их мнению, являются:

заинтересованность некоторых влиятельных сил во властных структурах как в Москве, так и в Чечне в сохранении нестабильности:

"1-й участник: Вот у нас власть в Кремле – там есть ястребы, которые хотят к Советскому Союзу вернуться, хотят, чтобы нас опять боялись. Эти ястребы на Кавказе все поделили. Они уничтожают этот клан Масхадова. А сейчас – Кадыров, с 99-го. Если сейчас придут в Кремль другие ястребы...

2-й участник: ...Кадырова уберут.

1-й участник: Кадыров уйдет в леса со своей бригадой, и там будет Кадыров ты-ты-тыры, и так же они будут. Там только нефть и деньги. Там нет никаких плохих, хороших.

2-й участник: Из-за нефти и воюют.

1-й участник: И там война эта будет не потому, что какие-то горцы злые..." (ДФГ, Москва).

инерция конфликта, основанная на кавказских традициях:

"1-й участник: Кавказ есть Кавказ. И что бы мы там ни делали, они останутся при своем.

2-й участник: Показательно, что его убили в селении Толстой-Юрт. И сразу вспоминаю: Толстой – «Хаджи Мурат». И это символ того, что это вечно. Мы залезли туда, куда нас не просили" (ДФГ, Москва).

распространенность в Чечне идей агрессивного исламского фундаментализма:

"Эти люди уже не первый год террористы. Они не просто так там всем этим занимаются, а потому, что у них есть идея, потому что им в голову вдолбили, что Аллах так хочет" (ДФГ, Новосибирск).

деятельность террористов в Чечне и за рубежом, которые не сложат оружия и после уничтожения Масхадова; более того, некоторые участники дискуссий полагают, что боевики даже активизируют свои действия, потому что у них появится дополнительный мотив – месть:

"1-й участник: Что может измениться? Убили его – и что? Что, из-за этого люди выбежали и сложили сразу оружие?

2-й участник: На его место встанет другой" (ДФГ, Самара).

"Когда вашего Масхадова, как вы говорите, народ избирал на пост президента, Масхадов был наследником Дудаева. Убили Дудаева – появился еще кто-то. Потом был Хаттаб. Убили Хаттаба – появился Масхадов. И так и будет, поверьте мне, пока не искоренят вообще весь терроризм, а не в Чечне" (ДФГ, Новосибирск).

"1-й участник: И на этом не закончится, это еще будет долго продолжаться.

2-й участник: Еще 300 лет будет идти. Потом, убрать Басаева все-таки труднее будет. Закончился один этап – начнется другой.

3-й участник: Еще за Масхадова будут мстить. Еще теракты будут, и все будет продолжаться. А наши солдаты будут теперь там все время. Посмотрите, почти каждый день наших убивают, каждый день" (ДФГ, Москва).

Конечно, те респонденты, которые считают, что Масхадова следовало уничтожить, чаще говорят, что ситуация в Чечне улучшается, но и в этой группе таких ответов лишь около трети, большинство же (так же, как и среди тех, кто полагает, что Масхадова уничтожать не следовало) склоняются к мнению, что положение дел не меняется. А неизменность, как мы видели, означает неблагополучие.

Все Вопрос: "Как Вы думаете, российским спецслужбам следовало или не следовало уничтожать Аслана Масхадова?"
следовало не следовало затр. ответить
Доли групп (%) 100 68 11 21
Вопрос: "По Вашему мнению, общая ситуация в Чечне в последнее время улучшается, ухудшается или остается неизменной?"
Улучшается 28 34 21 13
Остается неизменной 50 51 57 45
Ухудшается 7 5 15 9
Затр. ответить 15 10 8 33

Не изменились после уничтожения Масхадова и представления о способности российских властей добиться нормализации ситуации в этом регионе и их желании решить данную задачу – они фактически не меняются с весны 2002 г., когда респондентам впервые был задан соответствующий вопрос. Треть россиян уверены, что власти могут, но не хотят нормализовать ситуацию; чуть менее трети, напротив, полагают, что власти хотят этого, но не могут осуществить. Примерно каждый десятый считает, что у властей есть и стремление к нормализации, и способность достичь ее, и практически столько же – скептически оценивают и то, и другое.

Вопрос: "Некоторые считают, что российские власти делают все для нормализации ситуации в Чечне. Некоторые с этим не согласны. Какая из перечисленных точек зрения по этому вопросу Вам ближе?"

18-19 мая 2002 г. 4-5 декабря 2004 г. 15-16 мая 2004 г. 19-20 февраля 2005 г. 19-20 марта 2005 г.
Власти хотят и могут нормализовать ситуацию в Чечне 10 8 8 10 11
Власти хотят, но не могут нормализовать ситуацию в Чечне 31 31 28 30 30
Власти могут, но не хотят нормализовать ситуацию в Чечне 37 34 36 35 33
Власти не хотят и не могут нормализовать ситуацию в Чечне 11 13 13 11 11
Затрудняюсь ответить 10 14 14 14 15

Лояльные к действующей власти граждане (сторонники "Единой России" и доверяющие В. Путину) чаще других убеждены в искренности ее деклараций о стремлении нормализовать ситуацию в Чечне, но неспособности это сделать (37% и 35% соответственно). Сторонники КПРФ и те, кто не доверяет действующему президенту, чаще остальных уверены в том, что властям под силу навести порядок в Чечне, но делать этого они не хотят (39% и 47%).

Надежд на скорую нормализацию положения дел в Чечне у большинства россиян тоже нет. Почти не меняется соотношение тех, кто считает, что в скором будущем удастся нормализовать ситуацию в этой республике, и считающих, что в ближайшем будущем этого сделать не удастся. Уничтожение лидера чеченских боевиков не изменило и этого соотношения. В последнем опросе первых оказалось 51%, вторых – 28%.

Вопрос: "Как Вы думаете, удастся или не удастся в скором будущем нормализовать ситуацию в Чечне?"

8-9мая 1999г. 24-25 ноября 2001 г. 18-19 мая 2002 г. 31 мая - 1 июня 2003 г. 6-7 ноября 2004 г. 19-20 марта 2005 г.
Удастся 27 24 27 25 24 28
Не удастся 52 56 59 54 57 51
Затр. ответить 21 19 14 21 19 21

Примечательно, что в прогнозах относительно развития ситуации в Чечне мировоззренческие установки проявляются более отчетливо, чем в оценках существующего положения дел. Так, чаще других считают, что в скором будущем удастся нормализовать ситуацию в Чечне, сторонники "Единой России" (37%), доверяющие В. Путину (36%) и молодые респонденты (34%). Противоположного мнения – что в ближайшее время ситуацию нормализовать не удастся – чаще, чем в среднем, придерживаются люди, более критично настроенные по отношению к нынешней российской власти: те, кто не доверяет В. Путину (66%), а также респонденты с высшим образованием (64%).

В прогнозах, так же, как и в оценках текущей ситуации, одобряющие уничтожение Масхадова и не одобряющие эту акцию различаются не очень сильно: хотя первые чаще, чем вторые, говорят о том, что ситуацию в Чечне скоро удастся нормализовать, большинство в обеих группах все-таки разделяют противоположную точку зрения.

Все Вопрос: "Как Вы думаете, российским спецслужбам следовало или не следовало уничтожать Аслана Масхадова?"
следовало не следовало затр. ответить
Доли групп (%) 100 68 11 21
Вопрос: "Как Вы думаете, удастся или не удастся в скором будущем нормализовать ситуацию в Чечне?"
Удастся 28 32 20 20
Не удастся 51 51 70 39
Затр. ответить 21 17 10 41

Те, кто полагает, что уничтожение Масхадова приведет к нормализации ситуации в Чечне, указывают на то, что он придавал определенную легитимность притязаниям боевиков на власть. В отсутствие Масхадова эти притязания оказываются очевидно несостоятельными. Невыполнимыми становятся и настоятельные рекомендации правительств западных стран к Путину начать переговоры. В ходе дискуссий на фокус-группах была озвучена версия, в соответствии с которой Масхадова уничтожили именно потому, что он стремился к переговорам.

"1-й участник: Ну, я считаю, что Кадыров сейчас подомнет окончательно под себя всю власть, там выстроится опять структура, как была при Масхадове...

Модератор: И что, и война закончится?

1-й участник: И все. И там будет спокойно. Закончатся эти разговоры об освободительном движении. Все, что там происходит, будет однозначно – борьба с терроризмом.

2-й участник: Масхадов был единственной более-менее легальной фигурой, которую Запад определял как президента и с которым рекомендовал Путину вести переговоры. Теперь остался только бандит Басаев. Но с ним никто не может вести переговоры.

1-й участник: Уже с ним была договоренность со стороны западных общественных организаций и со стороны нашего Комитета солдатских матерей. Они могли с ним пойти на переговоры. Поэтому его убили – он был опасен.

Модератор: Убили, потому что был опасен?

1-й участник: Да, они могли вступить в переговоры с ним в Баку, достичь конкретных результатов – и Кремль был бы плохой. Поэтому допустить этого нельзя" (ДФГ, Москва).

"1-й участник: Никто не хочет, чтобы он говорил. Поэтому его и убрали.

Модератор: Именно потому, что он предлагал вести переговоры и перемирие?

1-й участник: Чтобы продолжалась и продолжалась и дальше война, деньги. Кому-то это война, а кому-то – мать родна. Не нам, простым людям, это мать родна" (ДФГ, Новосибирск).

Отсутствие оптимизма относительно дальнейшего хода событий в Чечне после уничтожения А. Масхадова, по-видимому, обусловливается осознанием того, что проблемы республики в целом, и вооруженного сопротивления чеченских боевиков – в частности, не сводятся к фигуре Масхадова, хотя многие респонденты (45%) полагают, что большинство вооруженных отрядов чеченских боевиков ему подчинялись; это в два раза больше доли тех, кто думает, что боевики Масхадову не подчинялись (22%). Как показывают процитированные выше высказывания участников фокус-групп, причина скептицизма россиян – их уверенность в том, что место Масхадова займут другие командиры. Лишь немногие считают, что сопротивление чеченских боевиков после его уничтожения ослабнет (17%). Большая же часть респондентов уверена, что интенсивность сопротивления не изменится (46%). Думают, что оно даже усилится, 17% опрошенных. Конечно, те, кто полагает, что боевики подчинялись Масхадову, чаще придерживающихся противоположного мнения склонны думать, что сопротивление ослабнет. Но большая часть респондентов в этих двух группах, как видно из приведенной ниже таблицы, все-таки считает, что ничего в этом отношении не изменится.

Все Вопрос: "Одни считают, что большинство вооруженных отрядов чеченских боевиков подчинялись Аслану Масхадову. Другие – что боевики не подчинялись Аслану Масхадову. С какой точкой зрения – с первой или второй – Вы согласны?"
подчинялись не подчинялись затр. ответить
Доли групп (%) 100 45 22 33
Вопрос: "Как Вы считаете, после уничтожения Аслана Масхадова сопротивление чеченских боевиков федеральным силам усилится, ослабнет или останется прежним?"
Усилится 17 20 17 14
Останется прежним 46 41 61 43
Ослабнет 17 24 14 11
Затр. ответить 19 14 9 33

Обратим внимание: полагающие, что боевики подчинялись Масхадову, даже несколько чаще разделяющих противоположное мнение говорят о вероятном усилении сопротивления. Видимо, мотив мести, о котором упоминали участники фокус-групп, принимается во внимание и этой частью респондентов.

Столь же пессимистичны и прогнозы относительно возможных терактов. Полагают, что после уничтожения Аслана Масхадова угроза терактов снизится, лишь 17% наших сограждан; 19% респондентов склоняются к мнению, что эта угроза даже вырастет; примечательно, что такой точки зрения чаще других придерживаются жители Южного федерального округа (25%). Около половины (46%) считают, что уничтожение Масхадова никак не повлияет на ситуацию с терактами.

В рассуждениях об угрозе терактов тоже, конечно, заметна разница между теми, кто полагает, что боевики подчинялись Масхадову, и теми, кто так не считает. Однако и здесь разница не слишком велика: как показывают данные, большая часть респондентов в обеих группах склонны думать, что угроза терактов останется такой же, как ранее.

Все Вопрос: "Одни считают, что большинство вооруженных отрядов чеченских боевиков подчинялись Аслану Масхадову. Другие – что боевики не подчинялись Аслану Масхадову. С какой точкой зрения – с первой или второй – Вы согласны?"
подчинялись не подчинялись затр. ответить
Доли групп (%) 100 45 22 33
Вопрос: "Как Вы считаете, после уничтожения Аслана Масхадова угроза терактов в России вырастет, снизится, или останется прежней?"
Вырастет 19 20 24 15
Останется прежней 46 44 52 45
Снизится 17 21 11 14
Затр. ответить 18 15 14 25

Казалось бы, признание успехов спецслужб в борьбе с террористами в Чечне, и прежде всего – уничтожение единственного представителя боевиков, который мог бы претендовать на легитимный статус, должны были существенно уменьшить долю разделяющих мнение о необходимости переговоров с боевиками. Однако этого тоже не произошло. На протяжении последних пяти лет соотношение сторонников и противников переговоров оставалось практически неизменным, а сейчас число противников переговорного процесса даже несколько уменьшилось.

Вопрос: "По Вашему мнению, надо или не надо российским властям вести в Чечне переговоры с представителями противоборствующей стороны?"

27–28 января 2001 г. 16–17 февраля 2002 г. 2–3 ноября 2002 г. 19–20 февраля 2005 г. 19–20 марта 2005 г.
Надо 42 42 41 42 45
Не надо 46 45 47 40 38
Затр. ответить 11 14 12 18 18

Примечательно, что сторонников переговоров существенно больше среди тех, кто считает, что большинство вооруженных отрядов чеченских боевиков подчинялись Аслану Масхадову.

Все Вопрос: "Одни считают, что большинство вооруженных отрядов чеченских боевиков подчинялись Аслану Масхадову. Другие – что боевики не подчинялись Аслану Масхадову. С какой точкой зрения – с первой или второй – Вы согласны?"
подчинялись не подчинялись затр. ответить
Доли групп (%) 100 45 22 33
Вопрос: "По Вашему мнению, надо или не надо российским властям вести в Чечне переговоры с представителями противоборствующей стороны?"
Надо 45 51 34 43
Не надо 38 36 56 29
Затр. ответить 18 13 10 29

Видимо, эти люди предполагают, что и теперь среди чеченских боевиков сохраняется определенная иерархия, которую теперь возглавил другой человек, – с ним и следует вести переговоры.

Однако, как видно из высказываний на фокус-группах, когда респонденты говорят о необходимости переговоров, они необязательно имеют в виду обсуждение условий заключения мира или статуса Чечни. Слова "переговоры с боевиками" вызывают совсем другие ассоциации: пленные, заложники – условия их освобождения. Именно об этом, по мнению участников дискуссий, следует постоянно вести переговоры с членами вооруженных бандформирований в Чечне.

"1-й участник: Политика – она в том заключается, что переговоры ведутся постоянно. Я считаю, солдатским матерям надо вести переговоры дальше с тем же Басаевым, для того чтобы выкупать солдат, выкупать наших... Там много полевых командиров, которые захватывают пленных... 20 лет война – 20 лет ведут переговоры, постоянно работа происходит. И с ними надо продолжать вести.

2-й участник: Там кого-то назначили, какую-то фамилию нам сказали – теперь он будет вместо Масхадова.

3-й участник: А вы знаете, не получится сейчас. Эти не пойдут... Басаев.

4-й участник: Теневые вести надо, наверное, гораздо жестче, по простой системе: родственников всех взял, посадил в тюрьму, сообщили: отдаешь людей – получаешь родственников, не отдаешь, расстреливаешь пленных – расстреливают твоих родственников" (ДФГ, Москва).

* * *

Серия вопросов была посвящена тому, как телевидение освещало события, связанные с уничтожением Аслана Масхадова. Репортажи на эту тему видели две трети участников опроса – 67%; их спросили: "Как Вы считаете, телевидение рассказывало о событиях, связанных с уничтожением Аслана Масхадова, много, мало, или столько, сколько нужно?". Большинство видевших репортажи (62%, или 42% по выборке в целом) полагают, что телевидение уделило этому событию столько времени, сколько нужно. Склоняются к мнению, что об этом говорилось недостаточно, 15% тех, кто видел репортажи (10% по выборке в целом), и столько же полагают, что телевидение уделило этому факту слишком много времени. Последнюю точку зрения чаще разделяют люди с высшим образованием. Примечательно, что те, кто оптимистично оценивает ситуацию в Чечне, чаще отмечают, что телевидение рассказывало об уничтожении Масхадова столько, сколько нужно. Те же, кто замечает признаки ухудшения ситуации в республике, чаще полагают, что рассказов о событиях, связанных с уничтожением Масхадова, на телевидении было слишком много.

Все Вопрос: "По Вашему мнению, общая ситуация в Чечне в последнее время улучшается, ухудшается, или остается неизменной?"*
улучшается остается неизменной ухудшается затр. ответить
Доли групп (%) 100 28 50 7 15
Вопрос: "Как Вы считаете, телевидение рассказывало о событиях, связанных с уничтожением Аслана Масхадова, много, мало или столько, сколько нужно?"
Много 10 9 10 17 8
Столько, сколько нужно 42 51 43 22 32
Мало 10 14 10 10 3
Затрудняюсь ответить 6 5 5 4 10

* Напомним, вопрос задавался только респондентам, видевшим репортажи на эту тему.

Тех, кто видел по телевидению репортажи об уничтожении Масхадова, спросили, было ли в этих репортажах что-то, что им не понравилось. Большую часть респондентов (41%) ничего не смутило. Сказали, что такие моменты были, 16% участников опроса (среди людей с высшим образованием – 27%). Отвечая на открытый вопрос: "Что именно Вам не понравилось в освещении телевидением событий, связанных с уничтожением Аслана Масхадова?", эти респонденты чаще всего отмечали, что не следовало показывать лицо Масхадова в луже крови крупным планом несколько раз подряд; что это было похоже на смакование убийства ("зачем с такой жестокостью смаковали убийство, показали мертвое тело в луже несколько раз?") – 8%. Говорилось также, что информация, которая сопровождала видеоряд, была не очень внятной: "как-то непонятно рассказывали"; "говорили, что троих поймали, а не показали" (2%). Некоторые респонденты (2%) отмечали, что сразу было высказано несколько версий уничтожения Масхадова, и это заставило усомниться в них – во всех: "ложь – четыре официальные версии гибели; народу нужна одна версия, самая аргументированная, чтобы не возникали вопросы"; "раздвоение мнений об уничтожении Масхадова". У некоторых (2%) возникло ощущение искусственности, "постановочности" эпизода: "сделали показуху на всю страну"; "театральная постановка какая-то".

Некоторым участникам фокус-групп также не понравился стиль освещения телевидением событий, связанных с уничтожением Масхадова. Их недовольство вызвал главным образом тот факт, что долго и подробно показывалось мертвое тело. Те, кто одобрительно отнесся к такому подробному рассказу, делали акцент не на эмоциональном, а на политическом аспекте данного события.

"1-й участница: Вечером у меня уже это тело было в глазах, и я просто выключила все новости. Уже невозможно было. Этот кадр слишком долго держали, причем все каналы. Ежесекундно. И к вечеру уже у меня этот труп, по-моему, посреди комнаты лежал – вот такое было впечатление.

2-й участник: Очень много было в новостях уделено этому внимания. Ну а почему так много? Это, во-первых, проблема не только Российской Федерации, а также мировой терроризм. Поэтому я считаю, что правильно. Все-таки люди должны знать всю правду. Кто этот человек как личность, как предводитель чеченских войск, и сколько принес потерь российскому народу. Надо было этому уделить внимания еще больше, чем было сказано.

3-й участник: Можно я добавлю? Здесь же все это показывают не только для того, чтобы мы смотрели и радовались. Это идет еще как реклама того, что силовые структуры Российской Федерации могут эффективно бороться с терроризмом.

4-й участник: Отрабатывать наши деньги" (ДФГ, Новосибирск).

Если в целом оценивать настроения участников опроса по поводу перспектив развития ситуации в Чечне после уничтожения Аслана Масхадова, можно сказать, что операция спецслужб, оцененная нашими согражданами как успешная, не привела к заметному росту надежд на улучшение положения дел в республике. Имея определенное представление о сложности и масштабах проблем, препятствующих качественному изменению ситуации в Чечне, – проблем социальных, экономических, внешнеполитических, социокультурных, психологических, – люди склонны воспринимать эту акцию как заметный, но все же частный успех.

С. Климова




База данных ФОМ > Регионы России > Чечня > Чечня: после Масхадова