www.fom.ru · поиск · · расширенный поиск ·      








15.03.2007, Социологические наблюдения

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ ПРОЕКТА "ОБЫДЕННЫЕ ТЕЛЕКРИТИКИ"




Клуб обыденных телекритиков. Размышления накануне исследования


Иван Климов


В сегодняшних разговорах о российском ТВ наблюдается парадоксальная ситуация. С одной стороны, прерогатива оценивать как телевидение в целом, так и телевизионный контент в частности, всецело принадлежит тем, кто, собственно, и формирует телевизионный эфир или же является профессиональным экспертом и телекритиком. С другой стороны, зрительское присутствие в дискурсе о телевидении, о фильмах и программах, о телевизионных успехах и неудачах, представлено исключительно в виде рейтингов телеметрии: сколько человек и какое время смотрели определенную передачу. Вместо разговора – датчик. Вместо впечатлений – сводки "потерь" и "приобретений" на телевизионных фронтах: Москва, Санкт-Петербург, Россия в целом. Если и допускают зрителя до высказывания своего мнения, то происходит это в кулуарно-контролируемом формате – в качестве респондента в опросах, исследованиях или при тестировании материалов.

Проект, начатый совместно российской организацией Фонд "Образованные медиа" и ФОМом, руководствуется принципиально иным подходом. Мы хотим дать возможность телезрителям стать телевизионными критиками и сообщать свое мнение о передачах именно в этом качестве. Случайно отобранные зрители (на начальном этапе это будут только жители Москвы) составили так называемый клуб телекритиков. У них есть работа – смотреть определенные передачи. У них есть возможность высказываться – отвечать на вопросы анкеты, участвовать в групповых обсуждениях и круглых столах, давать интервью. И самое главное, у них есть шанс быть услышанными – хотя бы их коллегами по клубу.

За таким решением, за такой проектной идеей лежат некоторые рассуждения социологического рода, а также уверенность, что телекритиками не рождаются, ими становятся.

На чем же основывается такая наша – несколько идеалистическая – позиция?

* * *

Телезритель и телевизионщик воспринимают телевидение по-разному. Суждения тех, кто "делает телевидение", подчинены влиянию многих, очень разнообразных по своей природе, факторов, экстраординарных для обычного человека, но вполне рутинных для людей, втянутых в телевизионное зазеркалье. Эксперт, критик, как правило, имеет вполне определенную и хорошо структурированную систему критериев и оценок, основанную как на собственном профессиональном опыте, так и на опыте своего общения с телевизионным сообществом. Часто их суждения о телевизионном и культурном продукте оказываются очень интересными и содержательными, весомыми и аргументированными, точными и тонкими. Но при этом важно понимать, что это – коллективное представление членов профессионального и экспертного сообществ.

Если же говорить о телезрителе, об обыденном человеке, то он редко оценивает ту или иную передачу, телеканал, да и телевидение в целом. Скорее он просто воспринимает его в качестве одного из элементов повседневности: работа, дети, поездки на дачу, домашние дела, хобби и т. д. Жизненный мир человека – пространство очень личное и уникальное в своей целостности, и именно здесь находятся все те смысловые ресурсы, которыми он оперирует для обозначения своих желаний, намерений и мнений во внешнем пространстве. Однако человек редко сталкивается с необходимостью быть критиком, экспертом, его повседневность далека от задачи испробовать, оттестировать или отсмотреть что-либо с целью сформировать критическое суждение, чтобы позже публично высказаться и защитить свою позицию. Да и не каждый день людям в принципе приходится выступать на публике. В этом и кроется одно из главных отличий эксперта и обыденного человека: один постоянно находится в ситуации публичности и готовности к демонстрации собственной компетентности, другой – в ситуации приватности. Такое несовпадение позиций создает очень занятную проблему: каждый полагает, что он знает другого, и зачастую даже лучше, чем тот – сам себя. В результате возникают не просто несовпадения представлений о каких-то вещах, мнившихся «общими», и не просто непонимание из-за разности языков. Вполне вероятно появление культурных разломов, ценностных разногласий между теми, кто делает телевидение, и теми, кто составляет его аудиторию.

Идея проекта как раз и заключается в том, чтобы предоставить рядовому телезрителю возможность примерить на себя роль телекритика, предложить ему сначала просто поговорить, а затем – научиться экспертной работе: обосновывать свою оценку, быть в курсе, слушать других и спорить. За этим стоит не просто желание перформанса на всегда актуальную тему и не социоинженерный расчет. Мы исходим из убеждения (или – предубеждения), что телевидение следует рассматривать в качестве формы социального знания, как особый способ производства и накопления обществом сведений и представлений о самом себе – наряду с другими формами организации знаний, которые бытуют в обществе. Есть как минимум три аргумента, подкрепляющих этот тезис.

* * *

Во-первых, телевидение, став элементом повседневности, выполняет (хорошо ли, плохо ли) очень важную роль – предлагает людям инструменты для распознавания того, что происходит в мире, в жизни, и, конечно же, в их собственных уникальных жизненных ситуациях. Оно производит смыслы, образы, знаки, создает язык, понятия и категории, ведь если в языке нет средств, чтобы назвать и описать окружающий нас мир, мы не сможем с ним работать, не сможем нарастить свой опыт и обменяться им с другими людьми. Наше знание о мире – это знание того, что мы делаем с этим миром и какими инструментами мы для этого располагаем.

Во-вторых, телевидение создает запас знаний, который помогает человеку находить объяснения, распознавать смысл происходящего, давать собственные интерпретации. Кроме всего прочего, оно способно сформировать образы и образцы социальных практик. Например, что такое судебное разбирательство, что такое суд изнутри? Где сидят присяжные и кто это – кто-то особенный или такой же, как я? Что более соответствует образу профессиональной армии – обвешанный приборами и оружием рейнджер или паренек в кургузой шинели на уборке картофеля? Любой человек сверяет свои знания с тем, что видит в телевизоре, ведь многие зоны реальности и жизнь множества людей доступны только здесь.

И самое главное. Ящик, стоящий у меня дома в углу, это место встречи индивида и общества, средство их взаимного отображения. Телевидение рассказывает о событиях и явлениях, о людях и группах, о делах и проблемах, и мы понимаем, что у людей существует огромное количество разных способов мышления, познавательных традиций, разных представлений об обществе, о самих себе, о прошлом, настоящем и будущем. И именно телевидение оказывается площадкой, где все эти способы понимания мира могут быть представлены и человек может наглядно увидеть, насколько общество различно по своим ментальным традициям.

Такой подход позволяет различать две составляющие телепросмотра – ближнюю прагматику и дальнюю прагматику – и говорить об их самостоятельной важности.

В ближней прагматике телезритель оперирует множеством привычных и в той или иной мере отрефлексированных задач: отдых, получение информации, эстетические потребности, фоновое сопровождение рутинных дел и т. д.

В дальней прагматике телезритель оказывается участником иных процессов и событий, большая часть из которых, как правило, не является предметом рефлексии: овладение новыми понятиями и конструирование смыслов используемых слов и понятий формирует модели социальной реальности, в т.ч. и отдельных практик (например, в сфере судебного разбирательства, защиты прав, финансового поведения и т.д.); формирование представлений об обществе и его разных компонентах; формирование структуры мотивации и объектов мотивации (самореализация, мода и т.д.). Наиболее ярким примером процессов, относящихся к дальней прагматике, является феномен социальной памяти – развитие представлений и интерпретация знаний о собственной истории.

Как правило, и наличие, и особая функциональность дальней прагматики не учитываются и недооцениваются. Чаще всего это проявляется в неких конфликтных или кризисных ситуациях, когда медийное воздействие, ориентированное по большей части на ближнюю прагматику, сталкивается с приоритетами людей и социальных групп, сформированными в их специфической и уникальной дальней прагматике. Иллюстраций этому множество – от "феномена Путина" 1999–2000 гг. и реформирования федерального законодательства, до конфликта с НТВ и ТВ-6 и реформы социальных льгот. Нам же важно зафиксировать главное: рассмотрение телевидения как формы социального знания невозможно без изучения структуры, социальных особенностей и механизмов функционирования сферы дальней прагматики.

* * *

Телевидение присутствует в жизни людей наряду с другими элементами их повседневной жизни. Его особенностью до недавнего времени была практически полная монополия на досуг, развлечение, заполнение свободного времени, на распространение информации и т. д. В такой ситуации проблематика дальней прагматики трудно поддается изучению – в ситуации, когда не с чем сравнивать, содержание телеэфира подменяет реальность, само становится ею (исследования о новостном вещании показывают, что люди, как правило, не могут отличить событие от новости и его интерпретации). Однако сегодня возникает методологическая основа для прежде проблематичного исследования: новой зоной реальности, важным элементом повседневности становится интернет. Телевидение не утрачивает своей роли, но ему "приходится потесниться" на пьедестале первенства за внимание человека. Скептические и критические (и совершенно справедливые) соображения о роли "сетевой реальности" не отменяют одного факта – у того, кто включен в нее, рано или поздно восприятие телевизионной картинки становится более объемным, более независящим от имплицитных телевизионных концептов.

Именно поэтому участники нашего проекта представляют две категории людей: включенные в интернет-реальность и "сетевую жизнь", и пока не приобщившиеся к ней.

Утверждение о различиях "традиционных" телезрителей и зрителей с опытом жизни в сетевой реальности кажется правдоподобным.

Однако как мы можем обосновать и проверить такое утверждение? Может, это говорит наша ангажированность? А может быть, различия не существенны? Или же далеко не этот фактор определяет ту степень критичности и самостоятельности, которую порой демонстрируют участники исследований? Готового ответа у нас нет, и здесь мы надеемся на то, что работа по проекту поможет – не найти ответы, а правильно поставить проблемы для дальнейшей работы, для будущих исследований. Так что же мы собираемся делать? Каким будет наш проект и чего от него ожидать?

* * *

В проект заложены три основополагающих приема. Во-первых, создается панель телезрителей. Одни и те же люди в течение двух месяцев будут принимать участие в исследовательских процедурах, что позволит более полно и точно оценить и сами перемены в их восприятии, и основные механизмы этих перемен. В общей сложности участниками "клуба телекритиков" будут примерно 80 человек (жители Москвы). Поиск и отбор будет проводиться с учетом стандартных требований и стандартным для массовых опросов образом – маршрутный поиск согласных участвовать в проекте.

Во-вторых, исследовательские мероприятия выстроены таким образом, чтобы имелась возможность фиксировать взгляды и представления респондентов по той или иной теме до и после просмотра определенной телепередачи. Это позволит более точно фиксировать содержательные перемены в представлениях людей.

В-третьих, в качестве одной из целевых групп проекта выступают активные интернет-пользователи. Это не только даст возможность описать особенности восприятия телепередач этой категорией людей, но также и даст представление о том, как будут изменяться восприятие и оценки в связи с развитием интернета в России.


Краткая характеристика проекта:

Авторы проекта:
Российская организация Фонд "Образованные медиа"
Фонд "Общественное мнение"

Стратегия: панельное исследование в рамках качественной методологии

Общее количество участников: 80 человек

Количество интервьюеров: 10 человек

Стратегия отбора: маршрутный случайный отбор с квотированием по параметру
пользование интернетом (пользователи / не пользователи)

География: Москва

Методы:
- аудиторное тестирование видеоряда, электронная фокус-группа (ЭФГ)
- личное интервью по месту жительства (ЛИ)
- дискуссионная фокус-группа (ДФГ)
- онлайн-дискуссия (ОД)

Период проведения: март – май 2007 г.

Большая часть методов, безусловно, традиционны (анкетирование, личное интервью, дискуссионная фокус-группа), ряд техник являются оригинальными. Во-первых, это аудиторное тестирование видеоматериала: респондентам показывают передачу, а они с помощью электронных датчиков выставляют оценки по определенным критериям (интерес, доверие, согласие). Во-вторых, аудиторное тестирование перетекает в дискуссионную фокус-группу, где обсуждаются реакции людей на только что просмотренную передачу. В-третьих, планируется использовать онлайн-дискуссии, проводимые в интернете с людьми, по характеру своих обыденных увлечений и привычек принципиально отличающимися от "обычного" телезрителя.

Результаты работы будут публиковаться не в виде аналитических текстов, интерпретирующих комментариев, а в виде развернутых высказываний самих респондентов. Осмысление проделанной работы начнется по окончании полевого этапа, когда станут очевидными все плюсы и минусы выбранного подхода.

Проект не претендует ни на какую репрезентативность и статистическую достоверность. Поэтому обобщать его результаты следует с осторожностью. Здесь нельзя будет говорить "так думает российский народ", но вместо этого – "так думают члены клуба обыденных телекритиков".







База данных ФОМ > СМИ и Интернет > Телевидение > ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ ПРОЕКТА "ОБЫДЕННЫЕ ТЕЛЕКРИТИКИ"