www.fom.ru · поиск · · расширенный поиск ·      








10.04.2007, 

Обыденные телекритики о "Программе "Максимум"" (17.03.2007 / 24.03.2007)



Обсуждение Программы "Максимум" на ДФГ
Электронная фокус-группа
Приложение. Транскрипт фокус-группы


Обсуждение Программы "Максимум" на ДФГ

Ольга Фейгина

Характеристика исследования

Задачами исследования были:

  • выяснить, как воспринимается и оценивается участниками проекта "Программа «Максимум»" (НТВ, суббота, 20.00) ее ведущий Глеб Пьяных, а также темы, которые поднимались в этой передаче.
  • представить тематически структурированные размышления и аргументы участников проекта.

Электронная (ЭФГ) и дискуссионная (ДФГ) фокус-группы проводились 26 марта 2007 года. На этот раз критерий для тестирования во время ЭФГ был сформулирован следующим образом: "Насколько Вам нравится / не нравится подача материала?"

В ЭФГ участвовали 45 человек – мужчины и женщины в возрасте от 17 до 77 лет с разным уровнем образования, из которых 20 человек являются пользователями Интернета.

В ДФГ участвовали 8 человек – мужчины и женщины в возрасте от 19 до 68 лет с разным уровнем образования. Пятеро из участников являются пользователями интернета.

Имя участника Данные участника ДФГ Интернет
1 Ира 62 года, в/о, пенсионерка
2 Света 19 лет, с/о, студентка +
3 Анна 67 лет, в/о, пенсионерка
4 Юля 68 лет, в/о, индивидуальный предприниматель +
5 Лена 60 лет, в/о, пенсионерка
6 Михаил 51 год, с/с, водитель международных перевозок +
7 Татьяна 22 года, в/о, социальный работник +
8 Андрей 21 год, н/в, студент +

Общее отношение к передаче

Рассуждения о темах сюжетов

Главной отличительной особенностью "Программы «Максимум»" респонденты посчитали оригинальность и уникальность составляющих ее сюжетов. По их ощущениям, в большинстве иных передач – новостных, аналитических, информационных – темы часто повторяются, а способы постановки и освещения проблем оказываются стилистически похожими. Темы и вопросы, поднимаемые в "Программе «Максимум»", телекритики, участвовавшие в дискуссии, называют актуальными, злободневными и сенсационными – и по способу подачи материала, и по способу постановки и раскрытия основных проблем каждого из сюжетов.

К плюсам тестируемой передачи было отнесено и разнообразие поднимаемых проблем, что, с одной стороны, дает представление о самых разных сферах жизни, а с другой – позволяет зрителю "немного расслабиться и переключиться с очень болезненных проблем на более спокойные и любопытные". Так, например, "тяжелые" репортажи о краже акций "Газпрома" и шахтерах-наркоманах "разбавлены" сюжетом о неизвестных ролях известных артистов. Только одна участница ДФГ отметила, что ее "напрягает пестрота подачи" материалов, "мелькание тем на экране".

* * *

МОДЕРАТОР – Понятно, но тем не менее что это за формат?

АНДРЕЙ [8] – Интриги.

ЮЛЯ [4] – Насчет интриги – как бы...

ЛЕНА [5] – ...нет.

ЮЛЯ [4] – Злободневные, которые надо обязательно осветить, чтобы все люди знали, что на самом деле происходит.

ТАТЬЯНА [7] – Более широко, да.

ЛЕНА [5] – Дают вот какую-то тему на размышление.

ТАТЬЯНА [7] – Да.

ЛЕНА [5] – Обратить внимание, что вас ставят вот в курс каких-то интересных вопросов, моментов жизни.

МОДЕРАТОР – Прекрасно, теперь вы знаете о том, что Прохоров не собирается жениться. Это важный аспект жизни?

ИРА [1] – Но мы об этом слышим с утра до вечера.

МОДЕРАТОР – Нет, минуточку, это что, жизненное? Это вам надо для размышлений?

ЛЕНА [5] – Это не только все абсолютно, но конкретно – о шахтерах, конкретно – о наркоманах, конкретно там вот эти все...

ИРА [1] – Про артисток.

ЛЕНА [5] – Ну, много, конечно...

МОДЕРАТОР – А про артисток – это злободневное, жизненное?

ЛЕНА [5] – Нет, не только злободневное.

ИРА [1] – Ну, посмотрели какие-то новые сюжеты, которые мы не видели...

* * *

ЮЛЯ [4] – Я еще знаете, что хочу сказать: темы-то конъюнктурные.

МОДЕРАТОР – Почему?

ТАТЬЯНА [7] – Ну, в общем, да.

ЛЕНА [5] – Как они конъюнктурные, Вы можете сказать?

ЮЛЯ [4] – Ну как, я считаю, что конъюнктурные в каком плане? Чтобы привлечь, привлечь...

АНДРЕЙ [8] – ...больше людей.

ЮЛЯ [4] – Больше людей к этому каналу, к этой передаче.

МОДЕРАТОР – А почему эти темы могут привлечь?

ЮЛЯ [4] – А вот сенсационные, сенсационные.

АНДРЕЙ [8] – А они более актуальные потому что...

ЮЛЯ [4] – Сенсационные.

МОДЕРАТОР – Актуальные или сенсационные?

ЮЛЯ [4] – Сенсационные.

АНДРЕЙ [8] – И то, и другое. А иногда бывают самые больные.

СВЕТА [2] – Я бы даже сказала, скандальные, с какой-то точки зрения, потому что...

ЛЕНА [5] – Нет, сенсационные, правильно.

СВЕТА [2] – Потому что вообще в принципе люди... это знаете, это проведено было такое сравнение: если по одному каналу пустить балет, а по другому, допустим, новости с какими-то убийствами, то 90% будет смотреть новости с убийствами, а 10%... Поэтому мне кажется, именно даже какие-то скандальные, да, нашумевшие – то, что обсуждаю везде...

ИРА [1] – Чего скандальные? Вот что Вы имеете под скандальными?

СВЕТА [2] – Ну не то что, ну, может быть, сенсационные, да, действительно, какие-то такие, но те, которые привлекают внимание, и те, которые уже стопроцентно вот будут обсуждать. Вот если понимается то, что эта тема будет обсуждаться, и этой темой заинтересуются, она вставляется в программу.

* * *

ЛЕНА [5] – Я все равно считаю, что эти темы, которые поднимает "Максимум", все равно они нужны.

ТАТЬЯНА [7] – Они актуальны, да.

ЛЕНА [5] – Нужны. Просто вот так вот пройти мимо всего этого, и не задев, и не сказав, и не поставив в известность, или там...

ИРА [1] – Ну а чем Вам сегодня сюжет о Прохорове был нужен?

ЛЕНА [5] – Ну, в принципе можно...

ИРА [1] – Ну что он Вам дал?

ЛЕНА [5] – Мы вот конкретно, может быть даже, там какие-то вот по Прохорову... Ну в принципе вот программа "Максимум" – она поднимает все актуальные вопросы жизни все равно...

* * *

АННА [3] – Ну вообще-то интересная, вообще там очень много...

МИХАИЛ [6] – Острая, острая, там очень много тем разных поднимается...

АННА [3] – Да, там очень много интересных вопросов.

* * *

ТАТЬЯНА [7] – Вы знаете, все время у нас, всю жизнь нам говорили, что все светло, все хорошо, все прекрасно. И оттого, что вот сейчас "Максимум" показывают, мы же никогда не слышали этого, не видели этого – у нас было все прекрасно, а сейчас нам... Мы привыкли, что все хорошо, все красиво, – и вдруг нам показывают такие страсти.

МОДЕРАТОР – А вы всегда верите в то, что вы смотрите по телевизору?

ТАТЬЯНА [7] – Ну я, вы знаете, я как-то вот "Максимуму" верю.

МОДЕРАТОР – Почему?

ТАТЬЯНА [7] – Ну, это чисто, наверное, уже внутри интуиция какая-то, потому что вот Малахова я терпеть не могу, мне...

* * *

ЛЕНА [5] – Чувствуется, что очень активно и помимо тут всего они очень подбирают хорошо материал.

ТАТЬЯНА [7] – Хороший, нет, мне нравится.

* * *

АНДРЕЙ [8] – Ну, соглашусь с Анной – то, что это, так сказать, такой пирог со многим, многим количеством начинки, в котором что-то есть сладкое, что-то есть горькое. Нам с точки зрения там Прохорова или же там наркомании, да, которая в шахтах, то есть перед нами раскрывается общий сюжет всего, что происходит, то, что...

МОДЕРАТОР – Раскрывается?

АНДРЕЙ [8] – В большинстве случаев он раскрывается, но...

ЛЕНА [5] – Мне кажется, он затрагивается...

ИРА [1] – В дальнейшем понемножку, как в жизни...

* * *

АННА [3] – Мне не очень вот понравилось, все сюжеты эти не понравились.

МОДЕРАТОР – Почему, Анечка?

АННА [3] – Как-то все скомкано все вместе там.

МОДЕРАТОР – Что значит – скомкано?

АННА [3] – Скомкано, да, потому что там показали и шахтеров, которые...

ЛЕНА [5] – Ну, по-моему, там вырезано, собрано.

АННА [3] – Все кусками, немного этого...

МОДЕРАТОР – Подождите секундочку, давайте вернемся. Почему вам не понравилось, Аня, почему у Вас прозвучало слово "скомканный", какое у Вас осталось впечатление?

АННА [3] – Может быть, я не знаю, может быть, из-за того что я раньше не видела этих программ, вот этой именно программы.

МОДЕРАТОР – Ну и что?

АННА [3] – Мне кажется, здесь не одна тематика идет какого-то одного направления, а немного этого, немного этого – и вот это все как-то мне не очень поэтому понравилось. Но я буду, конечно, смотреть.

Цели, задачи передачи

Очень привлекательным, по мнению телекритиков, является и стремление авторов программы не просто "пройтись по верхам, как это делают остальные", а вовлечь в обсуждение той или иной проблемы как можно больше действующих лиц, разных участников той или иной ситуации, конфликта. Такой подход, по мнению людей, позволяет довольно глубоко проникнуть в суть проблемы, широко развернуть тему. Само название передачи, по мнению некоторых участников проекта, означает максимальную подачу, максимальное раскрытие.

Среди предполагаемых целей и задач программы телекритиками были названы:

  • привлечение всеобщего внимания к наиболее острым (и поэтому скрываемым на других каналах) проблемам;
  • мобилизовать гражданскую позицию людей;
  • оказать давление на власти.

Однако, по мнению участников дискуссии, некоторые сюжеты были включены в передачу отнюдь не с целью воззвать к гражданской позиции. Так, например, сюжет о Прохорове, считают, они, "явно проплачен самим Прохоровым, дабы реабилитировать олигарха в глазах как простых граждан, так и деловых партнеров".

* * *

ЛЕНА [5] – Они не поверхностно так вот, они как-то вопрос этот...

АНДРЕЙ [8] –Суть.

ЛЕНА [5] – ...глубоко трогают. И вот действительно вы, ну, как-то проникаете и сами соображаете: что, чего. Не просто так дали информацию, и все – они ее как-то...

МИХАИЛ [6] – Ну да.

ЛЕНА [5] – ...работают.

ТАТЬЯНА [7] – Ну, раскрывают.

* * *

ЮЛЯ [4] – Название, вы подумайте о названии: "Максимум".

СВЕТА [2] – Это же "Максимум", нельзя же только об одном. "Максимум" – это же не синоним слова "плохой", а там если...

ЮЛЯ [4] – Максимальная подача.

ТАТЬЯНА [7] – Да.

ЮЛЯ [4] – Максимальная подача, но не... максимальное раскрытие.

* * *

МОДЕРАТОР – Какова задача? Какова цель этой передачи? "Времена" – более-менее понятно. Соловьев – более-менее понятно. Новостные тоже вроде понятно.

СВЕТА [2] – Да. Может быть, напомнить где-то, где-то рассказать, чтобы потом...

АНДРЕЙ [8] – Может быть, чуть-чуть даже запутать?

СВЕТА [2] – Нет, запутать – я не согласна.

ЛЕНА [5] – Да.

АНДРЕЙ [8] – Это словно клубок, который ты просто пытаешься вытянуть ниточку, ты пытаешься его просто...

ЮЛЯ [4] – Горячий... Горячий сюжет, чтобы привлечь внимание. Ну, не общественности, а просто рейтинг поднять. Делать интересные передачи. Вот также с акциями "Газпрома" – уже давно они в чьем-то кармане, и никто не будет разбираться.

ТАТЬЯНА [7] – Ну почему Вы думаете? Я считаю, что будут разбираться.

МОДЕРАТОР – Зачем?

ТАТЬЯНА [7] – Для того чтобы вот именно он как репортер преподнес, влез немного. То было поверхностно все это сказано, а сейчас он пусть немножко, но влез, раскрыл, как это все происходит, почему вдруг такое произошло. Должны разобраться. Я считаю, что после этого будет что-то такое...

АНДРЕЙ [8] – Не факт.

ТАТЬЯНА [7] – Продолжение этого сюжета.

АНДРЕЙ [8] – Не факт.

ТАТЬЯНА [7] – Это мое мнение.

СВЕТА [2] – Я думаю, что эта программа строится так. Берутся, допустим, одна-две новости, которые действительно в неделю, на этой неделе произошли, и уже от них... материал, который не то что менее важен – где-то забыт, где-то остался в том же архиве, они берут эти материалы, вставляют в программу то, что не смогли рассмотреть тогда, давно. То, что не нашли материалов для этого. То есть получается некая... мне кажется, может получиться некая пирамида. То есть в верхушке самая главная тема этой недели, и дальше по нарастающей постепенно отходит все дальше, дальше и дальше. И по срокам, и по...

ИРА [1] – А какая тема недели была в "Максимуме"? Ни одной темы не было.

МИХАИЛ [6] – Такой вариант. Сейчас подняли эту тему. Может быть, кого-то хотят просто, мы даже сами не знаем, убрать из Генеральной прокуратуры. Мы же не в курсе.

АНДРЕЙ [8] – А может быть, просто намекнули.

МИХАИЛ [6] – Да, может быть, просто намекнули, что у нас прокуратура плохо работает.

И неизвестно, почему сюжет такой выплыл? Может быть, чей-то заказ был...

МОДЕРАТОР – Цели какие? Я от Вас не отстану.

ЮЛЯ [4] – Я сказала уже, что я считаю, что эта передача была специально по заказу сделана.

* * *

МОДЕРАТОР – А эта передача – она направлена на то, чтобы поднимать наше сознание?

ТАТЬЯНА [7] – Насчет нашего сознания – я думаю, что нет.

ЛЕНА [5] – У нас у всех... Равнодушных не оставит никого здесь.

* * *

МОДЕРАТОР – Почему вы сравниваете Малахова и "Максимум" – это совершенно разные передачи, правда?

СВЕТА [2] – Потому что они говорят немного одинаково.

ТАТЬЯНА [7] – Нет, нет, не все, нет, я имею в виду по отношению... там порой тема достаточно интересная, но ведь он не дает людям высказать свою мысль, то есть он берет, вот чуть-чуть схватил – и все, и сразу, как говорится, заткнул этого, дает другому слово, а вот суть этого мы так и не поняли, отношение людей к тому, что происходит, что с ними произошло, да, шоу, то есть шоу, а "Максимум" – это не то. Это дает информацию к размышлению. То есть новости я послушаю. Они сухо. Они воспринимаются как вот, да, произошло. Но когда я смотрю "Максимум", я вот именно, не отрываясь.

* * *

МОДЕРАТОР – Приведите мне, пожалуйста, пример передачи, которая, на ваш взгляд, похожа на программу "Максимум", вот по формату, по стилю.

ТАТЬЯНА [7] – Я не знаю, мне кажется, "Профессия – репортер".

МОДЕРАТОР – "Профессия – репортер"?

ТАТЬЯНА [7] – Да, она тоже такого плана вот именно как бы раскрывает.

ЛЕНА [5] – "Постскриптум".

ТАТЬЯНА [7] – Да.

ЛЕНА [5] – "Постскриптум", тоже хорошая.

"Программа «Максимум»" – аналитическая и новостная

В ходе дискуссии телекритики пришли к выводу, что формат "Программы «Максимум»" носит аналитический и новостной характер. Интересно, что люди исходят из оригинальной концепции "аналитичности". По мнению участников проекта, аналитика – это то, что и дает материал для размышлений и стимулирует к размышлению.

* * *

СВЕТА [2] – А я бы сказала, новостные – от слова... как бы, если рассматривать слово "новость" не так, как мы привыкли его воспринимать по новостям, которые по тому же Первому каналу идут, а именно со стороны, что рассказывается что-то новое, необязательно политическое, и причем это можно как-то дальше обсудить. Вот если с этой точки зрения смотреть, то я бы сказала, что нам что-то доносят, значит, нам доносят определенную информацию, над которой некоторые люди могут и подумать, некоторые могут посмотреть и пропустить, некоторые люди могут... она понравится, не понравится.

МОДЕРАТОР – Смотрите, что я нашла у них на сайте, когда я зашла на их сайт. У них вот описание этой программы в следующем: что это программа, исследующая все, что лежит за внешней стороной событий поступков и явлений.

ИРА [1] – Исследовательская за внешней стороной. Ну как одним словом?

СВЕТА [2] – То, что не вошло в другие новости, в другие программы.

ЮЛЯ [4] – Совсем по-другому сказано: за внешней стороной, то есть можно было подать информацию, просто подать информацию – а тут они дали ну задуматься, задуматься, почему это происходит.

ТАТЬЯНА [7] – То есть получается как бы аналитическая программа, вот нам подали сюжет – взрыв на шахте, он раскрыл в этой тематике... все раскрыл, почему это может произойти, да.

АННА [3] – Причины показал.

* * *

АННА [3] – Хорошая программа.

ЛЕНА [5] – Очень хорошая программа. Серьезная, и тоже мне очень нравится.

МОДЕРАТОР – То есть серьезная?

ТАТЬЯНА [7] – В общем-то они аналитические программы все.

ЛЕНА [5] – Да, хорошая. Самая хорошая.

ТАТЬЯНА [7] – И дают еще информацию к размышлению.

ЛЕНА [5] – То есть понимаете, вот действительно вот эти серьезные жизненные темы.

МОДЕРАТОР – Аналитическая?

ЛЕНА [5] – Аналитическая.

МОДЕРАТОР – Информационная, аналитическая.

ТАТЬЯНА [7] – Информационная. Информационно-аналитическая, да. Информационно-аналитические программы.

ЛЕНА [5] – Хорошая программа.

ЮЛЯ [4] – А вообще очень хорошо этими вопросами дали задуматься.

* * *

ТАТЬЯНА [7] – Да, она дает нам информацию, и причем она анализирует эту информацию.

МОДЕРАТОР – Она анализирует информацию?

ТАТЬЯНА [7] – Ну, в какой-то степени да.

ЛЕНА [5] – А мне кажется, практически не анализирует.

ТАТЬЯНА [7] – Ну, не знаю, я...

ЛЕНА [5] – Просто он ее дает, пищу, он пищу дает.

МИХАИЛ [6] – Он дает для анализа.

ЛЕНА [5] – Да. А как бы свое резюме – он нигде ничего не говорит, свое конечное резюме, отношение свое – он ничего не говорит.

ТАТЬЯНА [7] – А он и не должен давать свое.

ЛЕНА [5] – А тогда это не... не это самое...

ТАТЬЯНА [7] – Но он анализирует, отчего происходит это, почему.

ЮЛЯ [4] – Аналитическая.

ЛЕНА [5] – Он просто информацию.

МИХАИЛ [6] – Он дает.

ТАТЬЯНА [7] – Ну, не знаю.

ЮЛЯ [4] – Тогда не аналитическая передача.

ЛЕНА [5] – Он дает просто информацию на размышление.

ТАТЬЯНА [7] – Не знаю, я воспринимаю так.

ЛЕНА [5] – Он касается очень острых вопросов и острых сюжетов, которые действительно в нашей жизни – они есть и существуют, не все об этом говорят.

Характеристика "новостная программа" также имеет специфическое значение. Новостной компонент в "Программе «Максимум" задается репортажностью, напористой манерой подачи и стремлением к актуализации тех или иных событий. Это важные обстоятельства для понимания того, как воспринимается эта передача. Концепция "новостной передачи", существующая в головах у людей, плюс особое понимание аналитичности приводят к тому, что людям довольно трудно различать реальные события и журналистскую версию происходившего. То есть оценки людей строятся по принципу "что показано – то и было, чего не показано – того не было". Собственно поэтому они воспринимают передачу как расследование с присущей любому детективному жанру интригой и сенсационностью. Отметим также, что "близкими по духу" "Программе «Максимум»" были названы передачи "Профессия – репортер" и "Постскриптум".

* * *

ТАТЬЯНА [7] – Ну как проходило, во-первых, я вот эту "Программу «Максимум»" очень люблю, мне нравится, конечно, она насыщена событиями, отражает то, что произошло в течение недели. И вот этот вот сюжет, я думаю, как это... ну, как бы разбавить немного, потому что первый очень напряженный сюжет, и вот показ вот этого фильма, того, что вот раньше было, – и запретили эти фильмы, это просто как немножко снятие напряжения...

* * *

МОДЕРАТОР – Но я не о том спрашиваю, я спрашиваю: разве это были эпизоды о каких-то последних фактах?

МИХАИЛ [6] – Нет.

ТАТЬЯНА [7] – Нет, это были горячие, они еще будут долго горячими, так что... Потому что все время, Прохоров все время обсуждается, он горячий, и всех интересует этот вопрос.

МОДЕРАТОР – Просто Вы сказали, что показывает эпизоды за... события в последнюю неделю.

ТАТЬЯНА [7] – Мы потому что говорились, так как это самое, за последнюю неделю... да нет, просто они... в последнее время уже постоянно об этом говорится.

ЮЛЯ [4] – Прохоров все время на экране. Значит, об этой передаче, "Максимум", я ее, как только у меня есть возможность, я всегда стараюсь смотреть, и вообще НТВ я люблю канал, особенно раньше был вообще замечательный канал. Что мне нравится очень – вообще во всех передачах... нет, не во всех, есть передачи, которые изобилуют неприятными сюжетами, а эти, "Максимум" чем нравится – они не боятся поднять какой-то очень насущный вопрос вот так же, как об акциях "Газпрома" – молчание, то есть уплыли куда-то деньги, акции – и все это молчание, если бы не этот канал, мы вообще не знали, и много поднимает тем, поднимает канал НТВ.

* * *

ЮЛЯ [4] – Потом НТВ перехватило эту передачу, вернее эстафету, как бы сказать, очень интересная, пока не легло вето на этот канал, ушли многие очень прекрасные ведущие, вернее журналисты. Я хочу сказать, вот сейчас он все равно своими новостями интересен, вот этот "Максимум"...

МОДЕРАТОР – Чем?

ЮЛЯ [4] – Чем интересно?

МОДЕРАТОР – Что такого в этом "Максимуме", что Вам нравится?

ЮЛЯ [4] – Новости подойдут именно те, которые, как бы сказать, лакированные на Первом канале. Вот второй я, к сожалению, редко смотрю, на Первом – лакированные передачи, а на четвертом канале...

МОДЕРАТОР – Передачи или новости?

ЮЛЯ [4] – Новости, простите, новости, я имела в виду новости.

ТАТЬЯНА [7] – Но новости, эта "Программа «Максимум»" – она раскрывает ту новость, которая вкратце сказана, да...

ЛЕНА [5] – ...более остро.

ТАТЬЯНА [7] – В новостях.

ЛЕНА [5] – Текущие вопросы какие-то.

* * *

СВЕТА [2] – Ну, я бы не сказала, что эта программа сильно о новостях, которых... Вот допустим, если анализировать Первый канал и НТВ, и брать и новости с Первого канала, и вот "Программу «Максимум»", то, конечно, новости на Первом канале – там более политические они, больше разбираются какие-то темы: вот внешняя политика, внутренняя, еще что-то, а здесь – согласна по поводу... более жизненная эта программа, тут действительно, тут разбираются те вопросы, которые не разобраны в других программах.

"Программа «Максимум»" и НТВ

По мнению телекритиков, "Программа «Максимум»" в том виде, в каком она существует (сенсационная, напористая, жизненная), возможна исключительно на канале НТВ. Участники проекта отмечали, что НТВ – это единственный канал, в традициях которого "не сглаживать острые углы и лакировать действительность" а показывать события "как они есть", поднимать "неудобные" темы и скандальные вопросы.

* * *

МОДЕРАТОР – "Максимум" почему на НТВ?

ИРА [1] – На Первом канале, в общем-то, он невозможен, по-моему.

ЮЛЯ [4] – Почему НТВ? Да потому что на Первом канале вот эта передача, Малахов ведет... Постановка...

ЛЕНА [5] – Да.

ЮЛЯ [4] – Ну постановка самая настоящая. Это просто постановка определенная, и когда видела, одна была передача, посвященная, по-моему, Лонго, это настолько было мерзкое действие, настолько оскорбительное: человек умер, и еще только-только, еще, я не знаю, даже девяти дней не было – и просто такое вот они устроили шоу из этого. И сидел такой достойный человек, академик – и ему слово не дали, как он бедный сидел и слушал это, я не позвонила, не спросила. Просто мерзко – отношение, и я больше вообще Малахова не смотрю.

ИРА [1] – Я тоже.

МОДЕРАТОР – Подождите, давайте вернемся. То, что имидж "Программы «Максимум»", да, ваше ощущение от этой программы – программа подходит НТВ?

ЮЛЯ [4] – Подходит.

СВЕТА [2] – Ну как, в принципе подходит, к самому НТВ, конечно, подходит, но мой лично взгляд – то, что немножко темновато, допустим, когда начинается программа. И он ведет... ну, может быть, здесь такое было освещение, так проектор стоял, да, то есть он идет, везде темно-темно, только вот большой экран, по которому сначала идет новость, потом как бы новость раздвигается в этом экране... На мой взгляд, можно было бы не такое темное там, допустим, те же книги, которые иногда все-таки там стоят...

АНДРЕЙ [8] – Ты не задумывалась... извини, Света, ты не задумывалась над тем, что как раз таки разбирают-то темные вопросы.

* * *

ЮЛЯ [4] – ..."Максимум" чем нравится? Они не боятся поднять какой-то очень насущный вопрос, вот так же, как об акциях "Газпрома" – молчание, то есть уплыли куда-то деньги, акции – и все это молчание. Если бы не этот канал, мы вообще не знали, и много поднимает тем, поднимает канал НТВ.

АНДРЕЙ [8] – Там такое впечатление, что они просто не боятся никаких скандалов...

ЮЛЯ [4] – Да.

АНДРЕЙ [8] – То есть вот...

МИХАИЛ [6] – Они не боятся скандалов и, во-первых, показывают такие тюрьмы, про которые даже, наверное, никто до этого не слышал, что в тюрьму можно приехать на своем автомобиле...

АНДРЕЙ [8] – Да.

МИХАИЛ [6] – И из нее уехать, поработать – и опять приехать в тюрьму.

ТАТЬЯНА [7] – Об этом я ни разу не слышала.

МИХАИЛ [6] – Вот да, поэтому они вскрывают такие темы...

* * *

ЮЛЯ [4] – Ну, я хотела про НТВ еще немножко сказать... Не немножко, а вообще вот, одна из тем в отношении НТВ – канал просто потрясающий, единственный, который с Первого канала... Первый канал – вот этот "ВИД" был первый – потрясающий.

ЛЕНА [5] – Да, да.

ЮЛЯ [4] – Потом НТВ перехватило эту передачу, вернее эстафету, как бы сказать. Очень интересная, пока не легло вето на этот канал, ушли многие очень прекрасные ведущие, вернее журналисты, я хочу сказать, вот сейчас он все равно своими новостями интересен, вот этот "Максимум"...

* * *

МОДЕРАТОР – А чем НТВ так интересно?

ИРА [1] – Ну, живая...

ЛЕНА [5] – Интересные передачи, они жизненные все.

МИХАИЛ [6] – Да вообще...

ЮЛЯ [4] – Ну, кроме тех фильмов, которые они сейчас постоянно повторяют.

МИХАИЛ [6] – Интересные дебаты.

* * *

ЮЛЯ [4] – В это воскресенье, вы знаете, вот эти вот передачи, собственно говоря, вот суббота особенно, почти целый день надо сидеть, ну, кроме фильмов. Я скучаю, я вообще их мало смотрела. А второй канал меня вообще вот ни одной передачей меня не прельстил.

ЛЕНА [5] – На втором там эти бабки, этот "Субботний вечер" там...

ЮЛЯ [4] – Единственное – я смотрела это танцы.

СВЕТА [2] – Танцы, да.

МОДЕРАТОР – А какой у Вас образ НТВ, если, например, представим, что это (показывает на чайник) НТВ – оно какое?

ЮЛЯ [4] – Цельное.

МОДЕРАТОР – Цельное?

ИРА [1] – Но где-то и правдивое. Больше, чем те, другие каналы раскрывает оно более подробно нам темы.

ЮЛЯ [4] – Неконъюнктурные, вот, политики...

ЛЕНА [5] – Но его хочется вот постоянно смотреть.

МИХАИЛ [6] – И разные сюжеты...

ЛЕНА [5] – Я думаю, что разнообразие, да, интересные темы...

МИХАИЛ [6] – Да, интересные темы.

ЛЕНА [5] – Вот Соловьева – я просто отмечаю, когда это все будет, потому что я обожаю.

ТАТЬЯНА [7] – Потом они одни из первых начинают обсуждать тему.

МИХАИЛ [6] – То есть одна тема познавательная, другая, вот например "Своя игра", там я ее смотрю тоже с удовольствием...

ЛЕНА [5] – Да, да.

МИХАИЛ [6] – Смотришь, много познаешь нового, которого ты никогда нигде в другой передаче не узнаешь.

МОДЕРАТОР – Андрей, а у Вас какой образ?

АНДРЕЙ [8] – Вы знаете, такое впечатление, что дверь, окно в Европу.

МОДЕРАТОР – В Европу?

АНДРЕЙ [8] – Ну смотрите, даже если так вот представить, да, у них же все зеленое, да, такой зеленый шарик, да, вроде как мир, да. И ты вроде этот мир либо держишь на руках, либо ты его просто разглядываешь со всех сторон. Он очень разнообразен, то есть он как-то переливается, чем-то светится, соответственно он как-то чем-то необычен, и эта необычность соответственно привлекает тебя все больше и больше. Соответственно вот это вот привлечение заставляет тебя задуматься, заставляет тебя задуматься над тем, что это из себя представляет.

МОДЕРАТОР – Канал заставляет задуматься?

АНДРЕЙ [8] – Ну по большей части да.

ИРА [1] – Даже много таких передач, которые воспринимаешь как информацию; не только как информацию – вот именно заставляют тебя думать, сопоставлять свои какие-то суждения с тем, что говорит, соглашаться, не соглашаться с чем-то, то есть как бы сидишь – и принимаешь участие в тех дискуссиях, которые там...

ЛЕНА [5] – Одним словом, он живой.

ИРА [1] – Да.

ЛЕНА [5] – Сам по себе...

ИРА [1] – Да.

ЛЕНА [5] – Он живой, он жизненный, он действительно отражает вот наши какие-то вопросы, где-то что-то ты слышишь, и действительность какую-то показывает такую именно в реальном таком мире.

ЮЛЯ [4] – Вот вы знаете, вот сравнить, если вы говорите – почему это НТВ, да эти все передачи, да и Соловьев, и все, вот эти передачи, которые мы вот здесь перечисляли, – они интересные передачи.

* * *

ЮЛЯ [4] – Вы знаете, жизнь показывают, они пытаются это сделать очень хорошо и о детях и о стариках, и то есть они в глубинку, не боятся идти в глубинку как люди живут, конечно, о Прохорове интересно посмотреть, как они отдыхают, но это же все у нас журналы посвящены только олигархам и артистам.

Оценка ведущего

Особое место в дискуссии заняло обсуждение ведущего "Программы «Максимум»" – Г. Пьяных. Одна респондентка отметила, что манера ведущего – "напор, вот эта быстрая его речь, которая, в общем, иногда чуть ли не скороговоркой идет", – ее "напрягает" и мешает спокойно воспринимать информацию. Другие участники проекта выступили в защиту Глеба Пьяных, сочтя его артистичным и объясняя его чрезмерный напор попыткой привлечь к обсуждаемым проблемам как можно больше зрителей.

* * *

ТАТЬЯНА [7] – И потом ведущий – мне нравится ведущий...

АННА [3] – Да.

ТАТЬЯНА [7] – Он довольно-таки так как-то напористо это ведет и заинтересованно, и он привлекает, да, активно очень, он очень заинтересовывает.

* * *

МОДЕРАТОР – Ира, Вам нравится "Максимум"?

ИРА [1] – Нет.

МОДЕРАТОР – Почему?

ИРА [1] – Мне не нравится ведущий, мне тяжело его воспринимать.

МОДЕРАТОР – Почему?

ИРА [1] – Вот этот его напор, вот эта быстрая его речь, которая, в общем, иногда чуть ли не скороговоркой идет, и сюжеты, я хочу сказать, далеко не всегда мне нравятся, которые подбирают. Ну почему, например, вот например, сюжет с Прохоровым – он мне совершенно был неинтересен, будем так говорить. Я все это кусочками где-то видела. Пусть это даже собрано здесь было, но для меня эта информация была не нова, как даже этот сюжет был сегодня построен, мне тоже не понравилось, потому что разговор идет о Прохорове, тут же перескакивает на губернатора, Хромов, по-моему, его фамилия... Хлопонин, да. Потом тут же включается этот самый кусочек, касающийся Антонова, потом опять Прохоров и в общем-то... пестрит.

ТАТЬЯНА [7] – Но это они же из одной студенческой какой-то...

ИРА [1] – Пусть они из одной студенческой, но все равно вот именно вот эта пестрота мне не понравилась в данном сюжете, и все.

СВЕТА [2] – Насчет пестроты – нормально, но вот ведущий, вот я согласна, иногда он слишком... не то что быстро, а именно напористо произносит. Для многих людей, возможно, многим это нравится, да, но есть та категория людей вот, на мой взгляд, которая... действительно им трудно воспринимать быструю речь так.

МОДЕРАТОР – Вы думаете, в быстроте?

СВЕТА [2] – Не только в быстроте, но и в напоре.

ИРА [1] – Ну в манере, в манере его, как люди преподносят эти фразы.

МОДЕРАТОР – Что это за манера?

ИРА [1] – Ну вот именно вот эта вот речь, как такая... ну, может быть, просто я не могу сказать...

ТАТЬЯНА [7] – Ну, может быть, он вот так напористо высказывает свое отношение.

СВЕТА [2] – Но с другой стороны, он говорит свое мнение.

ТАТЬЯНА [7] – Да, свое, правильно.

СВЕТА [2] – С другой стороны, он привлекает внимание своей речью, потому что даже вот если находиться там, грубо говоря, в другой комнате или где-то там, бац, услышать – в принципе кто-то может сразу же оглянуться, что-то посмотреть.

АНДРЕЙ [8] – Это называется "артистизм речи".

ТАТЬЯНА [7] – Нет, а я воспринимаю как то, что он заинтересован просто, просто заинтересован.

ЮЛЯ [4] – Как называется?

ТАТЬЯНА [7] – Это называется "артистизм речи", при помощи данного артистизма...

ЮЛЯ [4] – Не только он владеет.

АНДРЕЙ [8] – Да, там он может как-то обыграть ее слишком жестоко, да, может ее как-то, например, сгладить, да, там преподнести ее слишком очень замечательно, что вот просто а, и я буду смотреть, вот это прям от начала и до конца прям, пусть она длится хоть 15 минут там, 5 минут, я буду смотреть и слушать его.

ЮЛЯ [4] – Притягивает.

ТАТЬЯНА [7] – А он притягивает.

* * *

ЛЕНА [5] – А как же обыграть вещь, преподнести?

ЮЛЯ [4] – Голосом.

МИХАИЛ [6] – Обязательно.

ТАТЬЯНА [7] – Вот этим он привлекает зрителей.

ЛЕНА [5] – Ну конечно, я считаю, что...

МОДЕРАТОР – Ира, а Вам почему не нравится все-таки? Вот что в этой манере Вас отталкивает?

ИРА [1] – Вы знаете, как-то привыкла к его манере, вот она меня уже сегодня не привлекает, я слышу его призывы, но все равно я потом смотрю...

МОДЕРАТОР – А какие у Вас ощущения от этого?

ИРА [1] – Ну, я смотрю, но я вынуждена напрягаться, когда я его смотрю. Если прислушиваюсь, да, да, я вынуждена напрягаться, я не смотрю это спокойно, тем более что он сюжеты как таковые он не рассказывает, он как бы дает заголовки этим сюжетам, а потом уже идет дальше, вот дальше, дальше сюжет воспринимаю спокойно, вот его манеры, ну...

Образ страны и людей в программе "Максимум"

По результатам дискуссии можно выделить один существенный, по мнению телекритиков, недостаток "Программы «Максимум»" – тот образ России, который возникает в ходе просмотра передачи: шахтеры-наркоманы, олигархи-дебоширы, хорошие фильмы под цензурой, а украсть акции ведущей компании – плевое дело. Таким образом, по мнению респондентов, тестируемая передача максимальна не только по способу подачи материала, но и по тем группам, которые берутся авторами программы в качестве объекта репортажей – либо низшие, либо высшие слои, а "обычная жизнь обычных людей остается за кадром".

МОДЕРАТОР – Вот Юля меня навела на мысль. Вот было советское телевидение, да?..

ЮЛЯ [4] – Да.

МОДЕРАТОР – Которое создавало некий образ о жизни наше страны.

ТАТЬЯНА [7] – Да.

МОДЕРАТОР – Какие мы дружелюбные, какие мы интернациональные, какие мы трудолюбивые...

ТАТЬЯНА [7] – Как у нас хорошо.

МОДЕРАТОР – Вот было такое время, правда?

ЮЛЯ [4] – Но мы гордились.

ЛЕНА [5] – Да, патриотизм был.

МОДЕРАТОР – Я безоценочно абсолютно, Юля. Вот был, и он показывал образ жизни в стране. Я возвращаюсь к "Программе «Максимум»". Какой образ жизни, каких нас показывает эта программа?

СВЕТА [2] – Совершенно кардинально других.

ЮЛЯ [4] – Конечно.

СВЕТА [2] – Противоположных полностью.

ТАТЬЯНА [7] – А тут...

МОДЕРАТОР – Каких?

ТАТЬЯНА [7] – Не могу сказать, что нас показывают.

ЮЛЯ [4] – Именно олигархов, как веселятся и как они отдыхают.

ТАТЬЯНА [7] – Да. Получается, что в это программе, в общем-то...

СВЕТА [2] – Либо низшие самые слои, либо самые...

ТАТЬЯНА [7] – Да вот в принципе.

* * *

МОДЕРАТОР – А какой образ, да, создает эта передача? Вот какой образ жизни в стране и какой образ страны, какой образ ситуации в стране?

ЮЛЯ [4] – Вот я как раз начала говорить, и вы меня остановили. Так вот я хочу сказать глазами женщины, которая уехала в Германию. Она смотрит и наши каналы в Германии, ну, прожила здесь, она блокадница, то есть такой достойный человек с очень хорошим образованием, она говорит – мне стыдно смотреть российские каналы. Но вы понимаете, вот глядя на эту передачу, можно так сказать: значит, в России сплошные наркоманы, в забой спускаются наркоманы.

АНДРЕЙ [8] – И они все алкоголики.

ЮЛЯ [4] – Фильмы просто-напросто запрещают, кладут на полку.

ТАТЬЯНА [7] – Фильмы – это раньше запрещали.

ЛЕНА [5] – Я не согласна.

ЮЛЯ [4] – Ну это же Россия все равно. Это же наша страна, понимаете? Какая разница...

ТАТЬЯНА [7] – Все правильно, да.

ЮЛЯ [4] – ...пятьдесят лет назад или пятьдесят лет вперед?

ТАТЬЯНА [7] – Нет, он как раз сейчас и поднимает этот вопрос. Почему?

ЮЛЯ [4] – Мы отвечаем за свою страну. Вот я, кстати, вот простите, я о себе хочу сказать, но я всегда говорю и восхищаюсь. У меня мои предки – они не приехали в Россию, а просто Курляндию присоединили, они жили там, и Финляндию присоединили, жили там, вот. Но они, будучи немцами, они были больше патриоты России, чем сами россияне. Меня это все время поражает, вы понимаете? Мне даже за них дали вот орден, когда было 300-летие морского училища имени Петра Великого петербургского, вот это училище у меня закончили мои восемь предков адмиралов. Честь и... Нет... Ой, надо же, забыла. Ну, короче говоря, именно порядочность и именно патриотизм к России. Ну, похвалитесь вы все, вот почему я говорю – с экрана телевизора нужно... Вот сейчас немножко Путин стал поднимать...

СВЕТА [2] – Согласна.

ЮЛЯ [4] – Поднимать нашу гордость за Россию, что мы россияне, вы понимаете или нет?

АНДРЕЙ [8] – Да.

ЮЛЯ [4] – И мы должны это нести с экрана. А не похабщину, простите за выражение.

* * *

МОДЕРАТОР – Вот хоть одну передачу, которая, как вам кажется, вот за нее не стыдно.

АНДРЕЙ [8] – Программа "Культура".

ТАТЬЯНА [7] – Ну, я считаю, что вот передача...

АНДРЕЙ [8] – Передача?

ЛЕНА [5] – Да, именно передачу надо.

ИРА [1] – Да, "Времена" Познера – не стыдно. За Соловьева не стыдно.

ТАТЬЯНА [7] – Вот, я хотела сказать – Соловьев, да.

ИРА [1] – Это Соловьев, да, точно.

ТАТЬЯНА [7] – То есть и тут Соловьев, он всегда.

ИРА [1] – Пять с плюсом по всем его программам.

ЛЕНА [5] – Соловьев, да.

ТАТЬЯНА [7] – Да.

ЛЕНА [5] – Мне тоже очень...

ТАТЬЯНА [7] – Вот его передачи все.

Обсуждение эпизодов

Эпизод №1

Эпизод №1 по результатам электронного тестирования оказался на последнем месте нашего рейтинга. В ходе дискуссии выяснилось, что именно "не порадовало" людей в таком способе подачи информации. По мнению телекритиков, данный эпизод служит наглядным пособием для "начинающих жуликов", так как в сюжете развернуто представлена вся схема мошенничества, остающегося безнаказанным.

ЮЛЯ [4] – Верю. Верю на сто процентов, что это есть такое.

АНДРЕЙ [8] – Думаю, что даже существует до сих пор...

МОДЕРАТОР – Какое впечатление вообще от этого сюжета?

ЮЛЯ [4] – Безобразие.

АНДРЕЙ [8] – Можно так же заработать.

МИХАИЛ [6] – Впечатление: то, что у нас можно украсть, и за это ничего не будет. Когда много украдешь. Когда ты украдешь там рубль...

ТАТЬЯНА [7] – У нас крадут в течение двадцати лет.

ЛЕНА [5] – Какая богатая страна! Сто лет ее крадут и никак не разворуют. Какая богатая страна!

ТАТЬЯНА [7] – И никак не разворуют. Какая богатая страна!

МОДЕРАТОР – Какая была главная идея? Все равно у некого сюжета есть некая центральная идея, стержень. Вот здесь вот какая была главная идея?

[Говорят хором.]

ЛЕНА [5] – Кому-то ничего не будет.

ИРА [1] – Все проходит безнаказанно...

ЛЕНА [5] – Устроиться в Газпром. Работать там. И будешь хорошо жить.

* * *

ЮЛЯ [4] – Тема какая была, я считаю, про Газпром. Скрывают первых лиц, кто это сделал. Подставили человека, да еще его посадили в центре Москвы, да он еще разъезжает на своем автомобиле.

МИХАИЛ [6] – Он сам пришел сдаваться.

ЮЛЯ [4] – Это самое главное, что подставное лицо. И пока с этими... в России, по-моему, и при царе еще разбирались с такими казнокрадами. И до сих пор это все еще идет.

* * *

ЮЛЯ [4] – Да, интересно. Потому что все это было настолько просто. Настолько это просто. Если бы мы пришли с липовыми документами, у нас, естественно, не брали бы. Тем более, эта девушка сказала, начальник всегда знает. То есть его ставят в известность. Все.

ТАТЬЯНА [7] – А она просто так.

АНДРЕЙ [8] – Соответственно, ну, получается, девушка сама по себе является марионеткой, а...

ЛЕНА [5] – Ну, это естественно. Она исполнитель. Ей дали, и все. Что там у них? Она даже и вникать не будет.

СВЕТА [2] – Она больше... нужно работать.

МОДЕРАТОР – А то, как бы преподнесен этот сюжет, эта информация, вам понравилось?

ЮЛЯ [4] – Понравилось.

СВЕТА [2] – Да, интересно, на мой взгляд.

МОДЕРАТОР – Что именно?

АНДРЕЙ [8] – Как легко можно украсть.

СВЕТА [2] – Я не знаю, если смотреть работу оператора, то вот этот момент, когда в окошечке она сидит, ну, вот лично для меня... Он для меня привлек внимание. Он, бац, вот так все это дело снимает. И особенно в тот момент, когда она говорит... <что> это никогда не произойдет, хотя уже было. Вот когда она начинает так говорить, ну вот схема... Мне да, мне понравилось само решение. То, что не как всегда там человек сидит, а действительно как бы с рабочего места его оторвали. Мне это показалось интересным.

ТАТЬЯНА [7] – То есть не начальник отдела, а клерк простой отвечал.

СВЕТА [2] – Да, клерк. Да.

ТАТЬЯНА [7] – Может быть, еще этой девочке где-то что-то и...

ЛЕНА [5] – Попадет.

ТАТЬЯНА [7] – Попадет, за то, что она высказала. Она даже: вот ничего не знаю, вот у меня начальник, как у нас принято: иди вот к начальнику и там задавай вопросы.

ЛЕНА [5] – А с другой стороны, что она могла по-другому ответить?

ТАТЬЯНА [7] – Ее поймали. Ее на этом поймали. Задали вопрос, а она ответила...

* * *

МИХАИЛ [6] – Про Газпром, да, сюжет. То, что тут все ясно, что выше все воруют.

МОДЕРАТОР – А надо об этом говорить?

МИХАИЛ [6] – Надо. Надо об этом говорить. Чтобы люди знали.

ИРА [1] – Надо еще говорить, какие меры...

МИХАИЛ [6] – Да, и надо говорить, что Генеральная прокуратура делает по этому вопросу... Кто чего.

ЛЕНА [5] – Бывает мысль дальше. Да, хочется. Вот когда темы какой-то коснулись, и потом всегда у меня, например, мысль: а чем это закончится? Почему нет продолжения?

[Говорят все вместе.]

МИХАИЛ [6] – Чем это закончится?

ЛЕНА [5] – Или конечного результата.

МИХАИЛ [6] – На тормозах все спускают.

* * *

МОДЕРАТОР – Почему 17 марта 2007 года в передаче "Максимум", в "Программе «Максимум»" решили на эту тему поговорить?

ЮЛЯ [4] – Значит, заказ был. Я так думаю.

ЛЕНА [5] – А может быть, что-то шелохнулось.

СВЕТА [2] – А я думаю, что что-то с места...

[Говорят все вместе.]

ТАТЬЯНА [7] – Я думаю, что что-то сдвинулось с места.

ЛЕНА [5] – Опять же мы не знаем, где чего случилось.

Эпизод №2

На третьем месте в рейтинге оказался сюжет о шахтерах-наркоманах. Эпизод произвел на участников дискуссии сильное впечатление, и то, что он получил не самые высокие оценки, по мнению респондентов, вызвано скорее болезненностью самой темы репортажа.

МОДЕРАТОР – Давайте эпизод с героином. Какое впечатление у вас от этого эпизода?

АНДРЕЙ [8] – Плохое.

СВЕТА [2] – Кошмар. Для меня это было шок. Ну, не то что шок, но вот этого я не ожидала. И после этого говорят, что шахты обваливаются из-за самих как бы шахт... после того как мне сейчас показали по поводу этого героина, что шахтеры принимают, как можно сейчас грешить на технику? Обкуренные, я не знаю, обколотые... спускаются.

ИРА [1] – Любая техника – присутствие человеческого фактора.

ЛЕНА [5] – Бесконтрольность прежде всего.

ТАТЬЯНА [7] – Как вы считаете, после этого, что, так останется все?

АНДРЕЙ [8] – Также будет продолжаться.

ИРА [1] – Усилится контроль.

* * *

ЮЛЯ [4] – Там нужно социальную жизнь менять в корне. В Советском Союзе, я еще была в командировке, когда у нас еще более-менее все было, и квартирами они обеспечивались, ну, что-то было... Вы представляете себе: из шахты он идет, вы думаете, у него лицо, почему я сказала, что он весь в угольной пыли? Да потому что они не отмывают его. У них все черное.

СВЕТА [2] – У них, говорят, все черное.

ТАТЬЯНА [7] – Въедается.

ЮЛЯ [4] – У них вот все черное. В руки въедается настолько этот уголь, они ходят все черные. Хотя моются. Вот он пришел из шахты, вымылся. А мыться-то им негде! У них развалюхи, чуть ли не землянки. Живут они в бараках, страшенные! Вы понимаете или нет? Там ни заборов, ничего нет. Безобразно живут! Я не думаю, что сейчас они лучше живут... Они еще хуже живут.

ТАТЬЯНА [7] – Но вы считаете, что...

ЮЛЯ [4] – Подождите, я высказываю свое мнение. И вот они приходят из забоя, что-то там как-нибудь умоются... Ни у кого нету практически ничего: ни горячей воды, ни ванны, ни душа. Идут в забегаловку, столовую, на рестораны у них нет денег. Они приходят в столовую, садятся и пьют. А сейчас наркотики появились. Понимаете?

ЛЕНА [5] – Наверное, не только...

ЮЛЯ [4] – Вот это, понимаете, какая-то у них безнадега жизни. Без цели, без всего. Ни театров, никакой культуры там нет.

* * *

АННА [3] – Ну понятно. Но когда у них день зарплаты... Еще в советское время им платили больше. Самые были обеспеченные, говорили, военные и шахтеры, самые обеспеченные семьи вот эти были. А сейчас, в настоящее время, этого, конечно, нет. И когда день зарплаты – весь город там гудит, потому что все пьяные. Это, конечно, без просвета.

СВЕТА [2] – А там работа и дом.

ЛЕНА [5] – Пойти некуда.

АННА [3] – А там пойти-то куда? Действительно некуда.

ЛЕНА [5] – Но это не только шахтеры.

ТАТЬЯНА [7] – Да. Любую область возьмите.

СВЕТА [2] – Это слабость маленького городка.

ИРА [1] – А большой?

МОДЕРАТОР – Стойте. Вот этот эпизод. Вот какие от него остались впечатления?

ЮЛЯ [4] – Очень тяжелые.

ЛЕНА [5] – Тяжелые, конечно.

ЮЛЯ [4] – И вот это вот. Для того чтобы... вот этот вопрос подняли правильно.

АННА [3] – Нет, ну показали что?

ЮЛЯ [4] – И показали, и набрали...

АННА [3] – Показали-то ихнюю жизнь, как они живут... вот это. А как выйти из этого положения, здесь ничего не показано.

ЛЕНА [5] – Они же не анализируют. Они задают вопрос. А анализ – вы думайте.

АННА [3] – Вы думайте. Так надо же потом...

ИРА [1] – Что мы-то думаем. Будто мы можем на что-то повлиять. Правильно, это скорее размышления, чтобы думала власть.

* * *

МОДЕРАТОР – Стойте, стойте. Вы мне говорите, что надо, чтобы... Сначала была такая версия, вот Таня ее придерживается, что это обязательно повлияет. Что-то обязательно должно измениться. Юля говорит: кто повлияет? Князьки, еще кто-то? Никто к этому не прислушивается. Тогда зачем?

ИРА [1] – И князьки – головы могут полететь у некоторых, безусловно, после этих сюжетов? Все насколько именно серьезно, конкретно происходило.

МОДЕРАТОР – А что там за князек, кстати, в районе?

ТАТЬЯНА [7] – Начальник шахты? Он сам погиб.

ЛЕНА [5] – Тулеев.

ТАТЬЯНА [7] – Аман Тулеев.

МИХАИЛ [6] – Тулеев.

ЮЛЯ [4] – Это князь.

ЛЕНА [5] – Хотя казалось, в общем-то, он такой заботливый.

ИРА [1] – Я же не говорю о князьях, действительно. Вот начальник шахты пострадает, пострадает врач, который все осматривает. Начнется с этого, безусловно.

ТАТЬЯНА [7] – Да. Контроль входа в забой.

ЮЛЯ [4] – Дело в том, что там нужно глобально всю социальную работу делать. Полностью.

ТАТЬЯНА [7] – А так это не только там, а у нас не нужно делать? А в сельском хозяйстве не нужно делать?

ЮЛЯ [4] – Я хочу сказать, что таких болевых точек очень много в нашей стране.

ТАТЬЯНА [7] – Много.

ЛЕНА [5] – Конечно.

ЮЛЯ [4] – Это показали эпизод. Я считаю, что самая большая роль принадлежит общественности. Не князькам – общественности.

* * *

ИРА [1] – И что мы сделаем?

ЛЕНА [5] – А что мы можем сделать?

ЮЛЯ [4] – Да, мы вот сидим каждый в своей квартире. Ну, посмотрели? Посмотрели.

ЛЕНА [5] – Ну, хорошо, вот вы сейчас выйдете на улицу, что вы будете делать?

ЮЛЯ [4] – Ну вот слава Богу, сейчас Общественная палата стала работать. Я не знаю, как она работает, но, по крайней мере, что-то...

ЛЕНА [5] – Всего не поднимешь.

ТАТЬЯНА [7] – Ну, они что-то...

ЮЛЯ [4] – Самое действенное оружие в каждом государстве – это общественные организации. А мы все спим.

ТАТЬЯНА [7] – Когда государство богатое, и все хорошо живут.

ИРА [1] – И есть идеология и мораль.

ЛЕНА [5] – У нас не такое...

ЮЛЯ [4] – Америка почему достигла такого?

ЛЕНА [5] – У нас еще нет сознания. У нас еще нет этого сознания.

ЮЛЯ [4] – Так надо поднимать наше сознание.

ЛЕНА [5] – Это другое дело.

ЮЛЯ [4] – И те, кто имеет сознание, должен возглавить.

* * *

АНДРЕЙ [8] – Мне просто сама болезненная тема.

ЛЕНА [5] – Так она всем неприятна.

ЮЛЯ [4] – Мы поболели здесь за столом, и на этом разошлись.

ТАТЬЯНА [7] – Вы обратили внимание: в сюжете этом было сказано: сами шахтеры покрывают наркоманов.

ЛЕНА [5] – Да, друг друга.

ТАТЬЯНА [7] – Вот мы говорим: общественность поднимать. Вот первые – шахтеры.

ЛЕНА [5] – А они – друг друга.

ЮЛЯ [4] – А если они все вместе?

ТАТЬЯНА [7] – Они должны были первые закрыть.

ЮЛЯ [4] – Да им, понимаете, они свою жизнь практически мало ценят.

ТАТЬЯНА [7] – А мы, значит, должны о них думать. Они свою жизнь не ценят, а мы должны их жизнь ценить?

* * *

МОДЕРАТОР – Вопрос. Зачем этот сюжет был нужен? Зачем его показывали? Что от этого изменится? Каковы цели авторов передачи?

СВЕТА [2] – Сейчас насущный этот вопрос, после того как обвалилась шахта. Они продолжили эту тему, потому что идет же разбирательство, почему она все-таки обвалилась.

ТАТЬЯНА [7] – Новая шахта. Оборудование какое...

СВЕТА [2] – Они пытаются показать... Не говорят впрямую. Они вот такими окольными путями начинают намекать: а вдруг в той шахте произошло то же самое?

ЛЕНА [5] – По крайней мере, возможно.

СВЕТА [2] – И возможно, да. Как раз предоставляют нам те варианты, о которых мы говорили. Вот нам сейчас предоставили один из вариантов, почему могла <авария> произойти.

Эпизод №3

На первом месте рейтинга оказался эпизод №3. В ходе обсуждения этот эпизод вспоминался наименее часто. Высокую же оценку при тестировании можно объяснить тем, что люди с интересом смотрели и слушали любимых актеров, фрагменты из старых фильмов.

АНДРЕЙ [8] – Есть несколько интересных моментов, например, когда про исторические фильмы, то есть вот...

ИРА [1] – Кадры.

АНДРЕЙ [8] – Именно кадры тех фильмов, которые хотелось бы действительно увидеть, но почему-то их запретили, вот, видимо, сочли вот, что люди, которые там показывают либо себя обнаженными, да, там в неглиже, или же как-то по-другому выглядят, или же, допустим, женщина, я просто фамилию, к сожалению, не помню... которой было 72 года, и в результате просто...

МИХАИЛ [6] – Орлова.

ИРА [1] – Любовь Орлова.

АНДРЕЙ [8] – Любовь Орлова, да, в результате просто, ну, она является очень... действительно потрясающей звездой, и мое личное мнение, что ее просто зажали в конце.

СВЕТА [2] – Сцена, которую запретили.

* * *

АНДРЕЙ [8] – Простите, конечно, но их запретили, но подождите, почему в данной передаче поднялся такой вопрос – чтобы люди знали, что все-таки эти фильмы существуют и в дальнейшем можно их посмотреть.

СВЕТА [2] – Я согласна, я согласна, что нужно про это показывать.

Эпизод №4

Эпизод о жизни М. Прохорова оказался в рейтинге на втором месте. При обсуждении данного эпизода мнения респондентов разделились. Одни говорили, что приятно посмотреть "на успешных людей, добившихся всего своим умом". Другие настаивали, что есть куда более острые и важные темы, нежели стиль жизни и отдыха олигарха. Единодушны респонденты были в оценке причин, по которым был снят столь подробный репортаж о М. Прохорове. Телекритики полагают, что данный сюжет заказной, нацеленный на то, чтобы "поправить" имидж олигарха после куршевельских событий.

ТАТЬЯНА [7] – Теперь Прохоров – ну почему все навалились на этого Прохорова? Человек, который один выжил...

ЮЛЯ [4] – Умница.

ТАТЬЯНА [7] – Да, умница...

ЮЛЯ [4] – Умница.

ТАТЬЯНА [7] – Почему все его хают, он живет так, как хочет.

ИРА [1] – Кто его хает?

ТАТЬЯНА [7] – Ну как же, олигарх может себе позволить.

ИРА [1] – О нем просто много информации.

ТАТЬЯНА [7] – Олигарх может позволить, нет, ну а почему, это его право...

ИРА [1] – А почему он не может себе позволить?

ТАТЬЯНА [7] – Вот я и говорю, что он может.

[Говорят все вместе].

ЛЕНА [5] – Вот я знаю, потому что у меня приятельницы вот там отдыхали, что безобразное поведение, там вот о чем разговор.

ИРА [1] – Извините меня, все богатые люди, все богатые люди, они все себя считают избранными.

ЮЛЯ [4] – Потому что нет...

ЛЕНА [5] – Вот я повторяю, я знаю, как – у меня отдыхала там знакомая девочка. Они, как она рассказывала, приносят вот такие кувшины, с твой рост, то есть не кувшины, а эти бокалы, там они пьют или там шампанское льют, просто вот так купаются, то есть вид безобразного поведения... Культуры нет, а то, что красиво отдыхают они, олигархи, – прекрасно, с большими деньгами красиво можно отдыхать, ради Бога.

* * *

АНДРЕЙ [8] – Ну смотрите, с одной точки зрения – да, все признаются, даже если кто-то не признается, грубо говоря, мы можем завидовать, да, тем же олигархам, как они там заработали столько-то денег...

ТАТЬЯНА [7] – А чего им завидовать?

ЛЕНА [5] – А чему можно завидовать?

ТАТЬЯНА [7] – А что мне завидовать? Чего завидовать-то?

ЛЕНА [5] – Не надо, мы этому не завидуем, совсем.

АНДРЕЙ [8] – Ну не вы же, другие.

ЛЕНА [5] – Нет, вообще, ну это просто говорят так.

ИРА [1] – Вчера вечером как раз по этому поводу говорили.

ЮЛЯ [4] – Дайте, пожалуйста, Андрей, скажет.

АНДРЕЙ [8] – Так вот, возвращаемся к той же теме. Кто-то завидует, да, кто-то восхищается тем, что кто-то заработал миллион... он живет там в деревне, да, он там пытается что-то там сделать, да, у него...

ЮЛЯ [4] – Значит, голова есть на плечах.

АНДРЕЙ [8] – Голова есть на плечах. Он рукастый, да, он головастый, он приезжает к нам в Москву там...

ЮЛЯ [4] – Я восхищаюсь, что они действительно голову имеют на плечах.

* * *

МОДЕРАТОР – Стойте, вот вернусь к вопросу Юры. Давайте, сюжет с Прохоровым – вот какое у вас впечатление осталось от этого сюжета?

ТАТЬЯНА [7] – Положительное.

ЛЕНА [5] – Ну вы знаете, не могу сказать, что там особенное...

ЮЛЯ [4] – Я посмотрела о человеке...

ЛЕНА [5] – К сведению, я взяла просто к сведению.

ТАТЬЯНА [7] – Вот именно.

ЛЕНА [5] – К сведению.

СВЕТА [2] – Я могу сказать вот...

ЮЛЯ [4] – Я не озабочена, простите, пожалуйста, Светочка. Я хочу сказать, что я восхищаюсь теми людьми, у которых голова на плечах, и которые умеют работать, умеют... Ну, кому-то, конечно, это, знаете, ветер в спину, ну да, попутный ветер бывает, но они все головой работают.

ТАТЬЯНА [7] – Да, да.

ЮЛЯ [4] – Я не говорю про тех партработников, которые просто заграбастали и молчком сидят, они не считают себя олигархами, но они заграбастали богатства России.

ТАТЬЯНА [7] – Да.

ЮЛЯ [4] – А эти люди, они головой, многие из них с головой заработали. Многие. Я не беру всех.

ТАТЬЯНА [7] – Таская в молодости мешки, подрабатывая.

* * *

ТАТЬЯНА [7] – Почему вот, я говорю, мне нравится этот сюжет – что вот именно раскрыли: Прохоров, да, он может, он может себе позволить <так> вести себя, может позволить все – он это своим трудом заработал все.

ЮЛЯ [4] – Трудом, но не культурой.

ИРА [1] – Не культурой, здесь культуры нет.

ЮЛЯ [4] – Вот именно.

ИРА [1] – А завтра вам покажется, что... про Прохорова передача, как он эти миллионы нажил криминальным путем.

СВЕТА [2] – Вот именно.

ЛЕНА [5] – Каким криминальным?

ТАТЬЯНА [7] – А почему? Откуда вы знаете?

ЛЕНА [5] – Да, может быть и так, мы же не знаем.

ТАТЬЯНА [7] – Но сегодня это было под таким углом, завтра так же, как Ходорковский, пожалуйста.

* * *

СВЕТА [2] – Я хотела сказать то, что мое мнение по поводу вот как раз этого олигарха, да, – что этот материал заказал сам он для того, чтобы его показали после того, что произошло в Куршевеле. То есть так как он себя там повел, естественно, осветили очень много каналов, и я думаю, не только российские, да, и его ну не то что рейтинг, да, а его отношение...

МИХАИЛ [6] – Показали с худшей стороны.

СВЕТА [2] – Можно я договорю?

МИХАИЛ [6] – Да.

СВЕТА [2] – И его отношение, к нему отношение немножко упало.

ИРА [1] – А ему это надо?

СВЕТА [2] – И на данный момент, я думаю, что возможно, может быть, бизнес... я не буду там лезть так глубоко, но я считаю, что эту программу про него... согласитесь, достаточно большое количество времени про него показывали – и про школу... Десять минут, да, показывали. Заказал именно он. И по поводу того, что честные, нечестные деньги, ну как бы я говорю, опять же мое мнение – я считаю, такие огромные деньги, скажем так, не перешагнув через чего-то и через кого-то <не заработать>...

* * *

МИХАИЛ [6] – Ну вот хочу сказать то, что показали человека, у которого деньги есть, а культуры нет. И то, что в ихней академии, где они все учатся, я не знаю, может быть, там надо было бы ввести еще дополнительные часы, чтобы давали... чтобы люди, которые работают...

ЛЕНА [5] – Хорошие манеры?

МИХАИЛ [6] – Да. Чтобы хорошим манерам их воспитывать и так далее.

ЮЛЯ [4] – Тут не манеры, тут не главное – манеры.

МИХАИЛ [6] – Но это...

МОДЕРАТОР – Юля, извините.

МИХАИЛ [6] – Я хочу сказать то, что показано, что у человека совсем плохое воспитание, я так думаю.

* * *

АНДРЕЙ [8] – ...Скорее всего, в данном эпизоде данный человек, он преподнес свой стимул и свою репутацию... вот, соглашусь также с Еленой, что повел он себя не очень хорошо, да, очень плохо, да? И данный эпизод сам по себе – видно, что он наигран.

МОДЕРАТОР – Наигран?

АНДРЕЙ [8] – Да.

ТАТЬЯНА [7] – Ну, я положительно отношусь к Прохорову, и еще, понимаете, он зарабатывает миллиарды, я думаю, он не работает восемь часов, он работает все 24 часа.

ЮЛЯ [4] – Да, я тоже, я знаю.

ТАТЬЯНА [7] – И это в течение годов.

ЮЛЯ [4] – Правильно.

ТАТЬЯНА [7] – Надо где-то ему вот сбросить это, пусть даже вот так негативно. Он сбросил поехал, за две недели он сбросил и потом опять на год окунулся во всю эту работу.

ЮЛЯ [4] – Согласна с этим.

ТАТЬЯНА [7] – Все.

ЛЕНА [5] – Вы понимаете, но мы не знаем его...

ТАТЬЯНА [7] – Ну почему мы должны вот именно ждать от него, что он будет сидеть, с цветочками ходить все, да?

ИРА [1] – Молодой там мужчина, да.

ТАТЬЯНА [7] – Он повел себя как мужчина.

МОДЕРАТОР – Зачем был нужен этот эпизод? Объясните мне.

ТАТЬЯНА [7] – Этот эпизод только разъяснительный.

ЛЕНА [5] – Вот совсем он мне не нужен, я бы тоже с вами согласилась.

ТАТЬЯНА [7] – Нет.

ЛЕНА [5] – Он в принципе, этот эпизод, вот так вот для нас по жизни, – да на фиг он нам нужен, живет себе и живет, ну отдыхал и отдыхал.

* * *

МОДЕРАТОР – Стоп, секунду, извините, пожалуйста... Андрей, что Вы хотели сказать? Именно по сюжету, по "Максиму". Давайте придерживаться этого. Нужен был этот сюжет? Нет? Зачем его показывали?

АНДРЕЙ [8] – Он был нужен только для того, чтобы прикрыть...

МОДЕРАТОР – Прикрыть?

АНДРЕЙ [8] – Да. Самого этого человека. Да, мне так кажется, что он его проплатил. Чтобы показать свою хорошую, лучшую сторону, да. А то, что как бы снять напряжение, именно что вот там был с девушками легкого поведения, да, там он отдыхал, там он отрывался... Я не знаю, как он живет, и для меня это не столь важно. Он зарабатывает миллионы. Я ему не завидую. Я знаю, что, может быть, в ближайшем будущем я сам буду так зарабатывать, потому что есть какие-то определенные задатки и определенные цели в жизни.

СВЕТА [2] – Тогда заставим Андрея с нами дружить.

АНДРЕЙ [8] – Да. Хорошо.

ЛЕНА [5] – Руку-то протянет, думаете?

ТАТЬЯНА [7] – Кто знает.

АНДРЕЙ [8] – Посмотрим.

МИХАИЛ [6] – В Куршевель возьмешь?

АНДРЕЙ [8] – Время покажет. Мне лично кажется, что данный материал был куплен.

МОДЕРАТОР – Куплен?

АНДРЕЙ [8] – Да. И был он просто чтобы загладить вот эту вот всю напряженность...

ИРА [1] – И с перспективой на будущее, чтобы меньше к нему цеплялись.

* * *

МОДЕРАТОР – Стойте, еще раз. Каковы задачи, какие задачи ставит перед собой автор этой программы? Какова цель этой передачи?

СВЕТА [2] – Показать то, что за внешней стороной.

МОДЕРАТОР – Она показала?

СВЕТА [2] – Как вы тогда сказали... В принципе, с какой-то стороны – да.

ЛЕНА [5] – Во всяком случае...

ТАТЬЯНА [7] – Если просто показать, смысла нет в этой передаче. Везде показывают. А здесь, чтобы дать толчок действиям...

МИХАИЛ [6] – Сначала украли деньги, потом другие отдыхают за границей...

ИРА [1] – Это как уже... Шахтеры-наркоманы... Да.

АННА [3] – И взрывают.

МИХАИЛ [6] – Да, наркоманы.

МОДЕРАТОР – То есть вскрытие каких-то болевых точек?

ТАТЬЯНА [7] – Чтобы немножко сдвинулось это, потому что все-таки он немножечко углубился, значит кого-то задел, кто-то поднимет вопрос.

ЛЕНА [5] – Все-таки привлечь внимание.

ТАТЬЯНА [7] – Да, привлечь внимание. Я говорю, наверняка это найдет продолжение.

МОДЕРАТОР – Таня, а при чем тут Прохоров?

ТАТЬЯНА [7] – Прохоров – опять чтобы показать...

ИРА [1] – На него ополчились.

ТАТЬЯНА [7] – Да, на него ополчились.

ИРА [1] – Тут его реабилитируют.

ТАТЬЯНА [7] – Ну, он же работал. Это ни от папы, ни от мамы перешло, именно вот это наследство. Он своим трудом заработал. И он может отдохнуть. Ну и показали это.


Электронная фокус-группа

12№ п/п&lt;;/td> Эпизод Содержание эпизода Принятие,
оценка
1 3 Неизвестные роли знаменитых артистов 1,60
2 4 Из жизни олигарха М. Прохорова 1,44
3 2 Подземные притоны героиновой мафии 1,18
4 1 Акции "Газпрома" 0,39

  • Эпизод № 3
    (НТВ, 17.03.2007, 20:00, программа "Максимум")

Ведущий: Неизвестные роли знаменитых артистов. Например Анастасия Заворотнюк в сцене изнасилования: ничего страшного, обычная сцена в приличном кино. Но при советской власти его, конечно же, положили бы на полку. Вообще, эта полка – неисчерпаемый источник сенсаций. Оказывается, есть даже фильм с участием обнаженной Любови Орловой.

Кино "не для всех" добывала в архивах Ксения Ильина.

Кадры из фильма: В ней что-то есть.

Корреспондент: На замедленном просмотре и без подзорной трубы видно: прыжок исполняет дублерша. Но советские зрители были уверены: ныряет сама Любовь Орлова.

Кадры из фильма: Я никогда не думала, чтобы графики так хорошо стирали белье.

Корреспондент: В 59-м главная кинопара страны – Александров с Орловой – по-своему почувствовали оттепель. В таком виде советский зритель никогда не видел русскую Мерилин Монро. Сцена купания смотрелась более чем откровенно – так же, как смелый танец в черном трико и эпизод с иностранцами в русской бане.

Кадры из фильма: Интересно знать, как они моют середину.

Корреспондент: Эти кадры даже не пожелтели. Они едва увидели свет, как вдруг загадочным образом фильм запретили. Только теперь можно показать все, что скрывали пыльные полки кинофонда. Маленький белый платочек, наивный девичий взгляд – такой запомнилась режиссеру Любомудрову самая известная няня страны.

В. Любомудров (режиссер): Раскрутили ее. Раскрутили девушку.

Корреспондент: Он первый заметил черноокую красавицу и снял в большом кино. В фильме "Наследник" Анастасия Заворотнюк играет дочь священника.

В дебютантку Заворотнюк тогда была влюблена вся съемочная группа. О подробностях режиссер умалчивает, пусть все останется гламурненько.

В. Любомудров: Любое интервью в какое-то опять же такое гламуристое откровение какое-то, потому что начинают интересовать совершенно другие подробности: что было, какие были отношения.

Корреспондент: Облегающие брючки подчеркивают: в то время Анастасия Заворотнюк была обладательницей весьма пышных форм.

Шекспировские страсти, бандитские разборки, а в конце фильма – настоящая драма в духе жестокого кинематографа начала 90-х...

В. Любомудров: Ну, это все не по-настоящему. Действительно этого с Настей не происходило.

Корреспондент: Свою первую роль актриса Светлана Немоляева запомнила на всю оставшуюся жизнь. И неважно, что по сюжету ее героине не досталось ни слова.

С. Немоляева (народная артистка России): Нужно два таких абсолютно славянских русских профиля. И вот нашли Киру Столярова и вот меня потащили, показали. Ну, я тоже светленькая, со светлыми глазами, без очков, пухленькая такая девочка. Вот нас сняли, два наших профиля на фоне космоса.

Корреспондент: На широкий экран фильм отчего-то так и не вышел, зато в жизни студентки Немоляевой, как в кино, началась почти неземная любовь с будущим мужем Александром Лазаревым.

А. Лазарев (народный артист России): В одном кинотеатре шел фильм "Тарзан", помню, на Садовой, а в другом кинотеатре, в "Смене" там, шел фильм, посвященный вот этому международному фестивалю молодежи и студентов. И тогда даже еще стояла колонна, как к мавзолею, на "Тарзана", и никого не было на фильм, вот об этом фестивале.

Корреспондент: В те времена любовь играли не только без слов – без намека на эротизм. Секс на киноэкране появился в СССР только в конце 80-х.

Кадры фильма "Ивин А."

А. Песков (актер): Я сыграл там заглавную роль – Ивина Андрея, поэтому так и называется "Ивин А.".

Корреспондент: "Ивин А." – первый фильм, который не финансировался государством. Вырвавшись из рук чиновников, режиссер Игорь Чернецкий решил оторваться на полную катушку кинопленки.

Кадры фильма "Ивин А."

И. Чернецкий (режиссер): Каков зритель – таково восприятие фильма. Если у зрителя есть какие-то тайны, порочные мысли, то он так, наверное, что-то и увидит.

Корреспондент: В этом фильме впервые в советском кино впервые показали, как надо учиться властвовать собой.

И. Чернецкий: Это, конечно, страшный порок, ужасно, ужасно...

Кадры фильма "Ивин А.": Давай, давай, за мной! О!

А. Песков: Костюмеры подавали вот так вот, отвернувшись от человека, которому подают халат. Отворачивались – что типа такие скромные, мы не можем смотреть на вас, на голых.

И. Чернецкий: Я ничего этого не замечал.

Кадры фильма "Ивин А.": Эй, чавелла!

А. Песков: Вот не могли они чуть-чуть воды побольше прибавить, нарисовать этим самым компьютерным... Ну, вот чтобы до сих была вода, а не до сих...

Корреспондент: Александр Песков теперь – звезда высокого полета, но о том, что засветился в кинонеглиже, ни разу не жалел.

Кадры фильма "Ивин А.": Это ж было о чем потрепаться.

Корреспондент: "Ивин А." завоевал международные награды, а потом о нем просто забыли. Авторы уверены: в голой правде на берегу реки зритель не разглядел глубокого философского смысла.

Н. Крачковская (заслуженная артистка РСФСР): Это же Боря мой...

Корреспондент: Наталья Крачковская с волнением входит в кинозал. Со времени тех съемок прошло уже полвека.

Кадры фильма "Русский сувенир": Наташка, пришли!

– Ой, извините, пожалуйста, все приготовила, но вот видите, муж демобилизовался, сами понимаете.

– Здравствуйте.

Н. Крачковская: Господи, молодая какая, мама родная.

Корреспондент: В фильме "Русский сувенир" ей достался лишь эпизод. Но для молодой артистки Крачковской и он стал подарком судьбы, как и встреча на съемках с режиссером Александровым и актрисой Орловой.

Н. Крачковская: Она посмотрела – и говорит: "Знаешь, Наташенька, у меня к Вам есть один совет: не пытайтесь себя переделывать". Я говорю: "Я не пытаюсь". "Не пытайтесь себя худеть. В этом ваша прелесть". С ее слов и началось мое телонакопление.

Корреспондент: Здесь в каждом кадре звезды: Любовь Орлова, Валентин Гафт, Элина Быстрицкая.

Фрагмент фильма "Русский сувенир":

– Такой туалет может произвести фурор в Монте-Карло.

– О, да.

– Нашел едва я в русском лексиконе знакомые слова, французские слова. Ла-ла-ла.

Н. Крачковская: Валя какой молодой, худой. Валя молод, хорош собой.

Корреспондент: Молодой Валентин Гафт сыграл в "Русском сувенире" роль французского шансонье-сердцееда. В этом фильме поцелуи достаются не только женщинам. Режиссер Александров не боится шутить на щекотливую тему.

Фрагмент фильма "Русский сувенир":

– Кровать, наверное, специально для нас.

– Что значит – для нас? Уж не думаете ли вы, что я собираюсь спать вместе с вами? Говорите спасибо, что я пустил вас на свою территорию.

Н. Крачковская: Премьера была вторым экраном. Но причина была в одном: что здесь уж очень хороши американцы.

Корреспондент: Почему фильм с таким звездным составом на самом деле лег на полку – до сих пор большая загадка советского кино. Говорят, политика ни при чем, просто у начальства "Мосфильма" и режиссера Александрова разошлись представления о прекрасном. Этот фильм Григория Александрова 48 лет пылился в хранилищах. Его показали всего один раз. Цензорам картина показалась неудачной, и сразу после премьеры "Русский сувенир" положили на полку.

Через 12 лет рядом лег еще один фильм Александрова – "Скворец и Лира". Это был последний фильм классика советского кино и последняя роль его жены Любови Орловой.

П. Вельяминов (народный артист РСФСР): Мне приятно, что Любовь Петровна Орлова сидела у меня на коленях, я ее обнимал и целовал руки.

Корреспондент: Петру Вельяминову тогда было 44, Орловой – 72. Даже в таком возрасте актриса не постеснялась надеть фату. Ведь они играли мужа и жену, советских разведчиков в тылу врага. "Скворец" и "Лира" – их позывные. Римме Марковой в том фильме досталась роль жены эсэсовца.

Р. Маркова (народная артистка России): Ярая фашистка, что у меня такой глаз должен быть, что, дескать, вот они все покорят мир.

Там нужно было разрешение, чтобы повесить флаги фашистские, и когда вывесили флаги, в городе началась паника.

Корреспондент: Эту сцену снимали в Германии. С тех времен у Риммы Марковой крепкая ностальгия по свежему немецкому пиву.

– Мне светлое пиво!

– Алкогольное, безалкогольное?

– Естественно, алкогольное.

Корреспондент: Перед съемками она частенько заглядывала в кабачок выпить пивка для рывка.

Кадры из фильма "Скворец и Лира":

– Будьте здоровы!

– Спасибо, и вам также.

Р. Маркова: Мы только две женщины – Любовь Петровна и я. Вдруг Любовь Петровна говорит из-под этой ширмы: "Римма Васильевна, идите сюда". Думаю: "Ну все, я курить не могу и все такое". Вдруг она вытаскивает сигареты и закуривает. Ей пепельницу поставили – ну, и я закурила, только без пива.

Корреспондент: Петру Вельяминову тщательно гримируют ушиб. Несколько дней назад случайно упал на отдыхе. Народный артист вспоминает: на грим 72-летней Любови Орловой уходил не один час.

Р. Маркова: Перед самой съемкой она сделала пластическую операцию. И даже были видны просто красные швы. А так она играла молодую девушку.

Корреспондент: Долгожданная премьера фильма вдруг обернулась крахом.

Р. Маркова: Один Петя Вельяминов сидит, Александров, и Орлова, и я – четыре человека. Я поняла, что картина не получилась.

Корреспондент: В буфете Дома актера остряки тем же вечером прозвали "Скворца и Лиру" – "Склероз и Климакс".

П. Вельяминов: Такие лихие языки! Это, может быть, и не глупость, это просто подлость – так говорить о коллегах.

Корреспондент: Фильм так и не вышел на экраны. Говорят, сама Орлова попросила не показывать картину: поняла, что ее время ушло навсегда.

Р. Маркова: Естественно, такая картина! Не повезло мне, потому что у меня хорошая была роль.

Ксения Ильина, Лилия Зорина, Роман Истомин, Сергей Ратников, Георгий Угаров, Евгений Турчак и Никита Чалов. Телекомпания НТВ.

  • Эпизод № 4
    (НТВ, 24.03.2007, 20:00, программа "Максимум")

Ведущий: Россию спасут инвестиции, есть такое мнение. И есть даже сенсация в российском бизнесе: Анатолий Чубайс продал втридорога электрическую компанию ОГК-3. Пакет акций, оценивавшийся в полтора миллиардов долларов, ушел за три, а покупатель – миллиардер Михаил Прохоров. Широко известна его любовь не к энергетике, а девушкам. Знаменитый скандал во Франции этой зимой – полиция задержала Прохорова и отдыхающих с ним фотомоделей. Никакого криминала, но осадок тяжелый.

Новая знаменитость среди миллиардеров России, господин Прохоров, дал интервью нашей программе и даже показал кое-что из того, что скрыто.

Корреспондент: В тот вечер они снова "были молодыми и чушь прекрасную несли".

Мужчина: Я с портфелем.

Корреспондент: Владельцы заводов, газет, пароходов... 15 лет спустя они вернулись в стены своей альма-матер, чтобы выдержать еще один экзамен – экзамен по биографии.

Голос за кадром: Какой же ты был молоденький, а!

Корреспондент: Даже для Финансовой академии, кузницы кадров российской бизнес-элиты, это была не совсем обычная встреча выпускников. Провести ее взялся актер Игорь Верник.

И. Верник: То, что вы сегодня собрались, вызвало огромный ажиотаж в Москве и в Московской области.

Корреспондент: За музыкальное сопровождение отвечал локомотив "Машины времени" Андрей Макаревич.

А. Макаревич: Я специально оделся соответственно месту.

Корреспондент: Да и гости были под стать – это Игорь Антонов, институтская кличка Борода, известный банкир.

Мужчина: Фактически силами одной группы, без ложной скромности, можно управлять всей страной.

Корреспондент: Вот Александр Хлопонин. Когда-то он не обижался на прозвище Хлоп, а стал губернатором, так и не погасив задолженность библиотеке.

Мужчина: Учебник английского языка, начальный курс французского языка. Во-первых, совершенно непонятно, зачем он брал эти книги!

Звучит смех.

Корреспондент: А на задних рядах скромно присел Михаил Прохоров, среди студентов более известный как Жираф. Олигарх, убежденный холостяк и самый завидный жених России.

М. Прохоров: Я вообще всегда любил быть в тени. И мне кажется, для бизнеса это нормально.

Корреспондент: Всех его печатных интервью едва наберется на два листа прозы. Серый кардинал российского бизнеса впервые выходит из сумрака.

Какой миллиард по счету, уже сколько Вы зарабатываете?

М. Прохоров: Вы знаете, об этом вообще не думаешь, захватывает исключительно сам процесс. Это как, знаете, наркоман.

Корреспондент: По жизни шагающий с гордо поднятой головой в коридорах родного вуза Михаил Прохоров отбивает поклон за поклоном – и этому дверному проему, и шахте лифта. Сегодня судьба олигарха кажется цепочкой случайных событий. Для того чтобы поступить в Московский финансовый институт, Мише Прохорову потребовалось перейти улицу. Вон его дом, через дорогу. При этом он едва не провалился на вступительных экзаменах. Подножку абитуриенту Прохорову едва не поставил абитуриент Хлопонин – будущий губернатор Красноярского края. С тех пор они дружат.

Кто у кого списывал?

М. Прохоров: Хлопонин у меня. Он забыл, когда был создан СЭВ. Вы помните, когда СЭВ был создан?

Корреспондент: Нет.

М. Прохоров: А я помню.

Корреспондент: Михаил Прохоров – неудобный собеседник. От взгляда куда-то вверх затекает шея. Однажды высокого олигарха не пустили на совещание к президенту – подумали, что охранник.

М. Прохоров: Потанин идет чуть впереди – я чуть сзади. Он проходит, меня аккуратненько останавливают за локоток и говорят: "Охрану здесь не нужно, здесь все безопасно".

Корреспондент: После истории с новогодним арестом в Куршевеле его не то что президент – последняя кухарка знает если не в лицо, то по фамилии. На встрече в альма-матер студенты не долго расспрашивали его про "Норильский никель" и про раздел бизнеса с Владимиром Потаниным. Незаметно перешли к самому интересному.

М. Прохоров: Давайте чего-нибудь желтенькое спросите, не стесняйтесь.

Девушка: Мы хотим узнать, в каком семейном положении Вы находитесь?

М. Прохоров: Не знаю, обрадую я вас или расстрою, я абсолютно холост.

Корреспондент: В газетах пишут, Прохоров проиграл спор и должен жениться на первой встречной. На кастинг уже выстраивается очередь охотниц за миллиардом в брачной корзине.

К. Собчак: Мне кажется, что мы сойдемся, Михаил. Я жду Вас, пожалуйста, приходите. Я давно мечтала съездить на халяву на Мальдивы.

М. Прохоров: Это полная чушь. Я не планирую жениться.

Корреспондент: Друзья и родственники говорят, еще в институте Михаил прослыл убежденным холостяком.

Игорь Антонов: Он же был тем человеком, который нас всех знакомил с нашими будущими женами. Например меня он тоже познакомил с моей будущей женой. И так все получалось, что мы все женились – а он как бы был при нас.

И. Прохорова (сестра Михаила): Каждый год уже много лет я выхожу с плакатом и поздравляю брата: "Хочу племянников!"

Корреспондент: Где Вы подбираете такую обувь?

М. Прохоров: В магазине продается.

Корреспондент: Его рост 2 метра 4 сантиметра. Его миллиарды не может подсчитать даже "Форбс": 7 или 14. Ясно, что денег у него больше, чем конфетти на новогодней елке.

М. Прохоров: Есть хорошая американская пословица: если вы знаете, сколько у вас денег, вы не миллиардер.

Корреспондент: Рано потерявший родителей, студент престижного вуза Михаил Прохоров в начале своей карьеры не брезговал даже самой грязной работой.

И. Прохорова: У нас мама заболела – он пошел разгружать вагоны с цементом, для того чтобы просто зарабатывать деньги; нужно было платить врачам.

Корреспондент: Не хотите, кстати, вспомнить бурную молодость? Я перчаточки приготовил. Игорь Антонов давно сменил студенческую скамью на кресло банкира. Этим утром воспоминания юности завели его в железнодорожный тупик на далеком полустанке.

И. Антонов: Ну, наверное, всего мешков было тонн на 50. Вот вы представьте, один мешок весит 50 килограмм. За вагон нам платили, по-моему, 40 рублей.

Корреспондент: На каждого или на всех?

И. Антонов: На всех.

Корреспондент: Здесь в перерывах между занятиями бригада Прохорова не по учебникам изучала основы социалистической экономики.

И. Антонов: Мы разгружали вагоны с вином, вот. Если тут платили больше, но, условно, это взять было нельзя, то часть продуктов можно было... то есть абсолютно на законных основаниях усушить, утрясти...

Корреспондент: Финансовый гений Прохорова разобрался в ситуации, когда вся страна еще только училась выговаривать слова "перестройка" и "хозрасчет".

М. Прохоров: Я, собственно, решил сделать свой кооператив, и как раз был кооператив по вареным джинсам (показывает на джинсы корреспондента)...

Корреспондент: Не Вы варили, точно!

М. Прохоров: Нет, это точно не я – у нас вар был намного лучше.

Корреспондент: Лучше, да?

М. Прохоров: Конечно!

Корреспондент: А чем? Пемзой? Или там, как это...

М. Прохоров: Керамзит.

Корреспондент: Керамзит?

М. Прохоров: Керамзит, совершенно верно!

Корреспондент: С фотографии на зачетке смотрит лицо молодого строителя социализма – густая шевелюра, широкий воротник рубашки по моде тех лет.

М. Эскиндаров (ректор Финансовой академии): Объявить благодарность и наградить денежной премией в размере 25 рублей. Так каждому.

Корреспондент: Сумасшедшие деньги.

М. Эскиндаров: Да. Удивительно положительный молодой человек был. Да и сейчас остался.

Корреспондент: Слабость у Прохорова одна, о ней много написано в протоколах прокуратуры г. Лиона. Той ночью в Куршевеле стало светло от полицейских мигалок, город подумал, учения идут. А на утро все узнали: в околоток отправили эменджайзера ночной жизни горнолыжного курорта.

М. Прохоров: Французская элита просто завидует, что в некотором смысле по моде, по пониманию жизни, по энергетике жизни они начинают отставать.

Корреспондент: Миллиардер из России слыл первым парнем на куршевельской деревне. Это с его легкой руки французские горки стали русскими.

М. Прохоров: Я не понимаю, почему плохо и непатриотично делать русскую дискотеку в Рождество, а на следующий день в центре Куршевеля выходит наша группа "Звери" и пять тысяч россиян с флагами, соответственно, патриотично поют русские песни.

Корреспондент: Вот камера мобильника выхватывает из темноты: Михаил Прохоров лично стоит на фейс-контроле и сам решат, кому попасть в число избранных гостей его вечеринки. На танцполе он всегда появлялся в сопровождении свиты прекрасных дам, и французы всерьез озаботились моральным обликом строителя капитализма: а ну как русский миллиардер подрабатывает на досуге сводником.

М. Прохоров: Вообще Франция очень болезненно перенесла поражение Наполеона. Эти комплексы живы до сих пор, и вот в некотором смысле я это ощутил на себе.

Корреспондент: После Куршевеля из всех наших олигархов Прохоров – олигарх с самым человеческим лицом. Герой светских сплетен и скабрезных анекдотов. "Нам полиция Лиона мстит за крах Наполеона, собирайтесь девки в кучу, Ватерлоо отчубучим".

М. Прохоров: Ну, вот если сбоку ехать, вот там трасса, там в принципе еще не накатано.

Корреспондент: Последний снег этой зимы Михаил Прохоров резал лыжами на окраинах Красноярска. В этом краю непуганых олигархов никто не признал в нем куршевельского затворника.

Женщина: Если бы я его знала, как он выглядит, хотя бы для начала... молодой, холостой, да?

Корреспондент: Татьяна спохватилась, но было поздно: самолет Прохорова уже взял курс на Москву. Для настоящего олигарха свадьба – это самая главная сделка в жизни, а у Михаила Прохорова бизнес-проект еще не готов, риски не подсчитаны.

Алексей Кудашов, Софья Бубарь и Сергей Ратников. НТВ.

3. Эпизод № 2
(НТВ, 17.03.2007, 20:00, программа "Максимум")

Ведущий: Кемеровский губернатор Аман Тулеев опять полон решимости бороться с наркоманией среди шахтеров. Опять, уже который год подряд, он говорит, что они опаснее террористов. Выделены какие-то 25 миллионов рублей на борьбу, но никаких системных мер Тулеев не предлагает, так что говорить он будет еще долго.

Между тем Павел Селин нашел тех, кто ходит в забой в состоянии наркотического угара.

Корреспондент: За полгода до своей смерти начальник участка на шахте Есаульской Сан Саныч выдавал дочь замуж. В феврале на Есаульской рвануло. Комиссия пришла к выводу: Сан Саныч и еще 24 горняка погибли из-за шахтера-наркомана. В сгоревшей штольне нашли алюминиевую ложку – в таких готовят дозу для укола.

Н. Теленина (дочь погибшего шахтера): Нормальные люди гибнут, да, там, а они живут – и им ничего не делается.

Корреспондент: Дома цыганских наркобаронов в шахтерском Новокузнецке узнаешь сразу. По утрам во дворах выстраиваются очереди за опием и героином. В этих дворцах в открытую торгуют наркотиками.

Девушка: Вход свободный. Пошли!

Корреспондент: Нет желания соскочить?

Лица спрятали, но из очереди никто не уходит. Что ж, потом заново занимать?! Через минуту продавцы опомнились и свернули торговлю. Шахтеры есть ребята-наркоманы?

Иван (наркоман): Конечно!

Корреспондент: Есть?

Иван: Есть. И очень много.

Корреспондент: Много даже?

Иван: То есть много наркоманов, везде они, в любых отраслях.

Корреспондент: И в лаве, и в забое?

Иван: Везде. В забое, в забоях вообще в смысле, – сейчас не знаю, но вот недавно было очень много наркоманов в забое, действительно, которые, в смысле... ну... укололся – и пошел в шахту.

А. Лопатин (главный нарколог Кемеровской области): Лица, которые иногда, так сказать, позволяют себе перед сменой... вот мы таких как раз выявляли. Определили, что этот процент где-то колеблется в пределах трех то есть вот от общего числа шахтеров, которые заняты в подземном производстве.

Корреспондент: То есть три шахтера из ста под кайфом идут под землю.

На глубине 250 метров и трезвому-то не по себе. Представляю, каково наркоману, у которого начинается абстиненция или, как они сами говорят, измена. Горный мастер Матвеич на всяких изменников насмотрелся – и на обкуренных, и на обколотых.

Виктор Одинцев (горный мастер): И в основном, я скажу, люди, которые привлечены со стороны, не наши коренные шахтеры.

Корреспондент: Наркоманы под землей давно, но никто их не выдает.

Если даже видели их там, то почему не выдавали?

Шахтер: Никого не выдавать, уже между собой...

Шахтер: Подходите работать, бросайте все. Нас в любой момент могли проверить.

Корреспондент: Леше повезло – в его моче следы анаши. Но этого парня молодого взяли на поруки.

Ты готов к проверке?

Алексей: Конечно, я решил работать. Лучше для меня работать, чем заниматься ерундой какой-то.

Корреспондент: Когда сжигают опий-сырец, обычно все в дыму и в пепле.

Женщина: У нас наркоманы в доме.

– Ты рот закрой, ты не одна.

Женщина: Наркоманы, у нас пять наркоманов в доме. Тем более русская у нас. А чеки не ее это.

– Которые на вас торгуют, да?

Женщина: Которая на нас торгует?

– Ты же говоришь, наркотиков дома нету.

Женщина: Я отвечаю головой, что я знаю, что у меня в доме нет.

Корреспондент: На этот раз цыганки не успели сжечь вещдоки. Теперь их ждет самый гуманный суд в мире. Хотя Кемеровский губернатор – за экстремальные меры.

А. Тулеев (губернатор Кемеровской области): Кто-то же дает наркотики. Ну, ты расстреляй 100 человек, 100 человек расстреляй... Это же страшная вещь. Это Беслан, это терроризм! Это хуже терроризма!

Мужчина: Давай.

Корреспондент: Кемеровские наркополицейские выжигают наркоточки, там, где нельзя, огнем бьют, аукционом.

М. Бешенцев (начальник УФСКН по Кемеровской области): Сегодня в городе Кемерове 11 особняков – о том, что мы говорили, – выставлены на продажу, и цыганские семьи вот эти меняют дислокацию.

Мужчина: На улице Горьковской в Новокузнецке по-настоящему горько. Два года назад здесь поставили вот эту будку "Милиция", здесь очень много наркоманов, очень много наркоманов. Будка, естественно, закрыта. В этом доме наркопритон, там продают ханку, это опий-сырец.

Корреспондент: Еще четыре месяца назад Саня несколько раз в день покупал дозу в этом железном окошечке. Сейчас ему уже не продают – знают, что ушел в религию и колоться бросил. Но бывшие Санины друзья плотно сидят на игле.

Вообще не пробовал переламываться, там перекумаривать как-то, бросать это?

Наркоман: Пробовал, бросал, но ненадолго. Потом обратно начинал.

Корреспондент: То есть опять, да? У Димона два друга шахтера – оба наркоманы.

Наркоман: А я даже не знаю, кто на шахте... Знаю, что на шахте... учились вот на шахте.

Корреспондент: Ну они что, курят, колются?

Наркоман: Один курит, другой колется. На работе – не знаю, может, на работе и не колется.

Корреспондент: Ну, то есть они работают, да, то есть никто не выгнал никуда?

Наркоман: Работают.

Корреспондент: Наркоманы, уволенные из крупных угольных объединений, подались на маленькие частные шахты.

Мужчина: Я вот прихожу – я просто вижу человека, все, я с ним, я ему никогда ничего не скажу вообще. Он трудится? Трудится. И пускай трудится.

Корреспондент: Понятно. Даже если он накурившись?

Мужчина: Да хоть какой. Хоть какой.

Корреспондент: Уколовшийся?

Мужчина: Даже он если и с похмелья придет...

Корреспондент: Вот и попробуй, выведи этого анонимного шахтера из забоя.

П. Селин, Н. Шебанова и В. Дергачев. Телекомпания НТВ. Кемеровская область.

4. Эпизод № 1
(НТВ, 17.03.2007, 20:00, программа "Максимум")

Ведущий: Грандиозная афера, в которой все казалось шито-крыто, всплывает на поверхность. Украли национальное достояние – не все, только две десятых процента. Но они стоят невероятную сумму – полмиллиарда долларов, потому что это акции "Газпрома". Возбуждены уголовные дела, меняются следователи, но кто будет крайним в этой истории? И можно ли вернуть потерю государству?

Ноябрь 2005-го. В колонии-поселении на территории города Москвы рухнула крыша. Трое погибли. Не пострадал уникальный преступник Плотников, осужденный за кражу 50 миллионов акций "Газпрома".

Акции "Газпрома" – национальное достояние, хранятся не за железными сейфовыми дверями, а вот здесь, за пластиковыми, компания реестр-держатель. Акции украли со счета компании "Росгазификация" в 2000 году.

Сколько было фирм-посредников, через которые уходили краденые акции?

Мужчина: Три.

Ведущий: В такой офис преступник Плотников принес доверенность, якобы фальшивую.

М. Абрамов (заместитель генерального директора компании-регистратора): То есть сам Плотников ничего не подписывал на самом деле. Он принес готовый комплект документов, который приносит каждый клиент. В приемник документов.

Ведущий: К вам приходит человек с фальшивой подписью и уводит из реестра "Газпрома" акции на полмиллиарда долларов...Так получается? Такое возможно?

Девушка: Да в общем, наверное, нет... Хотя бывало. Мы же директору звоним...

Ведущий: Звоните? Обязательно?

Девушка: Обязательно.

Ведущий: Владимир Рахуба – бывший директор "Росгазификации". Эта государственная компания живет скромно, нет даже вывески. Она была создана для развития газовых сетей в стране, а между делом спекулировала акциями.

– Так вот, директор Рахуба санкционировал эту операцию?

Протокол: В 2002 году гендиректора Рахубу допрашивали, но вдруг явился с повинной некто Плотников и заявил, что приносил поддельные документы по поручению неизвестных лиц. А руководитель "Росгазификации" будто ни причем. И следователи ему поверили. Приговор – три с половиной года. Он отсидел в чудесном месте – в колонии-поселении на территории Москвы. Осужденные здесь не столько сидят, сколько отмечаются.

– Они могут целый день где-то по городу мотаться, должны здесь ночевать и отмечаться?

– Отбывающие здесь наказание ездят по Москве на своих машинах.

– И он что, сам может выйти, сесть за руль "Ауди", уехать на объект, там поработать, потом вернуться, даже так?

– Смотря какая статья у него.

Ведущий: Осужден только Плотников, хотя в деле есть нити к другим участникам аферы.

– Обвиняемый по делу Плотников получал документы от Комарова.

Ведущий:В: Александр Комаров – специалист фондового рынка, живет сейчас в Австрии. Роль мозгового центра аферы отрицает.

А. Комаров (по телефону): Для меня ваш звонок – это звонок...

Ведущий: ...неожиданный, да? Вы живете в Австрии, у вас все хорошо, а акции украли 7 лет назад. Я понимаю Ваши чувства.

А. Комаров: Насчет роли в истории спорить не будем: всегда это настолько неоднозначно, какая роль у кого, зачем, почему.

Ведущий: В словах Комарова конкретики нет, только лирика.

А. Комаров: В России, например, осужден судом, насколько я понимаю, господин Ходорковский, далеко не бедный человек, там даже... даже не полмиллиарда, наверное, полмиллиарда он бы даже оплатил.

Ведущий: Вы себя сравниваете с Ходорковским?

А. Комаров: Ни в коем случае, ни в коем случае. Никогда.

Ведущий: Да, я бы тоже Вам не советовал.

А. Комаров: Не хотелось бы.

Ведущий: Депутаты Госдумы в курсе грандиозной аферы, но сомневаются, что удастся вернуть акции. Любой нынешний владелец – добросовестный.

В. Тарачев (депутат Госдумы РФ, Комитет по финансовым рынкам): На мой взгляд, это афера, финансовая афера, самая крупнейшая за первое десятилетие нового века.

Ведущий: Специалисты не верят, что кража была возможна без ведома руководства "Росгазификации".

П. Лансков (заместитель председателя профессиональной ассоциации регистраторов, трансфер агентов и депозитариев): По моему ощущению экспертному и со стороны пострадавшего акционерного общества, кто-то к этому руку приложил, потому что слишком высоко было качество оснащения мошенников документами, копиями нотариальными. Все это наводит на мысль, что поработала группа профессионалов и заинтересантов внутри, скорее всего, самого акционерного общества.

Корреспондент: У самого АОО "Росгазификация" нет комментариев. Нынешнее руководство не объясняет, почему не имеет претензий к предыдущему. Может, не о чем беспокоиться? Даже если посадят, есть же в Москве хорошая колония. Рухнувшую крышу восстановили – комфорт обеспечен.


Приложение. Транскрипт фокус-группы

Участники ДФГ:

Ира, ж, 62, в/о, пенсионерка;

Света, ж, 19, с/о, студентка;

Анна, ж, 67, в/о, пенсионерка;

Юля, ж, 68, в/о, индивидуальный предприниматель;

Лена, ж, 60, в/о, пенсионерка;

Михаил, м, 51, с/с, водитель, международные перевозки;

Татьяна, ж, 22, в/о, социальный работник;

Андрей, м, 21, н/в, студент.

М.: Скажите пожалуйста, кто из вас за последние две-три недели пользовался интернетом, а кто нет? Андрей пользовался, Юля пользовалась, пользовались, да?

Татьяна: А в каком смысле? Я пользуюсь, но я как начинающий пользователь.

М.: А это неважно. Вы заходили в интернет?

Татьяна: Заходила.

М.: Таня в интернет заходила, Света заходила в интернет, Юля, да, я уже сказала... Остальные нет? Миша?

Андрей: Ну я там практически сплю.

М.: Это понятно, такое бывает. Вообще не пользовались никогда?

Михаил: Нет, у меня доступа даже нет.

Ира : У меня нет.

М.: У вас тоже нет... А Вы?

Михаил: Пользуюсь я, но очень редко.

М.: Очень редко, но пользуетесь, да?

Михаил: Очень редко.

М.: А теперь давайте собственно о том, что вы видели, как оно вам? То, что вы смотрели, эта передача – понравилась, не понравилась?

Андрей: Есть несколько интересных моментов, например, когда про исторические фильмы, то есть вот...

Ира: Кадры.

Андрей: Именно кадры. Тех фильмов, которые хотелось бы действительно увидеть, но почему-то их запретили, вот, видимо, сочли вот, что люди, которых там показывают, либо себя... обнаженными, да, там в неглиже или же как-то по-другому выглядят... Или же, допустим, женщина... Я просто фамилию, к сожалению, не помню... Которой было 72 года. И в результате просто...

Михаил: Орлова.

Ира: Любовь Орлова.

Андрей: Любовь Орлова, да. В результате просто... Ну она является очень... действительно потрясающей звездой, и мое личное мнение, что ее просто зажали в конце.

Света: Ну если говорить именно о самой программе, понятно, то, что фильм там запретили, но это, я считаю, именно история самого фильма, то, что с ним так случилось. Если говорить именно о самой программе, которую мы сейчас смотрели, то я считаю... Насколько я знаю, эта программа идет по телевидению в 2000, по-моему, и это время, когда, допустим, дети, да, и маленькие, они не спят, и вот, допустим, те откровенные цены, которые сейчас там показывали или пытались показать...

М.: А там были откровенные сцены?

Света: Ну не то что откровенные, но там даже говорилось о каких-то таких вещах, которые, я считаю, то, что не совсем нужно показывать в этой передаче.

Татьяна: Но там не было ничего на современном уровне то...

Света: Какие-то моменты были, безусловно...

Татьяна: Ну какие-то, что... они были вскользь...

Юля: Абсолютно.

Ира: Мимоходом шли, и на них не останавливалось внимание.

Юля: А вы знаете, как вот в музей любой зайти, итальянский музей, да и в наши питерские – везде обнаженное тело. Ведь это же прекрасно.

Ира: Нет, а потом если бы там действительно либо акт показали, либо там долго задерживали внимание на каких-то таких безобразных сценах, а это было так...

М.: Света, а Вы говорите именно про этот сюжет с актрисами?

Света: Дело в том – да, я хотела сказать именно по сюжету с актрисами – дело в том, да, возможно, показали вскользь, возможно, там еще что-то, но, на мой взгляд – это лично мое мнение...

М.: Конечно.

Света: То, что сам факт, да... то, что, я считаю, то, что такой передачи, которая показывает и апологетические какие-то новости, и новости шоу-бизнеса, и... Ну, в общем много, много новостей, которые скопились за неделю, такие вещи можно было опустить, да. На мой взгляд, некоторые моменты были затянуты. Некоторые были затянуты, а некоторым, наоборот, можно было бы посвятить больше времени.

М.: Например?

Света: Например... Вот как раз вот с актрисами. Фильмы... Согласна полностью: действительно это хорошо, когда показывают старые фильмы, но вот, допустим, действительно моменты вот там... где говорил там про обнаженных – почему закрыли? На мой взгляд, можно было бы сократить. То есть...

М.: А что удлинить?

Света: То есть не так много... вот показывать именно про старые фильмы.

М.: А про что?

Андрей: Что новое нужно, да, показывать?

Света: Нет, дело не в этом. Дело в том, что, на мой взгляд...

Андрей: А в чем?

Света: Они могли либо ставить еще какую-нибудь тему, да, либо...

Андрей: Но они же показывали ту информацию, которая...

Юля: Почему запретили?..

Андрей: Почему запретили? Во-первых... да подождите!.. А вторая. Ведь это старые фильмы, да, но они запрещенные.

Света: Согласна.

Андрей: Так вот, чтобы узнал...

Ира: Они не то что запрещенные, они просто не пользовались успехом.

[Говорят все вместе]

Андрей: Грубо говоря...

Света: Сцена, которую запретили.

Андрей: Простите, конечно, но их запретили, но... Но подождите, почему в данной передаче поднялся такой вопрос? Чтобы люди знали, что все-таки эти фильмы существуют, и в дальнейшем можно их посмотреть.

Света: Я согласна. Я согласна, что нужно про это показывать, я просто говорю про то количество времени, сколько на это потратить.

М.: А давайте я теперь вас немножко перебью. Вы уже начали подробно об эпизодах, да, а вот о самой передаче, вот как это все происходило?

Татьяна: Ну как проходило. Во-первых, я вот эту "Программу максимум" очень люблю, мне нравится. Конечно, она насыщена событиями, отражает то, что произошло в течение недели, и вот этот вот сюжет, я думаю... как это... Ну как бы разбавить немного, потому что первый очень напряженный сюжет и вот показ вот этого фильма, того, что вот раньше было, и запретили эти фильмы... Это просто как... немножко снятие напряжения...

Лена: Снять напряжение.

Татьяна: Снять напряжение. Потом опять были сюжеты достаточно сильные, которые воздействуют и...

М.: А вот мне интересно, разве были эпизоды за последнюю неделю?

Андрей: Нет, за последние две недели.

Ира: Нет, про Прохорова вчерашний был эпизод.

Татьяна: Нет, ну не за последнюю неделю... Как-то он акцент...

М.: Нет, я не о том говорю. В этой передаче разве идет информация?..

Ира: Прохоров был последний.

Андрей: А вот фильмы были на позапрошлой неделе.

Ира: В эту неделю.

М.: Смотрите, эпизод с Прохоровым – это было в субботу, показывали?

Ира: Да.

Татьяна: Да.

М.: А предыдущие эпизоды, их показывали неделю назад...

Ира: Да.

М.: Но я не о том спрашиваю, я спрашиваю: разве это были эпизоды о каких-то последних фактах?

Михаил: Нет.

Татьяна: Нет, это были горячие... они еще будут долго горячими, так что. Потому что все время, Прохоров все время обсуждается, он горячий, и всех интересует этот вопрос.

М.: Просто вы сказали, что показывает эпизоды за... события в последнюю неделю?

Татьяна: Мы... Потому что говорились – так как это самое, за последнюю неделю. Да нет, просто они... в последнее время уже постоянно об этом говорится.

Юля: Прохоров все время на экране. Значит, об этой передаче "Максимум". Я ее, как только у меня есть возможность, я всегда стараюсь смотреть, и вообще НТВ я люблю канал, особенно раньше был вообще замечательный канал... Что мне нравится очень – вообще во всех передачах... нет, не во всех, есть передачи, которые изобилуют неприятными сюжетами, а эти... "Максимум" чем нравится? Они не боятся поднять какой-то очень насущный вопрос – вот так же, как об акциях Газпрома. Молчание. То есть уплыли куда-то деньги, акции, и все это молчание. Если бы не этот канал, мы вообще не знали... И много поднимает тем, поднимает канал НТВ.

Андрей: Там такое впечатление, что они просто не боятся никаких скандалов...

Юля: Да.

Андрей: То есть вот...

Михаил: Они не боятся скандалов и... во-первых, показывают такие тюрьмы, про которые даже, наверное, никто до этого не слышал, что в тюрьму можно приехать на своем автомобиле...

Андрей: Да.

Михаил: И из нее уехать. Поработать и опять приехать в тюрьму.

Татьяна: Об этом я ни разу не слышала.

Михаил: Вот да. Поэтому они вскрывают такие темы...

М.: Кто не смотрит "Программу максимум"?

Ира: Я не всегда смотрю.

Света: Ну пару раз вот только смотрела.

Андрей: Ну не всегда получается.

Лена: Не сто процентов, но стараюсь, тоже всегда стараюсь. Мне очень нравится, вот правда, программа.

М.: Аня?

Ира: И ведущий тоже.

Анна: Я давно не смотрю эту программу. Нет, я редко смотрю.

Михаил: Все зависит от работы. У меня, если я...

Юля: У меня тоже зависит от моей занятости.

Михаил: Здесь-то я смотрю, если я в командировке, то я не смотрю.

Анна: А я собственно, когда попадаю.

М.: А почему?

Анна: Я другие программы смотрю.

М.: Какие?

Анна: Я смотрела "Постскриптум, "Жди меня" теперь мне очень нравится, а иногда я смотрю новости – конечно, все: и "Вести" по Первому каналу, по второму новости, по московскому... Марианну Максимовскую я смотрела.

М.: А почему Вы эту передачу не смотрите?

Анна: Я не знаю, почему-то так как-то получилось... Я даже вот не знаю, в какое время это идет. В восемь вечера, да? В субботу в восемь вечера?

Ира: А что в субботу?

Анна: Ну как-то, видимо, так получалось. Я не знаю даже. А посмотрю теперь обязательно.

М.: Почему?

Анна: Ну вообще-то интересная, вообще там очень много...

Михаил: Острая. Острая. Там очень...

Анна: Да, там очень много интересных вопросов.

Татьяна: И потом ведущий – мне нравится ведущий...

Анна: Да.

Татьяна: Он довольно-таки так как-то напористо это ведет и заинтересованно, и он привлекает, да, активно очень, он очень заинтересовывает.

Лена: Чувствуется, что очень активно и, помимо тут всего, они очень подбирают хорошо материал.

Татьяна: Хороший. Нет, мне нравится.

Лена: Они не поверхностно так вот, они как-то вопрос этот...

Андрей: Суть.

Лена: Глубоко трогают. И вот действительно: вы... ну как-то проникаете и сами соображаете что, чего – не просто так дали информацию, и все. Они ее как-то...

Михаил: Ну да.

Лена: Работают.

Татьяна: Ну раскрывают.

Михаил: Или они пошли в бар, дают денежку... от которой получают документы... Все это, всю эту цепочку прошли, все показывают: как можно украсть деньги и можно ли их украсть.

Татьяна: Договор они там...

Михаил: Вот так вот, как это все делают.

Андрей: Все равно! Даже все равно, и действуют все равно так и продолжают действовать.

Света: Но будет еще больше народу, они посмотрят такую передачу, поймут, как можно действовать.

[Говорят все вместе]

Андрей: Но с одной стороны уже будут какие-то определенные ограничения с точки зрения вот правоохранительных органов, да?

Света: Полностью не согласна.

Андрей: А поспорим, а поспорим?!.

Света: А как мы с вами это проверим, если мы даже с вами сейчас...

Лена: Нет, с другой стороны, конечно, до кого-то это дойдет, и я не думаю, что это просто так бесследно пройдет – естественно это как бы вот дают такую...

Андрей: И будут какие-то новые пути.

Света: Да, да.

Лена: Конечно.

Юля: Ну я хотела про НТВ еще немножко сказать – не немножко, а вообще. Вот одна из тем в отношении НТВ – канал просто потрясающий. Единственный, который с Первого канала, Первый канал, вот этот ВИД, был первый потрясающий...

Лена: Да, да.

Юля: Потом НТВ перехватило эту передачу, вернее эстафету как бы сказать – очень интересная, пока не легло вето на этот канал: ушли многие очень прекрасные ведущие, вернее, журналисты... Я хочу сказать, вот сейчас он все равно своими новостями интересен, вот этот "Максимум"...

М.: Чем?

Юля: Чем интересно...

М.: Что такого в этом "Максимуме", что Вам нравится?

Юля: Новости подойдут именно те, которые как бы сказать... лакированные на Первом канале. Вот второй я, к сожалению, редко смотрю. На Первом лакированные передачи, а на четвертом канале...

М.: Передачи или новости?

Юля: Новости, простите, новости! Я имела в виду новости.

Татьяна: Но новости... Эта "Программа максимум", она раскрывает ту новость, которая вкратце сказана, да...

Лена: Более остро.

Татьяна: В новостях.

Лена: Текущие вопросы какие-то.

Юля: Теперь так, что я еще смотрю на НТВ и на Первом канале... "Что? Где? Когда?" -интеллектуальная игра – ну сейчас немножечко она не такая стала, как при Ворошилове была, а еще "Своя игра". Для меня это, понимаете, обязательно...

М.: Ира, вам нравится "Максимум"?

Ира: Нет.

М.: Почему?

Ира: Мне не нравится ведущий, мне тяжело его воспринимать.

М.: Почему?

Ира: Вот этот его напор, вот эта быстрая его речь, которая в общем иногда чуть ли не скороговоркой идет, и сюжеты, я хочу сказать, далеко не всегда мне нравятся, которые подбирают. Ну почему?.. Например, вот, например, сюжет с Прохоровым – он мне совершенно был неинтересен, будем так говорить, я все это кусочками где-то видела, пусть это даже собрано здесь было, но для меня эта информация была не нова... Как даже этот сюжет был сегодня построен, мне тоже не понравилось, потому что разговор идет о Прохорове, тут же перескакивает на губернатора – Хромов, по-моему, его фамилия... Хлопонин, да. Потом тут же включается этот самый кусочек, касающийся Антонова, потом опять Прохоров, и в общем-то... пестрит.

Татьяна: Но это они же из одной студенческой какой-то...

Ира: Пусть они из одной студенческой, но все равно, вот именно вот эта пестрота мне не понравилась в данном сюжете, и все.

Света: Насчет пестроты нормально, но вот ведущий, вот я согласна, иногда он слишком не то что быстро, а именно напористо произносит для многих людей. Возможно, многим это нравится, да, но есть та категория людей вот, на мой взгляд, которая действительно... им трудно воспринимать быструю речь так.

М.: Вы думаете, в быстроте?

Света: А?

М.: Думаете, дело только в быстроте?

Света: Не только в быстроте, но и в напоре.

Ира: Ну в манере. В манере его, как люди преподносят эти фразы.

М.: Что это за манера?

Ира: Ну вот именно вот эта вот речь, как такая... ну, может быть... Просто я не могу сказать...

Татьяна: Ну, может быть, он вот так напористо высказывает свое отношение.

Света: Но с другой стороны, он говорит свое мнение.

Татьяна: Да, свое, правильно.

Света: Привлекает внимание своей речью.

Татьяна: А?

Света: С другой стороны, он привлекает внимание своей речью, потому что даже вот если находиться там, грубо говоря, в другой комнате или где-то там – бац, услышать. В принципе кто-то может сразу же оглянуться, что-то посмотреть.

Андрей: Это называется артистизм речи.

Татьяна: Нет, а я воспринимаю как то, что он заинтересован просто. Просто заинтересован.

Юля: Как называется?

Татьяна: Это называется артистизм речи. При помощи данного артистизма...

Юля: Не только он владеет.

Андрей: Да, там он может как-то обыграть ее слишком жестоко, да, может ее как-то, например, сгладить, да, там преподнести ее слишком очень замечательно, что вот просто а, и я буду смотреть вот это прям от начала и до конца прям – пусть она длится хоть 15 минут там, пять минут, я буду смотреть и слушать его.

Юля: Притягивает.

Татьяна: А он притягивает.

[Говорят все вместе]

Ира: ...много не вижу.

Андрей: Не всегда.

Михаил: Не уверен в своей программе, я считаю.

Ира: Я не вижу.

М.: Подождите! Но вот, например...

Андрей: Хорошо, давай ты мне докажешь, почему он мне везде...

Света: А потому что его теперь уже... даже человек... когда человек все время одинаково, его начинают пародировать.

Лена: Монотонность вот эта.

Света: Монотонность. Когда начинают пародировать. Я могу тебе назвать передачу...

Андрей: Вы имеете в виду Гордона?

Света: Нет, не только Гордона...

Татьяна: Ой, Гордона не воспринимаю.

Света: Есть такие передачи. Как только человек начинает монотонно, как-то одинаково говорить, его начинают пародировать, и вот этого человека, да, которого я, к сожалению, не знаю фамилию ведущего "Программы максимум", но я знаю...

Татьяна: Пьяных.

Света: Вот значит, его. Я могу сказать даже, по какому каналу, когда и что парадируют. Действительно уже вот как он ведет эту постановку. Поэтому я не могу сказать...То, что он одинаковый, да, он напористый, да, он может привлечь внимание своей речью...

Лена: Даже это и необходимо, этот регресс.

Света: Возможно это тоже очень важно...

Лена: Потому что считаю, что... Понимаете, когда монотонно говорит, вы не будете так воспринимать все это.

М.: Кто это?

Лена: Ну любой сюжет.

Михаил: Информацию? Информацию, которую он преподносит зрителю.

Лена: Какую-то информацию еще же можно, знаете, именно речевым тоже обыгрывать...

Татьяна: Да даже не то что преподносит...

Лена: А как?

Татьяна: Заинтересованность появляется посмотреть именно этот сюжет.

Лена: Любой сюжет можно преподнести так, можно – по-другому...

Татьяна: Да.

Лена: А если будет вот монотонно это говорить, как вот иногда бывает...

Татьяна: И не захочется смотреть.

Лена: Если лекцию читает, вот уже...

Михаил: Преподносит спокойно, и все.

Юля: ...и тут умение, умение...

Лена: А как же обыграть вещь, преподнести?

Юля: Голосом.

Михаил: Обязательно.

Татьяна: Вот этим он привлекает зрителей.

Лена: Ну, конечно, я считаю, что...

М.: Ира, а Вам почему не нравится все-таки? Вот что в этой манере Вас отталкивает?

Ира: Вы знаете, как-то привыкла к его манере... Вот она меня уже сегодня не привлекает – я слышу его призывы, но все равно я потом смотрю...

М.: А какие у Вас ощущения от этого?

Ира: Ну я смотрю, но я вынуждена напрягаться, когда я его смотрю. Если прислушиваюсь, да – да, я вынуждена напрягаться, я не смотрю это спокойно, тем более, что он сюжеты как таковые, он не рассказывает, он как бы дает заголовки этим сюжетам, а потом уже идет дальше... Вот дальше... дальше сюжет воспринимаю спокойно... Вот его манеры, ну...

Татьяна: У тебя нет желания, послушав его, выключить телевизор?

Михаил: Переключить на другой канал.

Татьяна: Или, наоборот, у тебя появляется желание...

Ира: С утра до вечера я практически смотрю одно НТВ и другие каналы, пока...

М.: А чем НТВ так интересно?

Ира: Ну живая...

Лена: Интересные передачи, они жизненные все.

Михаил: Да вообще...

Юля: Ну кроме тех фильмов, которые они сейчас постоянно повторяют.

Михаил: Интересные дебаты.

Юля: Эти прямо вот иногда блоки выбрасывают эти вот...

Михаил: Соловьев проводит к барьеру.

Света: Соловьев. Согласна тоже.

Михаил: Да...

[Говорят все вместе]

Лена: Соловьева я уважаю.

Света: Он замечательный, он очень умный человек.

Михаил: Он ведет передачи, да, хорошо.

Татьяна: Соловьева на "Серебряном дожде" не слушаете?

Юля: В это воскресенье, вы знаете, вот эти вот передачи собственно говоря – вот суббота особенно – почти целый день надо сидеть... ну кроме фильмов. Я скучаю, я вообще их мало смотрела, а второй канал меня вообще... Вот ни одной передачи меня не прельстил.

Ира: "Второй канал" – что Вы имеете в виду?

[Говорят все вместе]

Лена: На втором там эти бабки, этот "Субботний вечер" там...

Юля: Единственное я смотрела – это танцы.

Света: Танцы, да.

М.: А какой у вас образ НТВ, если, например, представим, что это [показывает на чайник] НТВ. Оно какое?

Юля: Цельное.

М.: Цельное?

Ира: Но где-то и правдивое. Больше, чем те, другие, каналы раскрывает, оно более подробно нам темы...

Юля: Неконъюнктурные. Вот политики...

Лена: Но его хочется вот постоянно смотреть.

Михаил: И разные сюжеты...

Лена: Я думаю, что разнообразие, да, интересные темы...

Михаил: Да, интересные темы.

Лена: Вот Соловьева – я просто отмечаю, когда это все будет, потому что я обожаю.

Татьяна: Потом они одни из первых начинают обсуждать тему.

Михаил: То есть одна тема познавательная, другая – вот, например, "Своя игра" – там я ее смотрю тоже с удовольствием...

Лена: Да, да.

Михаил: Смотришь, много познаешь нового.

Лена: Да.

Михаил: Которого ты никогда нигде в другой передаче не узнаешь.

Татьяна: Интеллектуальная игра, да.

Михаил: Да, интеллектуальная игра.

М.: А канал какой Вы сказали – я имею в виду "цельный"?

Михаил: Нет, нет, следующую передачу, вот взять Соловьева, там уже дебаты идут – это совсем другое.

М.: Разнообразие?

Михаил: Разнообразие передач...

Андрей: Конечно.

Татьяна: И фильмы показывают тоже, да.

М.: Андрей, а у вас какой образ?

Андрей: Я не всегда просто успеваю смотреть данный канал.

М.: Неважно. В целом?

Андрей: Но в целом как бы соглашусь с Вами, что это развивающая интеллектуальная игра – "Своя игра", я ее тоже стараюсь...

М.: Канал в целом?

Андрей: Да, канал в целом, можем даже так сказать. Стараюсь также смотреть по большей части не саму программу, а стараюсь смотреть "Свою игру", потому что больше развивается интеллект.

М.: Это понятно. А в целом канал НТВ – у вас какое от него ощущение? Что это за канал?

Андрей: Вы знаете, такое впечатление, что дверь, окно в Европу.

М.: В Европу?

Андрей: Ну смотрите, даже если так вот представить, да – у них же все зеленое, да, такой зеленый шарик, да, вроде как мир, да. И ты вроде этот мир либо держишь на руках, либо ты его просто разглядываешь со всех сторон. Он очень разнообразен, то есть он как-то переливается, чем-то светится... Соответственно он как-то чем-то необычен, и эта необычность соответственно привлекает тебя все больше и больше. Соответственно, вот это вот привлечение заставляет тебя задуматься... заставляет тебя задуматься над тем, что это из себя представляет.

М.: Канал заставляет задуматься?

Андрей: Ну по большей части да.

Ира: В принципе – да, есть передачи, которые действительно...

Лена: Есть, конечно.

Ира: Даже много таких передач, которые воспринимаешь как информацию... не только как информацию – вот именно заставляют тебя думать, сопоставлять свои какие-то суждения с тем, что говорит, соглашаться, не соглашаться с чем-то... То есть как бы сидишь и принимаешь участие в тех дискуссиях, которые там...

Лена: Одним словом он живой.

Ира: Да.

Лена: Сам по себе...

Ира: Да.

Лена: Он живой, он жизненный, он действительно отражает вот наши какие-то вопросы, где-то что-то ты слышишь, и действительность какую-то показывает такую именно в реальном таком мире.

Юля: Вот вы знаете, вот сравнить – если Вы говорите: почему это НТВ? – да эти все передачи – да и Соловьев, и все – вот эти передачи, которые мы вот здесь перечисляли... Они интересные передачи.

М.: "Максимум" почему на НТВ?

Юля: Я просто хочу сказать немножечко, сравнить...

Ира: На Первом канале в общем-то, он невозможен, по-моему.

Юля: Почему НТВ? Да потому что на Первом канале вот эта передача, Малахов ведет... Постановка...

Лена: Да.

Юля: Ну постановка самая настоящая. Это просто постановка определенная, и когда видела – одна была передача, посвященная, по-моему, Лонго – это настолько было мерзкое действие, настолько оскорбительное!.. Человек умер и еще только-только, еще, я не знаю, даже девяти дней не было, и просто такое вот они устроили шоу из этого, и сидел такой достойный человек, академик, и ему слово не дали. Как он бедный сидел и слушал это... Я не позвонила, не спросила – просто мерзко – отношение... И я больше вообще Малахова не смотрю.

Ира: Я тоже.

М.: Подождите, давайте вернемся. То, что имидж "Программы максимум"... Да, ваше ощущение от этой программы – программа подходит НТВ?

Юля: Подходит.

Света: Ну как?.. В принципе подходит. К самому НТВ, конечно, подходит, но мой лично взгляд – то, что немножко темновато. Допустим, когда начинается программа, и он ведет... Ну, может быть, здесь такое было освещение, так проектор стоял, да... То есть он идет, везде темно-темно, только вот большой экран, по которому сначала идет новость, потом как бы новость раздвигается в этом экране... На мой взгляд, можно было бы не такое темное там – допустим, те же книги, которые иногда все-таки там стоят...

Андрей: Ты не задумывалась – извини, Света – ты не задумывалась над тем, что как раз-таки разбирают-то темные вопросы.

Света: Не только темные. Понимаешь, в чем дело? Дело в том, что я...

Андрей: Посмотри, прости, пожалуйста...

Света: Не считаю, что нужно разбирать только темные вопросы. Я считаю, что нужно освещать и светлые вопросы, и какие-то научные...

М.: А там освещались светлые вопросы?

Лена: Нет, а вот как раз они...

Татьяна: В том-то и дело...

Юля: Название! Вы подумайте о названии. "Максимум".

Света: Это же "Максимум". Нельзя же только об одном.

Татьяна: Нет.

Михаил: Но это труднее, я согласен.

Света: "Максимум" – это же не синоним слова "плохой". А там если...

Юля: Максимальная подача.

Татьяна: Да.

Юля: Максимальная подача, но не... Максимальное раскрытие.

Света: Это понятно. Но не обязательно материал должен быть плохим, чтобы его максимально открывать, да. В этой передаче, возможно, были какие-то достаточно темные моменты, но я смотрела пару передач "Максимум", где действительно раскрываются либо нейтральные, да... То есть вот, допустим, про миллиардера, вот про этого новоявленного – нельзя сказать про него, что это хороший, плохой репортаж был, там отрицательный или положительный, но он все-таки был, и пару моментов... тоже не скажу, что много, но видела, где положительные действительно какие-то аспекты, что-то освещалось... И я считаю, это правильно. Я считаю, что нужно более положительно освещать, если не ходить...

Андрей: Ну а ты говорила сейчас о чем вот, Света?

Света: Чтобы люди, наоборот, смотрели вот плохое... Я извинюсь, вот у меня, допустим, даже моя бабушка. Она смотрит новости – после этого боится там выходить на улицу, да, ну что-то типа того... И она очень...

М.: Программа не наводит на такие мысли?

Света: Ну я бы не сказала, что эта программа сильно о новостях, которых... Вот, допустим, если анализировать Первый канал и НТВ и брать и новости с Первого канала, и вот "Программу максимум", то, конечно, новости на Первом канале... там более политические они, больше разбираются какие-то темы – вот внешняя политика, внутренняя, еще что-то... А здесь – согласна по поводу – более жизненная эта программа, тут действительно... тут разбираются те вопросы, которые не разобраны в других программах.

М.: Минуточку, я вас остановлю еще раз. Почему Вы сравниваете эту программу с новостными программами?

Андрей: Да?

Михаил: Нет, вот я хочу сказать то, что...

Андрей: И можно еще раз...

М.: Сейчас, извините.

[Говорят все вместе]

Михаил: Они вот такое размышление по поводу наркоманов в шахтах... Вот еще даже неизвестно, отчего... Сейчас у нас куча аварий произошла везде, там у нас взорвались в шахте, там у нас самолет упал...

М.: Секундочку, я понимаю, о чем Вы, да.

Михаил: И это вот сейчас такое вот преподнесли нам, что неизвестно, где...

М.: То есть теперь Вы думаете, что все взрывы из-за...

Михаил: Нет, я не думаю, я говорю о том, что...

Ира: Человеческий фактор везде присутствует.

Михаил: Слабый контроль над этим в таких вот местах, где...

М.: Что?

Лена: Он просто подводит к размышлению.

Михаил: Да.

М.: Извините, я вас верну. Что это за программа? Вы все время сбиваетесь на новости, на сравнение этой передачи с новостями... Это что за программа, вообще какой у нее жанр?

Ира: Потому что мы интервью давали недавно, как раз три новостные передачи и сравнивали, вот поэтому у всех, наверное...

М.: Понятно. Но тем не менее что это за формат?

Андрей: Интриги.

Юля: Насчет интриги как бы...

Лена: Нет.

Юля: Злободневные. Которые надо обязательно осветить, чтобы все люди знали, что на самом деле происходит.

Татьяна: Более широко, да.

Лена: Дают вот какую-то тему на размышление.

Татьяна: Да.

Лена: Обратить внимание, что вас ставят вот в курс каких-то интересных вопросов, моментов жизни.

М.: Прекрасно, теперь вы знаете о том, что Прохоров не собирается жениться. Это важный аспект жизни?

Ира: Но мы об этом слышим с утра до вечера.

М.: Нет, минуточку. Это что, жизненное, это вам надо для размышлений?

Лена: Это не только все абсолютно... но конкретно о шахтерах, конкретно о наркоманах, конкретно там вот эти все...

Ира: Про артисток.

Лена: Ну много, конечно...

М.: А про артисток – это злободневное, жизненное?

Лена: Нет, не только злободневное.

Ира: Ну посмотрели какие-то новые сюжеты, которые мы не видели...

Татьяна: Но я вам опять... Я в самом начале сказала, что вот "Программа максимум" – первый сюжет насыщенный, серьезный очень... Потом идет Любовь Орлова – мы немножечко сникли...

М.: Нет, пошло про наркоманов.

Ира: Нет, потом шахтеры.

Татьяна: Шахтеры, да, потом вот сюжет с Любовь Орловой, сюжет с этим, с Прохоровым... То есть немножечко мы отдохнули как бы от серьезного, то есть мы увидели все это.

Татьяна: ...удачно сняли.

Лена: Ну просто поставили...

Юля: Нет, ну в отношении – что я хочу сказать – ну с другими не надо сравнивать каналами, да?

М.: Почему не надо?

Юля: ТНТ, например. Это вообще настолько...

М.: Давайте только этой программы придерживаться.

Юля: Давайте придерживаться программы. Значит, "Программа максимум". Некоторые сюжеты я не могу сейчас вспомнить и сказать, какие именно лично, но обычно, начиная с субботы, они уже дают ориентир, что будет в "Программе максимум", и я заостряю внимание: что я хочу смотреть, что я не хочу смотреть, понимаете? У меня уже ориентиры есть какие-то.

М.: Подождите, Аня...

Ира: Что-то смотрите, а что-то не смотрите?

Юля: Что я чувствую. Нет... Я просто закончу, можно, разговор?

М.: Конечно.

Юля: В отношении Прохорова и в отношении тех олигархов, о которых слишком много у нас с экрана говорят. Я хотела бы, чтобы... ну вот НТВ как раз немного этого придерживается – ну я не могу сказать, что на все 90 процентов – именно говорить о наших повседневных делах и людях.

Андрей: Жизненных проблемах.

Юля: Вы знаете, жизнь показывают. Они пытаются это сделать очень хорошо и о детях, и о стариках, и то есть... Они в глубинку... не боятся идти в глубинку – как люди живут. Конечно, о Прохорове интересно посмотреть, как они отдыхают, но это же все у нас журналы посвящены только олигархам и артистам.

М.: Хорошо. Аня, какое у Вас ощущение, что это за формат передачи, что это за передача? Есть передачи там юмористические, есть передачи новостные какие-то – что это? На что она претендует?

Татьяна: Сейчас трудно как-то сказать вот...

Ира: Новостной.

Татьяна: Нет, нет, новостной.

Андрей: Вы задаете вопрос Ане.

Юля: Это Анне вопрос, Вы не отвечайте.

М.: Смотрите, новостные, аналитические передачи?..

Анна: Нет, ну это не аналитическая, мне кажется.

М.: Почему?

Анна: Ну потому что здесь о политике почти... можно сказать, здесь ничего такого нет.

М.: А аналитическая – это обязательно о политике?

Анна: Нет, не обязательно о политике. И вообще я так говорю, что я эту программу, вообще "Максимум", можно сказать, я еще я не видела.

М.: А это неважно, Аня. Вот я тоже посмотрела, честно говоря, первый раз, вот когда смотрела...

Анна: Мне не очень вот понравилось... все сюжеты эти не понравились.

М.: Почему, Анечка?

Анна: Как-то все скомкано, все вместе там.

М.: Что значит "скомкано"?

Анна: Скомкано. Да потому что там показали и шахтеров, которые...

Лена: Ну, по-моему, там вырезано, собрано?..

Анна: Все кусками. Немного этого...

Лена: Не обратил внимания, что там был...

Анна: Наркоманов этих шахтеров... Вообще мне это было страшно даже как-то видеть... Были недавно вот с этим такие события страшные, да, произошли неделю назад у нас. В шахте, да, и когда сегодня вот показали и причем заострили внимание, очень долго, показали вот этого шахтера, у которого все лицо было... Вот это чувствуется: он или пьяный, или...

Лена: Нет, нет, он не пьяница.

Анна: Пьяница.

Ира: Просто показали наркомана.

Анна: Наркомана показали, да.

Юля: У него лицо в угольной пыли – я была в Новокузнецке, я видела шахтеров...

Анна: В крови.

Юля: Я знаю.

Анна: И мне показалось, разбитое лицо.

Татьяна: Да.

Лена: А это просто пьяный какой-то стоял.

Ира: Ну наркоман стоял.

Татьяна: А там наркоман, да. Ну вот как раз по поводу наркомании. Мне кажется, сегодня утром я слышала, что когда обследовали вот эту шахту, которая взорвалась, нашли ложку, в которой наркоманы делают...

Анна: Здесь показывали.

Татьяна: А здесь показали. Вот поэтому и показали вот это.

М.: Подождите секундочку, давайте вернемся. Почему Вам не понравилось, Аня? Почему у вас прозвучало слово "скомканный"? Какое у вас осталось впечатление?

Анна: Может быть, я не знаю, может быть, из-за того, что я раньше не видела этих программ, вот этой именно программы.

М.: Ну и что?

Анна: Мне кажется, здесь не одна тематика идет какого-то одного направления, а немного этого, немного этого, и вот это все как-то мне не очень... поэтому понравилось. Но я буду, конечно, смотреть.

Андрей: А почему?

Анна: Посмотреть надо бы.

Татьяна: Разобраться?

Анна: Может быть, да, мнение свое уже потом поменяется.

Ира: Первый раз иногда посмотришь, может и не понравиться. Первый раз понравилось, второй раз уже под другим углом будешь смотреть.

Анна: Будешь уже думать, может быть, совсем по-другому. Уже, может быть, мнение будет совсем другое об этой программе.

Ира: Просто теперь уже человек заинтересован посмотреть и оценить, как...

Юля: Я считаю, что вот эта программа, она и забирает несколько сюжетов, потому что есть там, допустим, 24 часа там из жизни... Кто ведет, я уже забыла.

Татьяна: Клара Лучко?

Юля: А?

Татьяна: Двадцать четыре часа жизни Клары Лучко?

Юля: Нет, нет, нет.

Света: Это на другом канале.

Татьяна: А-а-а, на другом?

Юля: Вообще я говорю просто... Или один день.

Света: Один день.

Юля: Один день передачи. Она, да, об одном... об одном сюжете – допустим, вот один взят в главу угла и полностью раскрывается. Очень интересная тоже передача, а здесь несколько сюжетов.

М.: Что это за формат.

Юля: Формат интересный.

Света: А я бы сказала, "новостные" от слова... Как бы если рассматривать слово "новость" не так, как мы привыкли его воспринимать по новостям, которые по тому же Первому каналу идут, а именно со стороны – что рассказывается что-то новое, не обязательно политическое, и причем это можно как-то дальше обсудить. Вот если с этой точки зрения смотреть, то я бы сказала, что нам что-то доносят. Значит нам доносят определенную информацию, над которой некоторые люди могут и подумать, некоторые могут посмотреть и пропустить, некоторые люди могут... она понравится, не понравится.

М.: Смотрите, что я нашла у них на сайте, когда я зашла на их сайт. У них вот описание этой программы в следующем, что эта "программа, исследующая все, что лежит за внешней стороной событий поступков и явлений".

Ира: Исследовательская за внешней стороной. Ну как... одним словом.

Света: То, что не вошло в другие новости, в другие программы.

Юля: Нет, почему? Нет.

Андрей: Нет.

Юля: Нет, это...

Андрей: Не права.

Юля: Совсем по-другому сказано – "за внешней стороной". То есть можно было подать информацию, просто подать информацию, а ту они дали... ну задуматься. Задуматься, почему это происходит.

Татьяна: То есть получается как бы аналитическая программа. Вот нам подали сюжет – взрыв на шахте. Он раскрыл в этой тематике, все раскрыл, почему это может произойти, да.

Анна: Причины показал.

Татьяна: Теперь Прохоров. Ну почему все навалились на этого Прохорова? Человек, который один выжил...

Юля: Умница.

Татьяна: Да, умница...

Юля: Умница.

Татьяна: Почему все его хают? Он живет так, как хочет.

Ира: Кто его хает?

Татьяна: Ну как же? Олигарх может себе позволить.

Ира: О нем просто много информации.

Татьяна: Олигарх может позволить. Нет, ну а почему? Это его право...

Ира: А почему он не может себе позволить?

Татьяна: Вот я и говорю, что он может.

[Говорят все вместе]

Лена: Вот я знаю, потому что у меня приятельницы вот там отдыхали, что безобразное поведение. Там вот о чем разговор.

Ира: Извините меня, все богатые люди, все богатые люди, они все себя считают избранными.

Юля: Потому что нет...

Лена: Вот я повторяю: я знаю, как – у меня отдыхала там знакомая девочка. Они, как она рассказывала, они приносят вот такие кувшины с твой рост, то есть не кувшины, а эти бокалы, там они пьют или там шампанское льют, просто вот так купаются. То есть вид безобразного поведения. Вот о чем. Культуры нет. А то, что красиво отдыхают они, олигархи, прекрасно, с большими деньгами красиво можно отдыхать, ради бога.

Юля: ...из-за того, что культура...

М.: Подождите, что за передача?.. Андрей, Вы какую-то мысль хотели сказать?

Андрей: Нет, я пока просто... Я выплесну.

М.: Выплескивайте. Это что за формат?

Андрей: Ну, соглашусь с Анной, то, что это, так сказать, такой пирог со многим, многим количеством начинки, в котором что-то есть сладкое, что-то есть горькое... Нам, с точки зрения там Прохорова или же там наркомании, да, которая в шахтах... То есть перед нами раскрывается общий сюжет всего, что происходит, то, что...

М.: Раскрывается?

Андрей: В большинстве случаев он раскрывается, но...

Лена: Мне кажется, он затрагивается...

Ира: В дальнейшем понемножку как в жизни...

[Говорят все вместе]

Андрей: Все равно получается так, что мы...

Татьяна: Но вы забываете...

Андрей: Сюжет додумываем сами уже.

Лена: Да, вот именно, что затрагивает.

Татьяна: "Максимум" раз в неделю выходит, а новости каждый день, и на дню по несколько раз так в одной передаче...

Лена: Я об этом и говорю...

Татьяна: Да, все правильно, начинка пирога. Но он...

Лена: Он поднял тему...

Татьяна: По возможности старается раскрыть, да, а потом вот ты посмотрел: вот, правда, там, да, действительно наркоманы, боже мой!.. В следующий раз уже с этой позиции уже смотришь другую передачу, похожую – а может, и здесь то же самое?..

Лена: Перелагать на свою...

Татьяна: Да, и все. Но ему надо в одной передаче.

Юля: Побольше светлого показывать.

Лена: В принципе, да.

Татьяна: Светлого. "Жди меня".

Юля: Светлого, красивого.

Татьяна: Вот "Жди меня" – передачи все с удовольствием...

Юля: О благородстве, о порядочности...

Татьяна: Я тоже плачу.

Лена: Я плачу, поэтому...

Юля: О воспитании детей. Чтобы люди вот... И дети наши смотрят передачи...

Лена: Да.

Юля: Что они должны... Вот понимаете, у меня...

Ира: Ну, это по всей стране – больше идеологии и морали больше.

Юля: Внук смотрит эту вот... эти, как они... семья-то там, Даша и...

Татьяна: И Маша.

Света: "Счастливы вместе"...

Лена: ТНТ которая?

Света: "Счастливы вместе " называется.

Юля: А "Счастливы вместе"... Вы знаете, у меня вот сердце обливается кровью, но он прилипает, четыре года он прилип к этой семье.

Андрей: То же самое...

Юля: Да там, вы понимаете... ничего семейного оттуда не выносит, он только...

Лена: По ТНТ что ли?

Юля: Даже слов нет, что сказать.

[Говорят все вместе]

Ира: Нет, не "Дом-2".

Юля: Я хочу, чтобы мои дети... ну уже внуки, да, дети уже выросли – мои и дети вообще все, я люблю всех детей и хочу, поколение чтобы у нас было светлым, порядочным, умным. Вот передачи чтобы умные были, чтобы... несла передача, любая передача.

Андрей: Кстати...

М.: Я запомню Ваши слова, Юля, я к ним сейчас вернусь.

Юля: Хорошо.

М.: Да, Олег?

Андрей: Хотел добавить к словам Юли. По-моему, мы возвращаемся к самой первой встрече, когда подымалась по видео подобная информация, то есть когда было развитие с точки зрения молодежи, да – там вот мультфильм, там развитие каких-то там логических программ...

Света: "Времена"?

М.: Да, "Времена".

Андрей: По программе "Времена", значит, в принципе все.

Юля: Нет, ну я, понимаете... Что вы хотите сказать? Вы хотите сказать, что у нас все платные каналы...

Татьяна: Да.

Юля: И для того, чтобы выжить, они на потребу...

Татьяна: На потребу.

Юля: На потребу.

Татьяна: Да, вот именно.

Юля: Но это, понимаете, здесь действительно государство должно присутствовать, обязательно, свою оценку давать...

Андрей: У нас государство просто...

Юля: И обязательно...

Ира: Но мы ведь о "Максимуме"?

Юля: Слава богу...

М.: Танечка, Вы согласны с Юлей по поводу того, что надо вот светлое?

Татьяна: Да, оно есть на других каналах, есть передачи.

Андрей: Вопрос можно?

М.: Нет, вообще, что нужны? Извините, что больше светлого, хорошего?

Михаил: А чтобы было...

Татьяна: Вы знаете, все время у нас, всю жизнь нам говорили, что все светло, все хорошо, все прекрасно, и от того, что вот сейчас "Максимум" показывают... Мы же никогда не слышали этого, не видели этого, у нас было все прекрасно, а сейчас нам... Мы привыкли, что все хорошо, все красиво, и вдруг нам показывают такие страсти.

М.: А Вы всегда верите в то, что Вы смотрите по телевизору?

Татьяна: Ну, я, вы знаете, я как-то вот "Максимуму" верю.

М.: Почему?

Татьяна: Ну это чисто, наверное, уже внутри интуиция какая-то, потому что вот Малахова я терпеть не могу, мне...

М.: Подождите, извините, вот опять к вам пристану. Почему Вы сравниваете Малахова и "Максимум"? Это совершенно разные передачи, правда?

Света: Потому что они говорят немного одинаково.

Татьяна: Нет, нет, не все. Нет, я имею в виду по отношению... Там порой тема достаточно интересная, но ведь он не дает людям высказать свою мысль. То есть он берет, вот чуть-чуть схватил, и все. И сразу, как говорится, заткнул этого, дает другому слово, а вот суть этого мы так и не поняли. Отношение людей к тому, что происходит, что с Ниной произошло... Да, шоу, то есть шоу, а "Максимум" – это не то. Это дает информацию к размышлению. То есть новости я послушаю. Они сухо. Они воспринимаются, как вот... Да, произошло. Но когда я смотрю "Максимум", я, вот именно не отрываясь.

Лена: А потом про новости. Допустим, он говорит: по виду в шахте две тысячи там 300 человек...

Татьяна: <;/b>Да, все это.

Завтра погода так... На одной ноте.

Татьяна: Да, все, сейчас Первый канал так говорит.

Ира: Да, Первый говорит. А интернет сбивает все это.

Лена: Я вам про это и говорю. Вы обратили внимание?

Ира: Вот Первый, да.

Лена: То есть что там по бизнесу...

Ира: А НТВ развивает мысль, показывает, как сюжет, и все.

Лена: Даже тона вот нет совершенно в голосе. Вот какой-то там...

Ира: Нет, она как раз раскрывает все.

М.: Приведите мне, пожалуйста, пример передачи, которая, на ваш взгляд, похожа на "Программу максимум" вот по формату, по стилю.

Татьяна: Я не знаю, мне кажется, "Профессия – репортер".

М.: "Профессия – репортер"?

Татьяна: Да, она тоже такого плана. Вот именно как бы раскрывает.

Лена: "Постскриптум".

Татьяна:

Лена: "Постскриптум". Тоже хорошая.

Татьяна: "Постскриптум" я как-то мало смотрю, но в принципе...

М.: Какой канал "Постскриптум"? Второй – "Постскриптум"?

Юля: То есть Россия. Россия.

Анна: Третий, третий.

Юля: Третий? А-а-а, третий.

Лена: Третий – "Постскриптум".

Татьяна: Третий, да, "Постскриптум", да, все.

Лена: Тоже очень такая программа, тоже такая очень... Она серьезная, сильная.

Анна: Сильная, да.

Татьяна: То есть вот эти вот передачи, они действительно, да, обращают внимание.

Анна: Лужков. Как бы ударение.

Юля: Очень редко. Вообще мне...

Анна: Хорошая программа.

Лена: Очень хорошая программа. Серьезная и тоже мне очень нравится.

М.: То есть серьезная?

Татьяна: В общем-то они аналитические программы все.

Лена: Да, хорошая. Самая хорошая.

Татьяна: И дают еще информацию к размышлению.

Лена: То есть понимаете, вот действительно вот эти серьезные жизненные темы...

М.: Аналитическая?

Лена: Аналитическая.

М.: Информационная, аналитическая.

Татьяна: Информационная. Информационно-аналитическая, да. Информационно-аналитические программы.

Лена: Хорошая программа.

Юля: А вообще очень хорошо этими вопросами дали задуматься, что из себя представляет "Программа максимум", все ли там верно.

Лена: Нет-нет. Нет, ну что значит "все верно"? Конечно. Это вот это...

Юля: Вот и я сижу и думаю. А как проверить?

Лена: Но опять же – вот вам дали, а вы думайте. Вам информацию дают, любую информацию...

М.: Хорошо, кто смотрит Караулова?

Татьяна: Ой, терпеть не смотрю.

Лена: Караулова я смотрю.

Юля: Нет, я иногда смотрю.

Лена: Нет, иногда, не всегда. Но, вы знаете, я хуже стала относиться...

Михаил: Я сначала смотрел его...

Лена: Да, и я тоже.

Михаил: А потом перестал смотреть, потому что это просто нагнетание ужаса идет – все плохо, все разваливается, все, все, все, все. И так далее, и тому подобное.

М.: Анна, смотрите Караулова?

Анна: Караулова? Иногда – да.

М.: Вызывает доверие?

Андрей: Простите, а...

Анна: Мне кажется, что Караулова программа очень интересная.

Андрей: В чем?

Михаил: Ну интересная. Но она в том, что...

Анна: Но, мне кажется, даже сплошной негатив.

Андрей: И можно я еще вопрос задам потом Юле, потому что меня просто перебили и не дали так задать.

М.: Да, Вы правы, перебили, да.

Татьяна: То есть сплошной, мне кажется, плагиат.

Юля: Нет, Вы сами сказали...

Татьяна: Первый все.

Юля: Это все, поэтому я вступила.

Андрей: Так вот, Анна, хотелось бы услышать ответ. Почему?

Анна: Караулов?

Андрей: Угу.

Анна: Ну, не знаю, мне Караулова нравится программа.

Андрей: А вот ведь чем именно, конкретно?

Ира: Он сведущий.

Татьяна: Да.

Анна: Ведущий хорошо говорит, спокойно, все ясно.

Татьяна: Монотонно.

Анна: Да.

Андрей: Не обязательно.

М.: Стоп. Что значит "все ясно"?

Анна: Ясно? Ну...

Михаил: Ну что все плохо в стране.

Света: Цифры.

Михаил: Да. Все. Любая тема у него.

М.: Вот, а теперь давайте поговорим об освещении событий. Вам нравится, как события освещаются?

Татьяна: Вот в "Программе максимум"? Очень нравится, да.

М.: Вам нравится, как освещаются события?

Анна: Здесь?

М.: У Караулова.

Анна: У Караулова? Мне кажется, у Караулова – да, интересней, чем здесь. Здесь конечного результата-то нет в этой программе.

М.: А что такое "конечный результат"?

Анна: Конечный результат?

Михаил: Да.

Анна: Конечно, вы только показали что? Что там плохо, там плохо, а как бороться с этим, как это все сделать...

Татьяна: А Караулов?

Света: А это, по-моему, нигде.

Михаил: А у Караулова показывают – там-то вот продали, там его оботсрочили, и все. И что дальше?

Лена: Вы, простите, сказали: у Караулова глубже тема касается. То есть он ее шире как бы раскрывает, как будет тема.

Юля: А потом судится. И поэтому...

Лена: Может быть, так?

Татьяна: Не знаю. Мне кажется, Караулов занимается, грубо говоря, плагиатством. Потому что его программы идут после того, как где-то на каналах осветят эту программу, а потом он собирает в кучку все и начинает преподносить. Да, у него уже больше материала становится, он больше расширяет, потому что он со всех собрал, и все. То есть я его...

Юля: С другой стороны, Татьяна, а с другой стороны... И почему, если это так? Я не анализировала эти передачи...

Татьяна: А-а-а, ну может быть, может быть.

Юля: Вот если даже так, вы говорите: вот где-то он услышал, что вот это вот произошло...

Татьяна: Да.

Юля: И он начинает как бы выхватывать куски оттуда. Он много сам, тоже очень много они делают, операторы этого... где-то ездят и...

Татьяна: Все. Вы знаете, я к нему очень...

М.: Стойте, я может быть, я зря про Караулова вспомнила.

Татьяна: Да.

Юля: Да, наверное.

М.: Горячая тема. А я к чему это все вела? К тому, что почему вы склонны доверять этой информации, этой подаче информации, а почему Аня – другой подаче информации? Что вам нравится, вот Татьяна, что Вам нравится в этой передаче?

Татьяна: Ну, наверное, начинаем с ведущего. Как я сказала, мне нравится его манера вести. Манера Караулова. Опять-таки, как сравнение просто – я где-то в самом начале его слушала, а потом я где-то подловила его, что он меняет свое мнение. То есть у него было одно отношение к человеку, и потом через какое-то время смотришь, он к этому человеку уже благоволит. И вот с тех пор я перестала ему верить и доверять. Вот пока здесь в этой программе я верю. Караулова я не смотрю.

Ира: А я тоже.

Лена: Конъюнктурщик.

Татьяна: Ну вот я говорю: недоверие у меня к нему. У меня к его словам, к тому, что он преподносит, – вроде бы серьезно, а я уже не верю, что он действительно заинтересован в том, что он говорит. Это для него, как вот, ну...

Лена: А вот мне кажется, что вот если сравнить Караулова и ведущего этого... У Караулова больше... как бы сказать... переживание как-то за страну что ли или за какую-то серьезную тему, мне кажется, он больше переживает. Здесь как информация просто четко вот дается, и все, а у него вот какое-то, мне кажется...

Татьяна: Ну вот я его...

Ира: Какой-то азарт в голосе все время звучит.

Лена: Азарт – это у него манера. Нет, ну как раз нормально там...

Ира: Ну манеры там, да.

Татьяна: Я говорю, я просто подловила его вот на этом, поэтому я уже к Караулову не испытываю доверия.

М.: Хорошо, это что такое? Это аналитическая передача?

Татьяна: Все-таки я считаю...

М.: Вот вы сказали, что это информационно-аналитическая?

Татьяна: Да, это скорее информационно-аналитическая, я вот так считаю. Она дает нам...

М.: Нет, мы говорим про "Максимум".

Татьяна: Да, она дает нам информацию, и причем она анализирует эту информацию.

М.: Она анализирует информацию?

Татьяна: Ну в какой-то степени – да.

Лена: А мне кажется, практически не анализирует.

Татьяна: Ну не знаю, я...

Лена: Просто он ее дает – пищу. Он пищу дает.

Михаил: Он дает для анализа.

Татьяна: Не знаю.

Михаил: Все.

Лена: Да. А как бы свое резюме... он нигде ничего не говорит – свое конечное резюме, отношение свое – он ничего не говорит.

Татьяна: А он и не должен давать свое.

Лена: А тогда это не... не это самое.

Татьяна: Но он анализирует, он – от чего происходит это, почему.

Юля: Аналитическая.

Лена: Он – просто информацию.

Михаил: Он дает.

Татьяна: Ну, не знаю...

Юля: Тогда не аналитическая передача.

Лена: Он дает просто информацию на размышление.

Татьяна: Не знаю, я воспринимаю так.

Лена: Он касается очень острых вопросов и острых сюжетов, которые действительно в нашей жизни... Они есть и существуют – не все об этом говорят.

Юля: Я еще, знаете, что хочу сказать? Темы-то конъюнктурные.

М.: Почему?

Татьяна: Ну, в общем, да.

Лена: Как они конъюнктурные, Вы можете сказать?

Татьяна: Как деканат.

Юля: Ну как?.. Я считаю, что конъюнктурные в каком плане? Чтобы привлечь, привлечь...

Татьяна: Да, как деканат.

Андрей: Больше людей.

Юля: Больше людей к этому каналу, к этой передаче.

М.: А почему эти темы могут привлечь?

Юля: А вот сенсационные, сенсационные.

Андрей: А они более актуальные, потому что...

Юля: Сенсационные.

М.: Актуальные или сенсационные?

Юля: Сенсационные.

Андрей: И то, и другое. А иногда бывают – самые больные.

Света: Я бы даже сказала, скандальные, с какой-то точки зрения, потому что...

Лена: Нет, сенсационные, правильно.

Света: Потому что вообще в принципе люди... Это знаете, это проведено было такое сравнение: если по одному каналу пустить балет, а по другому, допустим, новости с какими-то убийствами, то 90 процентов будет смотреть новости с убийствами, а десять процентов...

Михаил: Остальные десять выключат телевизор.

Света: Выключат телевизор, да, да, да, именно так. Поэтому, мне кажется, именно даже какие-то скандальные, да, нашумевшие, то, что обсуждают везде...

Ира: Чего скандальные? Вот что Вы имеете под скандальными?..

Света: Ну не то что... ну, может быть, сенсационные, да, действительно, какие-то такие, но те, которые привлекают внимание, и те, которые уже 100-процентно вот будут обсуждать. Вот если понимается то, что эта тема будет обсуждаться, и этой темой заинтересуются, она вставляется в программу.

Андрей: Могу я задать один вопрос, который я пытаюсь уже задать, по-моему, минут 15 или 20.

М.: Давайте, пожалуйста. Только не спрашивайте "Почему?" [Смеются]

Андрей: Нет, я не буду спрашивать "Почему?" У меня вопрос именно к Юле. Вот Вы говорили про тона, да, цвета...

М.: Про что?

Юля: Про светлые тона.

Андрей: Про тона и цвета в данной программе. Или же вообще на телевидении. Вот Вы хотели бы это видеть именно в "Программе максимум" или же вообще?

Юля: Нет, нет, я вообще говорю. Вообще про передачи по те-ле-ви-де-ни-ю. Все передачи. Я что хочу сказать? Может быть, действительно... не "может", а так и было в Советском Союзе, когда ничего... все скрывалось – доярка эта надоила столько-то молока, вот столько-то посеяли, столько-то собрали... Понимаете?

Андрей: Кто столько-то угля собрали, там – да.

Юля: Это – да. Но это... это получилось так вот, понимаете? Ну, здесь перегиб и тут перегиб.

Лена: Да.

Юля: Это перегиб страшный. Там был один перегиб, здесь другой перегиб. Я не согласна с этим перегибом. Я и с тем была не согласна, но мы все молчали в то время...

Лена: Мы говорили.

Юля: И мы вообще не имели права что-то сказать, да.

Андрей: Что-либо сказать...

М.: Что, Миша? Извините.

Михаил: Я хотел сказать, что мы из одной крайности попали в другую крайность.

Юля: Попали в другую крайность.

Михаил: Это вот это Вы хотите сказать?

Юля: Но я против того, чтобы наши опять же дети – понимаете, дети... не видели столько крови, столько оружия.

Андрей: А Вы знаете, я вам...

Юля: До невозможного.

Михаил: Хочу сказать. Чтобы дети наши не видели столько, надо, чтобы государство контролировало...

Юля: Да.

Михаил: И все, да.

Юля: Вот я об этом тоже говорила.

Михаил: Чтобы государство контролировало. Я по роду деятельности бываю за границей, и за границей таких тем там 40 каналов – вот я в Берлине смотрел, и там таких каналов нет. И там...

Андрей: Там другие совершенно.

Михаил: Там все совсем другое. И все.

Андрей: Ну мы сравниваем две разные страны и две разные политики.

Света: Там же контролируют.

Андрей: Все правильно.

Света: В Советском Союзе контролировали.

Юля: Вы знаете, одна у меня моя подруга уехала в Германию жить...

Михаил: Но нет такой крови там, такой. И все. И ничего не показывают.

Татьяна: Потому что ее вообще нет.

Андрей: Там по-другому все. Там все по-другому преподносят просто-напросто.

Света: А ее и нет.

Лена: Нет, а с другой стороны, чтобы вообще не касалось этих тем, просто вот так тоже нельзя.

Татьяна: Вот именно. Поэтому показывать-то нечего.

Михаил: Да, и нельзя нацепить на себя розовые очки и все время... иногда тоже надо поднимать.

Лена: Нет, эти темы тоже... надо что-то поднимать, но государство должно... Как о наркомании надо же говорить? Надо говорить. Как – говорить. Обязательно.

М.: Стойте, можно я перебью?

Лена: Да.

М.: Вот Юля меня навела на мысль. Вот было советское телевидение, да?

Юля: Да.

М.: Которое создавало некий образ о жизни наше страны.

Татьяна: Да.

М.: Какие мы дружелюбные, какие мы интернациональные, какие мы трудолюбивые...

Татьяна: Как у нас хорошо.

М.: Вот было такое время, правда?

Юля: Но мы гордились.

Лена: Да, патриотизм был.

М.: Я безоценочно абсолютно, Юля. Вот был. И он показывал образ жизни в стране. Я возвращаюсь к "Программе максимум". Какой образ жизни? Каких нас показывает эта программа?

Света: Совершенно кардинально других.

Юля: Конечно.

Света: Противоположных полностью.

Татьяна: А тут...

М.: Каких?

Татьяна: Не могу сказать, что нас показывают.

Юля: Именно олигархов. Как веселятся и как они отдыхают.

Татьяна: Да. Получается, что в это программе в общем-то...

Света: Либо низшие самые слои, либо самые...

Татьяна: Да, вот в принципе.

Ира: ..."Максимум" передаче.

Лена: Ну, конечно. [Говорят все вместе] И наркоманов показывают, о которых надо говорить, и показывают этих олигархов – тоже о них надо говорить.

Света: Ну вот не согласна.

Андрей: А знаете, кто страдает? Средний слой.

Татьяна: Он не страдает, да.

Лена: Да даже не средний...

Татьяна: А чего ему страдать-то?

М.: А что значит "страдать"? Минуточку.

Татьяна: Он не страдает, да. Он не страдает, и о нем не говорится вообще ничего.

Андрей: Ну смотрите, с одной точки зрения, да, все признаются... Даже если кто-то не признается. Грубо говоря, мы можем завидовать, да, тем же олигархам, как они там заработали столько-то денег...

Татьяна: А чего им завидовать?

Лена: А чему можно завидовать?

Татьяна: А что мне завидовать? Чего завидовать-то?

Лена: Не надо. Мы этому не завидуем. Совсем.

Андрей: Ну не вы же, другие.

Лена: Нет, вообще... ну это просто говорят так.

Татьяна: Здесь – да.

Ира: Вчера вечером как раз по этому поводу говорили.

Юля: Дайте, пожалуйста, Андрей, скажет.

Михаил: Да, да, пусть говорит.

Андрей: Так вот, возвращаемся к той же теме. Кто-то завидует, да, кто-то восхищается тем, что кто-то заработал миллион, у него поставил – он живет там, деревня, да – он там пытается что-то там сделать, да, у него...

Юля: Значит, голова есть на плечах.

Андрей: Голова есть на плечах. Он рукастый, да, он головастый, он приезжает к нам в Москву там...

Юля: Я восхищаюсь, что они действительно голову имеют на плечах.

Андрей: Прорывается. Все. Добился человек своей цели. Что, вот у меня просто был вопрос, и меня просто этим вопросом сбили же. Так...

Юля: Андрей, ничего, вспоминайте. Ничего страшного.

Лена: Да, а она у вас потом придет.

Юля: Пусть он вспомнит сейчас.

Андрей: Ну вот просто что... Вопрос, да. Вопрос заключается в следующем...

М.: Кто страдает? Мы шли от страданий.

Андрей: Мы шли от страдающего среднего слоя, да? Почему именно средний слой? Потому...

М.: Андрей, главное – почему он страдает? От чего именно страдает?

Андрей: А потому что наверху... наверху там все хорошо, внизу все плохо, а получается, средний слой, он никак не двигается – ни в том направлении, ни в другом.

Татьяна: Почему?

Андрей: Он даже... даже вернее он не двигается...

Света: Как раз наоборот.

Татьяна: Да, я считаю, что он еще...

Юля: Пусть он скажет, будьте добры.

Андрей: Ну хорошо, давай ты сейчас скажешь вместо меня.

Света: Нет, нет...

М.: Тихо, тихо, вы что, ребята!

Юля: Нет, ну Андрей говорит.

Андрей: Вот по моему личному мнению, мне так кажется, что средний слой по большему... по большей части он страдает.

Татьяна: Андрей, ты страдаешь? Я не думаю, что ты относишься к нижнему слою и к верхнему. Вот ты страдаешь? От чего ты страдаешь?

Юля: Ну пусть скажет свое мнение.

М.: Стойте, милые мои, извините, я вас перебью – и про страдание и про все...

Татьяна: Нет, ну понятно.

М.: А какой образ, да, создает эта передача? Вот какой образ жизни в стране, и какой образ страны? Какой образ ситуации в стране?

Юля: Вот я как раз начала говорить, и вы меня остановили. Так вот я хочу сказать... глазами женщины, которая уехала в Германию. Она смотрит и наши каналы в Германии – ну прожила здесь, она блокадница... То есть такой достойный человек с очень хорошим образованием, она говорит, мне стыдно смотреть российские каналы.

М.: Именно про "Максимум" или вообще?

Юля: Нет, вообще. Вообще она сказала. Настолько, говорит, много вульгарного, пошлого, некультурного.

Лена: Распущенного. Я бы даже сказала – распущенного.

Андрей: Можно добавлю?

Юля: Распущенного. Понимаете? Вот это. И причем не у нее одной только.

Лена: Именно распущенного.

Юля: То есть наши каналы на еще очень низком уровне.

М.: Очень хорошо, согласны вы с этим или нет?

Лена: Да, я лично согласна.

М.: Аня?

Анна: Ну почему именно распущенное?

Лена: А распущенное?..

Анна: В чем именно распущенность?

Лена: А потому что вот много... вот ТНТ – там... много сейчас тоже можно коснуться, беспредел такой, что мат. Как это можно вообще такое?!

Татьяна: "Дом-2" этот.

Лена: "Дом-2".

Анна: Нет, ну это вообще такие программы!..

Юля: Так и мы про это и говорим.

Лена: О телевидении мы сейчас говорим много чего.

Анна: Так, выходит дело, что у нас вообще сейчас нет цензуры даже.

Татьяна: Конечно, нет, сейчас коммерческие все каналы.

Лена: Мы и говорим – вседозволенность...

Ира: Кто больше заплатил, – и получил.

Татьяна: Да.

Ира: Вседозволенность.

М.: Стойте, а вот эта передача, она не распущенная?

Юля: Здесь распущенности не было.

Анна: Я вам говорю – ее никогда не включаю.

Юля: Но вы понимаете, вот глядя на эту передачу, можно так сказать: значит в России сплошные наркоманы, в забой спускаются наркоманы.

Андрей: И они все алкоголики.

Юля: Фильмы просто-напросто запрещают, кладут на полку.

Татьяна: Фильмы – это раньше запрещали.

Лена: Я не согласна.

Юля: Ну это же Россия все равно. Это же наша страна, понимаете? Какая разница?

Татьяна: Все правильно, да.

Юля: Пятьдесят лет назад или пятьдесят лет вперед.

Татьяна: Нет, он как раз сейчас и поднимает этот вопрос. Почему?

Юля: Мы отвечаем за свою страну. Вот я, кстати, вот – простите, я о себе хочу сказать – но я всегда говорю и восхищаюсь... У меня мои предки, они не приехали в Россию, а просто Курляндию присоединили – они жили там... и Финляндию присоединили. Жили там, вот. Но они, будучи немцами, они были больше патриоты России, чем сами россияне. Меня это все время поражает, вы понимаете? Мне даже за них дали вот орден, когда было 300-летие морского училища имени Петра Великого – петербургского. Вот это училище у меня закончили мои восемь предков адмиралов. Честь и... Нет... Ой, надо же, забыла. Ну короче говоря, именно порядочность и именно патриотизм к России. Ну похвалитесь вы все... Вот почему я говорю – с экрана телевизора нужно... Вот сейчас немножко Путин стал поднимать...

Света: Согласна.

Юля: Поднимать нашу гордость за Россию, что мы – россияне. Вы понимаете или нет?

Андрей: Да.

Юля: И мы должны это нести с экрана. А не похабщину, простите за выражение.

М.: Юля!

Андрей: А так и получается.

Юля: И не... Вот.

М.: Какая программа? Назовите мне, пожалуйста, хоть какую-нибудь программу, которая, как вам кажется, лучше с этой ролью справляется.

Юля: В смысле?

Андрей: Похабщина?

М.: Нет, которая...

Юля: "Культура".

Татьяна: Несет культуру?

М.: Программу, передачу.

Андрей: "Культура".

Юля: Программу?

Андрей: "Культура".

Татьяна: Которая вот культура России.

Юля: Несет, да.

Андрей: Культура в России. Пятый канал.

М.: Ну патриотизм, да, вот то, о чем вы говорили.

Юля: Да, да.

М.: Любовь...

Юля: На НТВ или вообще?

М.: Неважно. Вообще на телевидении.

Юля: Вообще.

М.: Вот хоть одну передачу, которая, как вам кажется – вот за нее не стыдно.

Андрей: Программа "Культура".

Татьяна: Ну я считаю, что вот передача...

Андрей: Передача?

Лена: Да, именно передачу надо.

Ира: Да, "Времена" Познера – не стыдно. За Соловьева не стыдно.

Татьяна: Вот, я хотела сказать. Соловьев, да.

Ира: Это Соловьев, да, точно.

Татьяна: То есть и тут Соловьев, он всегда.

Ира: Пять с плюсом по всем его программам.

Лена: Соловьев – да.

Татьяна: Да.

Лена: Мне тоже очень...

Татьяна: Вот его передачи все.

Андрей: Простите, вопрос для всех. А вы не заметили, что вы сначала сделали один вывод по программе, да, то, что это все-таки вот "Программа максимум" – аналитическая программа, а в результате потом уже пришли к выводу, что это не аналитическая программа.

Юля: Замечательно.

Света: Я сначала сказала, что она...

Юля: Замечательно, что мы сообща какое-то общее мнение вырабатываем, понимаете?

Лена: Я все равно считаю, что эти темы, которые поднимает "Максимум", все равно они нужны.

Татьяна: Они актуальны, да.

Лена: Нужны. Просто вот так вот пройти мимо всего этого и не задев, и не сказав, и не поставив в известность или там...

Ира: Ну а чем Вам сегодня сюжет о Прохорове был нужен?

Лена: Ну, в принципе, можно...

Ира: Ну что он Вам дал?

Лена: Мы вот конкретно... может быть, даже там какие-то вот по Прохорову... Но в принципе, вот программа "Максимум", она поднимает все актуальные вопросы жизни все равно...

М.: Стойте, вот вернусь к вопросу Юры. Давайте, сюжет с Прохоровым. Вот какое у вас впечатление осталось от этого сюжета?

Татьяна: Положительное.

Лена: Ну вы знаете, не могу сказать, что там особенное...

Юля: Я посмотрела о человеке...

Лена: К сведению. Я взяла просто к сведению.

Татьяна: Вот именно.

Лена: К сведению.

Света: Я могу сказать вот...

Юля: Я не озабочена – простите, пожалуйста, Светочка. Я хочу сказать, что я восхищаюсь теми людьми, у которых голова на плечах и которые умеют работать, умеют... Ну кому-то, конечно это... Знаете – ветер в спину. Ну да, попутный ветер бывает, но они все головой работают.

Татьяна: Да, да.

Юля: Я не говорю про тех партработников, которые просто заграбастали и молчком сидят. Они не считают себя олигархами, но они заграбастали богатства России.

Татьяна: Да.

Юля: А эти люди, они головой, многие из них с головой заработали. Многие. Я не беру всех.

Татьяна: Таская в молодости мешки, подрабатывая.

Юля: А у меня папа тоже учился и таскал.

Татьяна: Да, все.

Лена: Но опять же...

Татьяна: Почему – вот я говорю – мне нравится этот сюжет? Что вот именно раскрыли. Прохоров – да, он может, он может себе позволить вести себя, может позволить все, он это своим трудом заработал, все.

Юля: Трудом, но не культурой.

Ира: Не культурой. Здесь культуры нет.

Юля: Вот именно.

Ира: А завтра вам покажется, что – про Прохорова передача – как они эти миллионы... нажил криминальным путем.

Света: Вот именно.

Лена: Каким криминальным?

Татьяна: А почему? Откуда Вы знаете?

Лена: Да, может быть и так – мы же не знаем.

Татьяна: Но сегодня это было под таким углом, завтра так же, как Ходорковский, пожалуйста.

Михаил: А сказали, что Ходорковский, он начинал в кооперативе и делал вареные джинсы.

Татьяна: Все. И там сказано было.

Михаил: Откуда он свои деньги заработал. Я тоже за цензуру.

Лена: Но миллиарды на джинсах не заработаешь.

Света: Ну, я считаю...

Татьяна: Но это начальный капитал. Это начальный капитал.

Юля: Некоторые с этого начинают.

М.: Давайте только не все хором.

Лена: Да, да, просто не заработать.

Татьяна: А потом надо его, этот капитал, в нужное время и в нужное дело вложить, и тогда у него появляются миллионы.

М.: Света, что Вы хотели сказать?

Света: Я хотела сказать то, что мое мнение по поводу вот как раз этого олигарха, да, то, что этот материал заказал сам он, для того чтобы его показали после того, что произошло в Куршевеле. То есть так, как он себя там повел, естественно, осветили очень много каналов, и я думаю, не только российские, да, и его... ну не то что рейтинг, да, а его отношение...

Михаил: Показали с худшей стороны.

Света: Можно я договорю?

Михаил: Да.

Света: И его отношение... к нему отношение немножко упало.

Ира: А ему это надо?

Света: И на данный момент, я думаю, то, что возможно – может быть, бизнес – я не буду там лезть так глубоко, но я считаю то, что эту программу про него – и согласитесь, достаточно большое количество времени про него показывали, и про школу... Десять минут, да, показывали. Заказал именно он. И по поводу того, что честные, нечестные деньги... Ну как бы, я говорю – опять же мое мнение – я считаю, такие огромные деньги, скажем так, не перешагнув через чего-то и через кого-то...

Лена: Криминал, криминал.

Света: И не запачкавшись. Я не знаю, насколько – слава богу, если я ошибаюсь, если он не такой, да – невозможно. По крайней мере очень трудно. И судя по тому, что произошло в Куршевеле, да, когда он приехал с проститутками, и именно из-за чего произошла вся эта... весь этот сыр-бор...

Лена: Его поведение.

Света: ...это именно то доказывает, то, что эти деньги он, к сожалению, нажил не совсем честным трудом.

Юля: А вот теперь я могу сказать, что во всем мире, особенно в Америке, все практически миллиардеры точно так же заработали свои миллио... миллиарды. Почти все. Это только Форд с одним долларом начал работать.

Ира: У других наследство.

Юля: У него был в кармане один доллар.

Лена: А сколько лет?

Юля: Это голова.

Лена: Такое поколение.

Михаил: А с другой стороны...

М.: Хорошо, вот общие впечатления от...

Ира: Никто не отрицает, что...

М.: Давайте, Юля, я вас немножко тоже приторможу. Аня, у Вас общее впечатление от этого сюжета какое? Про Прохорова.

Анна: Нет, Вы знаете, я ничего не могу сказать.

М.: А Вам понравилось? Вот Вы его смотрели – Вам не понравилось, вам было интересно или нет?

Анна: Я как-то так посмотрела... Я не думала, что придется мне обсуждать вот именно это, и поэтому я как-то так посмотрела, но в целом, я говорю, мне очень понравилась вот эта программа.

М.: Миша?

Анна: Поэтому я как-то не заострила на этом внимание.

Михаил: Ну, вот хочу сказать: то, что показали человека, у которого деньги есть, а культуры нет. И то, что в ихней академии, где они все учатся, я не знаю, может быть, там надо было бы ввести еще дополнительные часы, чтобы давали... чтобы люди, которые работают...

Лена: Хорошие манеры?

Михаил: Да. Чтобы хорошим манерам их воспитывать и так далее.

Юля: Тут не манеры. Тут не главное – манеры.

Михаил: Но это...

М.: Юля, извините.

Михаил: Я хочу сказать: то, что показано, – что у человека совсем плохое воспитание. Я так думаю.

М.: А где это, в чем это было показано?

Михаил: Ну так, что...

Андрей: А потому что он...

Михаил: Так себя ведет. Вы посмотрите: ну какие... что он один такой богатый? Никто же такого не делал, а?

Ира: Да, их единицы.

Михаил: Нет, ну таких много людей.

Ира: Таких единицы...

Света: И каждый показывает...

Михаил: Да, но...

Ира: ...миллиардеров у нас...

Света: Но никто так не ведет за границей.

Ира: ...которые, даже не знаю, сколько у них миллиардов долларов.

М.: Нет, ну хорошо, я имею в виду именно этот эпизод. Какое у вас от него впечатление? От этого эпизода.

Михаил: У меня впечатление то, что человек с деньгами, но не воспитан и не культурен. Вот у меня.

Татьяна: А я и не считаю так.

М.: Лена, какое у Вас впечатление было от этого эпизода?

Лена: А я уже сказала, что это уже говорит о том, что там у них... Почему они засветились? Только безобразным своим поведением.

М.: Нет, вот от этого эпизода.

Лена: А-а-а, от этого. Ну я просто к сведению его, так не знаю эти дела. Вот чтобы он меня затронул или что-то вот показал, что, да, действительно миллионер, и как он добился своего, – не могу сказать. Потому что как-то он... Ну поверхностно вот так его раскрыли...

Андрей: Можно я скажу?

Лена: Вот нет! Откуда все это пошло, уж если говорить о нем конкретно? Тогда можно было сказать, откуда все это пошло, как это прошло, какое у него образование, как, сколько лет он там и каким бизнесом занимался, и так далее, и так далее. Много вопросов, если уж о нем сказать, да? А так вот его взяли...

Ира: Но как раз, наоборот, его здесь показали практически с положительной стороны.

Лена: Нет.

Ира: Один-единственный эпизод, который произошел за границей...

Лена: Чем он занимался вот в течение этого времени? Миллиард заработать, вы меня извините, так просто...

Ира: Ну кто Вам расскажет, как он его заработал?

Лена: Так я и говорю: так просто на каких-то джинсах вы не заработаете никогда. Миллиарды!

Михаил: Да ладно.

Света: Нет, он просто начал с джинс.

Юля: Если есть голова на плечах...

Света: Он начал с джинс.

М.: Стойте, Юленька. Андрей, что Вы хотели сказать, как Вам этот эпизод именно?

Андрей: Мое впечатление от данного эпизода. Скорее всего в данном эпизоде данный человек, он преподнес свой стимул и свою репутацию... вот соглашусь с также с Еленой, что повел он себя не очень хорошо, да. Очень плохо, да. И данный эпизод сам по себе. Видно, что он наигран.

М.: Наигран?

Андрей: Да.

Татьяна: Ну я... я положительно отношусь к Прохорову, и еще, понимаете, он зарабатывает миллиарды. Я думаю, он не работает восемь часов – он работает все 24 часа.

Юля: Да, я тоже, я знаю...

Татьяна: И это в течение годов.

Юля: Правильно.

Татьяна: Надо где-то ему вот сбросить это, пусть даже вот так негативно. Он сбросил, поехал за две недели... Он сбросил и потом опять на год окунулся во всю эту работу.

Юля: Согласна с этим.

Татьяна: Все.

Лена: Вы понимаете, но мы не знаем его...

Татьяна: Ну почему мы должны вот именно ждать от него, что он будет сидеть с цветочками, ходить все... да.

Ира: Молодой там мужчина, да.

Татьяна: Он повел себя как мужчина.

М.: Зачем был нужен этот эпизод? Объясните мне.

Татьяна: Этот эпизод только разъяснительный.

Лена: Вот совсем он мне не нужен, я бы тоже с вами согласилась.

Татьяна: Нет.

Лена: Он, в принципе, этот эпизод вот так вот для нас по жизни – да на фиг он нам нужен! Живет себе и живет. Ну и отдыхал и отдыхал.

Татьяна: Ну это просто объяснение.

Лена: Чего нам об этом знать-то?

Андрей: А мне так кажется, что это просто... со стороны.

Лена: Если бы показали, что вот его миллиарды, и вот он построил школу, и вот он сделал там детский дом, детский сад...

[Говорят все вместе]

Ира: Потому что ему это не надо.

Лена: Это да, это будет сильно. Это было бы для нас потрясающе.

Юля: Вот представьте себе...

Лена: А если бы просто...

Андрей: Тихо, тихо, давайте по одному.

Татьяна: Вы думаете, что потрясающе, но у него столько миллиардов! Он мог бы еще чего-нибудь построить – нам этого будет мало.

Лена: Нет, а... Нет, если бы нам показали, какой он хороший, то в этом плане...

Татьяна: И нам будет мало.

М.: А здесь показали, что он хороший?

Лена: А?

Юля: Показывали, что он хороший.

Лена: Чем он хороший-то?

Татьяна: Своим трудом.

Юля: Я, например, хочу сказать: давайте...

Ира: Хорошо одет, в спортивном зале.

М.: Подождите секундочку.

Юля: Я хочу сказать: вы представьте себе ситуацию...

Ира: Хорошо выглядит.

Юля: Вы ее просто не представили. Прекрасная Европа, воспитанная, интеллигентная Европа – я знаю, что это такое, потому что я из семьи культурной. Вот пришел вот такой вот к вам в дом, привел кучу и устроил оргии.

Татьяна: Да, а Вы считаете, иностранцы к нам не приезжают, оргии не устраивают?

Юля: Подождите, подождите.

М.: Стоп, секунду, извините, пожалуйста... Андрей, что Вы хотели сказать? Именно по сюжету, по "Максимуму". Давайте придерживаться этого. Нужен был этот сюжет? Нет? Зачем его показывали?

Андрей: Он был нужен только для того, чтобы прикрыть.

М.: Прикрыть?

Андрей: Да. Самого этого человека. Да, мне так кажется, что он его проплатил. Чтобы показать свою хорошую, лучшую сторону, да. А то, что как бы снять напряжение, именно что вот там был с девушками легкого поведения... Да, там он отдыхал, там он отрывался. Я не знаю, как он живет, и для меня это не столь важно. Он зарабатывает миллионы. Я ему не завидую. Я знаю, что, может быть, в ближайшем будущем я сам буду так зарабатывать, потому что есть какие-то определенные задатки и определенные цели в жизни.

Света: Тогда заставим Андрея с нами дружить.

Андрей: Да. Хорошо.

Лена: Руку-то протянет, думаете?

Татьяна: Кто знает.

Андрей: Посмотрим.

Михаил: В Куршевель возьмешь?

Андрей: Время покажет. Мне лично кажется, что данный материал был куплен.

М.: Куплен?

Андрей: Да. И был он просто чтобы загладить вот эту вот всю напряженность. И чтобы...

Ира: И с перспективой на будущее – чтобы меньше к нему цеплялись.

М.: Хорошо. Поехали. Акции Газпрома. Сюжет по акциям Газпрома. Самый первый сюжет.

Юля: Верю. Верю на сто процентов, что это есть такое.

Андрей: Думаю, что даже существует до сих пор.

Юля: И не один из...

М.: Какое впечатление вообще от этого сюжета?

Юля: Безобразие.

Андрей: Можно так же заработать.

Михаил: Впечатление: то, что у нас можно украсть, и за это ничего не будет. Когда много украдешь. Когда ты украдешь там рубль...

Татьяна: У нас крадут в течение двадцати лет.

Лена: Какая богатая страна! Сто лет ее крадут и никак не разворуют. Какая богатая страна!

Татьяна: И никак не разворуют. Какая богатая страна!

М.: Какая была главная идея? Все равно у некого сюжета есть некая центральная идея, стержень. Вот здесь вот какая была главная идея?

[Говорят хором]

Лена: Кому-то ничего не будет.

Ира: Все проходит безнаказанно.

Света: Газпрома...

Лена: Устроиться в Газпром. Работать там. И будешь хорошо жить.

Михаил: А если сядешь, то будешь сидеть пару...

Ира: Ну если мы устроимся, то мы не будем...

Лена: Ну ничего... Осколочки какие-то. Лучше, чем мы сейчас.

Юля: Тема какая была, я считаю, про Газпром. Скрывают первых лиц, кто это сделал. Подставили человека да еще его посадили в центре Москвы, да он еще разъезжает на своем автомобиле.

Михаил: Он сам пришел сдаваться.

Юля: Это – самое главное, что подставное лицо. И пока с этими в России, по-моему... И при царе еще разбирались с такими казнокрадами. И до сих пор это все еще идет.

Андрей: Юля, извините, а вот может быть такое, что данное лицо, которое, может быть, высшее в данной организации, оно также может быть непричастно. Может быть, кто-то находится выше данного лица.

Юля: Естественно. Я не говорю о слишком... Конечно, это...

Андрей: Данного лица.

Юля: Добираться же – не наша забота, как бы не наша...

Лена: Задача.

Юля: Не мы будем разбираться. А правительство. Ну, табу на семью Ельциных – тщательно скрывали, поэтому, наверное, так и прикрыли все эти все. То есть семья Ельциных вне критики. А там скорее всего... Почему убрали <того>, кто был до Миллера?

М.: А было интересно это смотреть?

Юля: Да, интересно. Потому что все это было настолько просто. Настолько это просто. Если бы мы пришли с липовыми документами, у нас, естественно, не брали бы. Тем более эта девушка сказала – начальник всегда знает. То есть его ставят в известность. Все.

Татьяна: А она просто так.

Андрей: Соответственно. Ну получается, девушка сама по себе является марионеткой, а...

Лена: Ну это естественно. Она – исполнитель. Ей дали, и все. Что там у них? Она даже и вникать не будет.

Света: Она больше... нужно работать.

М.: А то, как был преподнесен этот сюжет, эта информация, вам понравилось?

Юля: Понравилось.

Света: Да, интересно, на мой взгляд.

М.: Что именно?

Андрей: Как легко можно украсть.

Света: Я не знаю... Если смотреть работу оператора, то вот этот момент, когда в окошечке она сидит – ну вот лично для меня. Он для меня привлек внимание. Он – бац, вот так все это дело снимает. И особенно в тот момент, когда она говорит... ну, говорит – это никогда не произойдет, хотя уже было. Вот когда она начинает так говорить... Ну вот схема... Мне – да, мне понравилось само решение. То, что не как всегда там человек сидит, а действительно как бы с рабочего места его оторвали. Мне это показалось интересным.

Татьяна: То есть не начальник отдела, а клерк простой отвечал.

Света: Да, клерк. Да.

Татьяна: Может быть, еще этой девочке еще где-то что-то и...

Лена: Попадет.

Татьяна: Попадет. За то, что она высказала. Она даже: вот ничего не знаю, вот у меня начальник, как у нас принято, иди вот к начальнику и там задавай вопросы.

Лена: А с другой стороны, что она могла по-другому ответить?

Татьяна: Ее поймали. Ее на этом поймали. Задали вопрос, а она ответила...

Андрей: Там, по-моему, стоял начальник как раз?

Татьяна: Операторская работа. Монтаж. И всё – начальник стоял!

М.: Миша, а Вам как?

Михаил: Мне? Понравилась эта передача. И то, что я посмотрел, много нового узнал.

М.: Я имею в виду именно про Газпром сюжет.

Михаил: Про Газпром, да, сюжет. То, что тут все ясно, что выше все воруют.

М.: А надо об этом говорить?

Михаил: Надо. Надо об этом говорить. Чтобы люди знали.

Ира: Надо еще говорить, какие меры...

Михаил: Да, и надо говорить, что Генеральная прокуратура делает по этому вопросу. Кто чего.

Лена: Бывает, мысль дальше... Да, хочется. Вот когда тему какую-то коснулись, и потом всегда у меня, например, мысль: а чем это закончится? Почему нет продолжения?

[Говорят все вместе]

Михаил: Чем это закончится?

Лена: Или конечного результата.

Михаил: На тормозах все спускают.

Лена: Так же, как и информация...

Татьяна: Я думаю, потом будет информация.

Лена: Даже Караулова когда вы слушаете – казалось бы, ну как после этого можно продолжать работать или там существовать. Думаешь, ну неужели это все так? Всё. Никогда же не бывает у нас какого-то конечного результата.

Ира: Меры принимают. Но до нас не доходит.

Лена: А вот хочется.

Ира: А почему не...

Лена: Хотелось бы именно знать, как... Сдвинулось с места или нет.

Ира: Не настолько жесткие. Он показал по телевидению такой сюжет, и он останется без внимания?

Юля: Андрей, сколько лет тому назад это произошло?

Лена: Это раньше было. Как только звонок...

Татьяна: И сейчас. И сейчас так же.

Юля: В Газпроме.

Лена: С места на место... На месте Зурабова. Уж, казалось бы, вся Россия восстала...

Юля: Это – семья Ельцина. И что?

М.: Можно вопрос? Кража произошла – по-моему, там все-таки семь лет было.

Юля: Семь лет было.

Андрей: Во втором, кажется, году.

М.: Почему семнадцатого марта 2007 года в передаче "Максимум", в "Программе максимум", решили на эту тему поговорить?

Юля: Значит, заказ был. Я так думаю.

Лена: А может быть, что-то шелохнулось.

Света: А я думаю, что что-то с места...

[Хором]

Татьяна: Я думаю, что что-то сдвинулось с места.

Лена: Опять же – мы не знаем, где чего случилось.

М.: Что выползло-то?

Татьяна: Нет, ну сейчас получается, что все эти компании, которые нажились на нас... можно сказать...

Юля: Это не компания нажилась, а фамилия. Определенная.

Татьяна: Ну фамилия нажилась. Все равно. Сейчас начинают трясти, что энерго [РАЭ ЕЭС?], что Газпром. Они же самые богатые компании. И их надо потихонечку... Вот разбирались с энерго [РАЭ ЕЭС?], сейчас с Газпромом, Потом еще чего-то там. Заводы. Всё. Поколышется немножко, и дальше все опять успокоится.

Лена: Да нет, колышется.... Чуть-чуть поколышется и уйдет в песок

Татьяна: Вот еще Абрамович. Там вообще.

М.: Именно этот. Зачем показывают?

Света: Я думаю, что информация дополнительная... которую только...

Лена: Поэтому мы и говорим, что мы не знаем, почему. Об этом я и говорю. Не говорят вот – почему. Куда ушла та информация? Ее же нельзя... Она не всплыла. Вдруг вот сейчас всплыла. Мы не знаем – а почему? Вот этот вопрос у меня возникает лично.

Татьяна: Я немножечко не понимаю в этой политике, но государство у нас, кажется, хочет закупить контрольный пакет акций. Не Газпрома случайно?

Юля: Газпрома уже принадлежит.

Татьяна: Ну значит, они получили пакет. Не так давно.

Лена: Ну вот опять же – мы не знаем, почему. Вот об этом мы и хотим...

М.: Ну давайте так. Новостные передачи – перебейте меня, если не согласны – они нам освещают события те или иные...

Лена: В течение дня, в течение недели.

М.: Вот там произошло сегодня то, то, упал самолет...

Лена: Ну сегодняшние или...

М.: Аналитические передачи – это те передачи... в конце недели обсуждают какие-то темы. И рассуждения разных сторон либо одного ведущего, мнения всякие, делает какие-то выводы, какие-то заключения. Если эти передачи, в которые, например, семилетней давности сюжет про...

Юля: Газпром.

М.: Газпром. Про акции Газпрома. Сюжет довольно старый про Прохорова, про события, связанные с Прохоровым.

Лена: Старый?

Света: В январе.

Лена: Все равно старый.

М.: Почему именно эти сюжеты? Почему именно в этой передаче? Почему именно в такой форме? Какие цели, какие задачи стоят у автора?

Лена: Какие-то вопросы сами собой встают.

Юля: А можем ли мы ответить на это?

М.: Я на вас рассчитываю.

Лена: Мы вот об этом и говорим, что мы не знаем.

Юля: Кухни мы не знаем.

Лена: Да, я про это и говорю, что мы не знаем.

Юля: Видите, как мы все.

М.: Какова задача? Какова цель этой передачи? "Времена" – более-менее понятно. Соловьев – более-менее понятно. Новостные – тоже вроде понятно.

Света: Да. Может быть, напомнить где-то. Где-то рассказать, чтобы потом...

Андрей: Может быть, чуть-чуть даже запутать?

Света: Нет, запутать – я не согласна.

Лена: Да.

Андрей: Это словно клубок, который ты просто пытаешься... вытянуть ниточку, ты пытаешься его просто...

Юля: Горячий... Горячий сюжет, чтобы привлечь внимание. Ну не общественности, а просто рейтинг поднять. Интересные передачи. Вот так же с акциями Газпрома. Уже давно они в чьем-то кармане. И никто не будет разбираться.

Татьяна: Ну, почему вы думаете? Я считаю, что будут разбираться.

М.: Зачем?

Татьяна: Для того чтобы вот именно... Он как репортер преподнес, влез немного. То было поверхностно все это сказано, а сейчас он пусть немножко, но влез, раскрыл, как это все происходит. Почему вдруг такое произошло. Должны разобраться. Я считаю, что после этого будет что-то такое...

Андрей: Не факт.

Татьяна: Продолжение этого сюжета.

Андрей: Не факт.

Татьяна: Это мое мнение.

Света: Я думаю, что эта программа строится так. Берется, допустим, одна-две новости, которые действительно в неделю... на этой неделе произошли, и уже от них материал, который не то что менее важен – где-то забыт, где-то остался в том же архиве... Они берут эти материалы, вставляют в программу то, что не смогли рассмотреть тогда, давно. То, что не нашли материалов для этого. То есть получается некая, мне кажется... может получиться некая пирамида. То есть в верхушке – самая главная тема этой недели, и дальше по нарастающей постепенно отходит все дальше, дальше и дальше. И по срокам, и по...

Ира: А какая тема недели была в "Максимуме"? Ни одной темы не было.

Михаил: Такой вариант. Сейчас подняли эту тему. Может быть, кого-то хотят просто... мы даже сами не знаем – убрать из Генеральной прокуратуры. Мы же не в курсе.

Андрей: А может быть, просто намекнули.

Михаил: Да, может быть, просто намекнули, что у нас прокуратура плохо работает.

Михаил: И неизвестно, почему сюжет такой выплыл. Может быть, чей-то заказ был...

М.: Цели какие? Я от вас не отстану...

Юля: Я сказала уже, что я считаю, что эта передача была специально по заказу сделана.

М.: Вся передача?

Ну, хорошо. Поехали дальше.

Юля: Будем рассуждать, кому это выгодно. Что, вот для нас это важно знать? Ну, узнаем... Стрелочник опять будет, придет с повинной. Стрелочник. Ну как же... Он сидит – уже закрыта тема.

М.: Стойте! Еще раз. Каковы задачи... какие задачи ставит перед собой автор этой программы? Какова цель этой передачи?

Света: Именно этой или вообще "Программы максимум"?

М.: Именно программы вообще – "Максимум".

Лена: Я уже сказала.

Света: Показать то, что за внешней стороной.

М.: Она показала?

Света: Как Вы тогда сказали.... В принципе, с какой-то стороны – да.

Лена: Во всяком случае...

Татьяна: Если просто показать, смысла нет в этой передаче. Везде показывают. А здесь, чтобы дать толчок действиям. Вот за...

Михаил: Сначала украли деньги, потом другие отдыхают за границей...

Ира: Это как уже... Шахтеры – наркоманы... Да.

Анна: И взрывают.

Михаил: Да, наркоманы.

М.: То есть вскрытие каких-то болевых точек?

Татьяна: Чтобы немножко сдвинулось это, потому что все-таки он немножечко углубился – значит, кого-то задел, кто-то поднимет вопрос.

Лена: Все-таки привлечь внимание.

Татьяна: Да, привлечь внимание. Я говорю, наверняка это найдет продолжение.

М.: Таня, а при чем тут Прохоров?

Татьяна: Прохоров – опять чтобы показать...

Ира: На него ополчились.

Татьяна: Да, на него ополчились.

Ира: Тут его реабилитируют.

Татьяна: Ну он же работал. Это не от папы, не от мамы перешло именно вот это наследство. Он своим трудом заработал. И он может отдохнуть. Ну и показали это.

Михаил: Без криминала не может. Я так считаю. Это мое мнение.

Татьяна: Ну почему обязательно криминал? Ну нельзя же так. Ну, может быть, что-то такое есть. Понятие такое растяжимое.

М.: Давайте эпизод с героином. Какое впечатление у вас от этого эпизода?

Андрей: Плохое.

Света: Кошмар. Для меня это было шок. Ну не то что шок... Но вот этого я не ожидала. И после этого говорят, что шахты обваливаются из-за самих как бы шахт, из-за сооружения шахт... После того, как мне сейчас показали – по поводу этого героина – что шахтеры принимают, как можно сейчас грешить на технику! Обкуренные, я не знаю, обколотые... спускаются.

Ира: Любая техника – присутствие человеческого фактора.

Лена: Бесконтрольность. Прежде всего.

Татьяна: Как вы считаете, после этого что, так останется все?

Андрей: Так же будет продолжаться.

Ира: Усилится контроль.

Михаил: Частная шахта. Кто там будет?..

Света: Самая молодая шахта.

Юля: Я была в Новокузнецке, в Кемерово была в командировке. Я видела шахтеров. Я с ними общалась – ну просто так. И у нас у знакомой было, семья у нее жила. Для того чтобы о наркомании разговаривать...

Анна: Никогда этого не было.

Юля: Там нужно социальную жизнь менять в корне. В Советском Союзе... я еще была в командировке, когда у нас еще более-менее все было – и квартирами они обеспечивались... Ну, что-то было. Вы представляете себе: из шахты он идет, вы думаете, у него лицо... Почему я сказала, что он весь в угольной пыли. Да потому что они не отмывают его. У них все черное.

Света: У них, говорят, все черное.

Татьяна: Въедается.

Юля: У них вот все черное. В руки въедается настолько этот уголь!.. Они ходят все черные. Хотя моются. Вот он пришел из шахты, вымылся. А мыться-то им негде! У них развалюхи, чуть ли не землянки. Живут они в бараках – страшенные! Вы понимаете или нет? Там ни заборов... Ничего нет. Безобразно живут! Я не думаю, что сейчас они лучше живут... Они еще хуже живут.

Татьяна: Но вы считаете, что...

Юля: Подождите, я высказываю свое мнение. И вот они приходят из забоя, что-то там, как-нибудь умоются. Ни у кого нету практически ничего: ни горячей воды, ни ванны, ни душа. Идут в забегаловку, столовую – на рестораны у них нет денег. Они приходят в столовую, садятся и пьют. А сейчас наркотики появились. Понимаете?

Лена: Наверное, не только...

Юля: Вот это. Понимаете, какая-то у них безнадега жизни. Без цели, без всего. Ни театров, никакой культуры там нет.

Света: А им там больше нечего делать.

Лена: Это не только шахтеры.

Ира: Это шахтеры что ли сегодня? Это все. Это по всей стране.

М.: Аня, Вы сказали, что Вы не согласны с этим?

Анна: Ну, я тоже была в Ростовской области. У меня там тетя жила. И я там была. Там пятиэтажки. Я бы не сказала, что в землянках жили люди.

Юля: Я говорю про Новокузнецк и Кемерово.

Анна: Ну понятно. Но когда у них день зарплаты... Еще в советское время им платили больше. Самые были обеспеченные, говорили, военные и шахтеры. Самые обеспеченные семьи вот эти были. А сейчас, в настоящее время, этого, конечно, нет. И когда день зарплаты, весь город там гудит, потому что все пьяные. Это, конечно, без просвета.

Света: А там работа и дом.

Лена: Пойти некуда.

Анна: А там пойти-то куда действительно некогда.

Лена: Но это не только шахтеры.

Татьяна: Да. Любую область возьмите.

Света: Это слабость маленького городка.

Ира: А большой?

М.: Стойте. Вот этот эпизод. Вот какие от него остались впечатления?

Юля: Очень тяжелые.

Лена: Тяжелые, конечно.

Юля: И вот это вот... Для того чтобы... Вот этот вопрос подняли правильно.

Анна: Нет, ну показали что?

Юля: И показали, и набрали...

Анна: Показали-то ихнюю жизнь, как они живут. Вот это. А как выйти из этого положения, здесь ничего не показано.

Лена: Они же не анализируют. Они задают вопрос. А анализ – вы думайте.

Анна: Вы думайте. Так надо же потом...

Ира: Что мы-то думаем. Будто мы можем на что-то повлиять. Правильно, это скорее размышления, чтобы думала власть.

Анна: И как выйти из этого положения.

Лена: Они просто дают...

Юля: Вы знаете, вот власть... Что вы подразумеваете под властью? Вот те князьки, которые сидят в областях, краях, – им это надо?

Лена: Нет.

М.: Секунду, я вас перебиваю. А зачем, простите меня, поднимать эту тему?

Лена: Ну а как не поднимать?

Ира: То, что контроль усилили. И после. Это совершенно точно.

Света: Как-то решат... Может, поэтому.

М.: Стойте, стойте. Вы мне говорите, что надо, чтобы... Сначала была такая версия – вот Таня ее придерживается – что это обязательно повлияет. Что-то обязательно должно измениться. Юля говорит: кто повлияет? Князьки, еще кто-то... Никто к этому не прислушивается. Тогда зачем?

Ира: И князьки. Головы могут полететь у некоторых безусловно после этих сюжетов. Все. Насколько именно серьезно, конкретно происходило.

М.: А что там за князек, кстати, в районе?

<b>Татьяна: Начальник шахты? Он сам погиб.

Лена: Тулеев.

Татьяна: Аман Тулеев.

Михаил: Тулеев.

Юля: Это князь.

Лена: Хотя, казалось, в общем-то он такой заботливый.

Ира: Я же не говорю о князьях действительно. Вот начальник шахты пострадает, пострадает врач, который все осматривает. Начнется с этого, безусловно.

Татьяна: Да. Контроль входа в забой.

Юля: Дело в том, что там нужно глобальное... всю социальную работу делать. Полностью.

Татьяна: А так это не только там. А у нас не нужно делать? А в сельском хозяйстве не нужно делать?

Юля: Я хочу сказать, что таких болевых точек очень много в нашей стране.

Татьяна: Много.

Лена: Конечно.

Юля: Это показали эпизод. Я считаю, что самая большая роль принадлежит общественности. Не князькам – общественности.

Ира: И что мы сделаем?

Лена: А что мы можем сделать?

Юля: Да, мы вот сидим каждый в своей квартире. Ну, посмотрели? Посмотрели.

Лена: Ну, хорошо, вот Вы сейчас выйдете на улицу, что Вы будете делать?

Юля: Ну вот, слава богу, сейчас Общественная палата стала работать. Я не знаю, как она работает, но по крайней мере что-то...

Лена: Всего не поднимешь.

Татьяна: Ну они что-то...

Юля: Самое действенное оружие в каждом государстве – это общественные организации. А мы все спим.

Татьяна: Когда государство богатое, и все хорошо живут...

Ира: И есть идеология и мораль.

Лена: У нас не такой...

Юля: Америка почему достигла такое?..

Лена: У нас еще нет сознания. У нас еще нет этого сознания.

Юля: Так надо поднимать наше сознание.

Лена: Это другое дело.

Юля: И те, кто имеет сознание, должен возглавить.

М.: А эта передача, она направлена на то, чтоб бы поднимать наше сознание?

Татьяна: Насчет нашего сознания – я думаю, что нет.

Лена: У нас у всех... Равнодушных не оставит никого здесь.

Татьяна: Я думаю, что наше сознание – нет.

Ира: Молодежь как на это смотрит?

М.: Вот молодежь?

Андрей: Молодежь смотрит на это плохо. У меня был знакомый, который являлся наркоманом. И где-то в десятилетнем возрасте я увидел наркомана. И как это все происходит. Как этот человек вдыхал там что-то носом, что-то курил. Ощущения, конечно, не из приятных. Что касается самого данного эпизода. Мне данный эпизод не понравился. Для меня это... Мне действительно больно за тот народ, который живет у нас. Мне неприятно, что у нас такое творится. Что я, конечно, понимаю, что от безысходности начинают там дышать. Или что-то делать. Но понимаете, всегда есть выход, в любой ситуации.

М.: Почему Вам не понравился этот эпизод? Вам просто неприятна эта тема? Вам сюжет не понравился или тема? Или просто снят плохо, плохой эпизод?

Андрей: Мне просто... сама болезненная тема.

Лена: Так она всем неприятно.

Юля: Мы поболели здесь за столом и на этом разошлись.

Татьяна: Вы обратили внимание? В сюжете этом было сказано: сами шахтеры покрывают наркоманов.

Лена: Да, друг друга.

Татьяна: Вот мы говорим – общественность поднимать. Вот, первые шахтеры.

Лена: А они – друг друга.

Юля: А если они все вместе?..

Татьяна: Они должны были первые закрыть.

Юля: Да им, понимаете... они свою жизнь практически мало ценят.

Татьяна: А мы, значит, должны о них думать. Они свою жизнь не ценят, а мы должны их жизнь ценить?

Юля: Хорошо. Понимаете, это позиция: меня это не касается, ах я посмотрел, повздыхал и все.

Татьяна: Получается, сами шахтеры... Их не касается это, и все. Вот я сегодня жив и ладно, а завтра этот наркоман мне подстроил...

Лена: Они не так ставят вопрос. Они думают, что это у них чувство локтя друга. Почему они не продают. А не потому, что они думают о жизни...

Татьяна: Вот вы их оправдываете – на что-то они должны жить... Поэтому они на это закрывают глаза. То есть семья страдает.

Ира: Там безусловно примутся меры. По крайней мере очередь в окошко не будет. Там показали очередь.

М.: Какие меры примутся?

Татьяна: Хотя бы контроль на входе. Медики.

Ира: Контроль со стороны милиции. Начальник шахты. Что-то должно быть.

Михаил: Милиция все знает. Все точки. Все продают.

Андрей: Кому это будет нужно?

Ира: Понимаете, она знает, пока не было этого сюжета. Показали сюжет. И милиция...

Михаил: И с этого дела имеет милиция. Эту закроют, следующую откроют. Еще две закроют.

М.: Вопрос. Зачем этот сюжет был нужен? Зачем его показывали? Что от этого изменится? Каковы цели авторов передачи?

Света: Сейчас насущный этот вопрос – после того, как обвалилась шахта. Они продолжили эту тему, потому что идет же разбирательство, почему она все-таки обвалилась?

Татьяна: Новая шахта. Оборудование какое.

Света: Они пытаются показать. Не говорят впрямую. Они вот такими окольными путями начинают намекать: а вдруг в той шахте произошло то же самое...

Лена: По крайней мере возможно.

Света: И возможно, да. Как раз предоставляют нам те варианты, о которых мы говорили. Вот нам сейчас предоставили один из вариантов, почему могла произойти.

Ира: Сказали, почему в Ульяновске: с зажигалками спускались, курят в забое.

Лена: Много там нарушений, понятно.

Ира: Почему не сработала английская система – вот это вот.

Лена: А с другой стороны, я считаю, что она сейчас очень актуальна, эта наркомания. Что она уже проникла вообще...

Ира: Принят указ, что будут насильно.

Лена: Ну это да. Ну, дошла до шахты и так далее. Это же серьезно все.

Юля: Гибнет нация. Миллионы умирает детей ежегодно в России. Умирает детей.

М.: Вот какие из этих эпизодов вам показались сильными, актуальными, а какие – наименее?

Лена: Я думаю, наркомания.

Анна: Про наркоманию самый сильный.

Татьяна: Наркомания.

Ира: Все остальное...

Лена: Очень больной вопрос. Ну, неужели про этих миллиардеров!? Что нам до этого? Это средне.

Татьяна: Да, это – так просто.

Лена: Это средне.

Света: Самое острое – была про наркоманию.

М.: А самое раздражающее? Которое не понравилось, может быть?

Лена: Вот это меня... миллиардеров.

Татьяна: Ничего абсолютно.

Ира: Про Прохорова мы посмотрели с интересом. А вот то, что касается про артистов, это...

Татьяна: Посмотрели. Хотелось бы посмотреть этот фильм.

Ира: Приятно было посмотреть старые фильмы, но тем не менее показали ту же Крачковскую – далеко не в лучшем виде, как-то сверху. Потом много было кадров, даже включая наркоманию. Как-то оператор сбоку.

Татьяна: Может быть, считал такой ракурс лучше, интереснее – это дело оператора.

Андрей: Что касается Газпрома...

Михаил: Совершенно нейтрально.

Ира: Да. Меня она ни с какой стороны.

Михаил: Воруют в России. Воровали и будут.

Татьяна: И будут воровать дальше.

Лена: Мы ничего не можем сделать. И ничего не сделаем.

Татьяна: Если только на верхах начнут что-то делать, тогда мы что-то получим.

Ира: А если начнут... Только если они кому-то помешают.

Лена: Поделятся.

Юля: Я хочу сказать: начали прекрасную политику привлечения к спорту. По крайней мере об этом говорят, строят стадионы. Надо сознание людей поднимать, чтобы люди себя любили, чтобы они чувствовали, зачем они живут, для чего они живут и что они должны сделать.

Лена: Дать благо прежде всего для этого.

Юля: Насчет благ хочу сказать. Между прочим еще давно миллион – еще в облигации – миллион выиграла семья с Урала. Они оба живут в хибарке, ничего там абсолютно нет. Как вы думаете, как они распорядились?

Ира: Пропили.

Татьяна: Русская душа.

Юля: А вы говорите, им поднимать.

Ира: Пьянство.

Лена: Дело в том, что мы уже разрушили десять лет назад все вот эти стадионы, все эти дворовые...

Юля: Не разрушили. Парковки развели.

Лена: Ну разрушили, стадионы разрушили.

Света: Вот здесь была площадка.

Лена: Почему наркоман? Куда ему деваться? Денег нет, чтобы интеллигентно с девочкой посидеть, как раньше, в кафе-мороженое на улице Горького или там просто фильм какой-то посмотреть – нужно сто пятьдесят рублей пойти на обычный сеанс. А где он его найдет...

М.: Ниночка, извините, ну, наркотики стоят дороже.

Лена: Да я просто... Социальный минимум.

Света: Первый раз дают бесплатно.

Лена: Поэтому он идет воровать. Поэтому он уже идет куда-то... цепляет.

Юля: Была передача по НТВ о том, что детей наших – там же в то же время, не помню, как называлось – детей наших знаменитых... садят на иглу. Это политика все-таки, проникает разложение какое-то.

Лена: Более того – появляется программа, направленная на то, чтобы нас, стариков уничтожить, молодежь уничтожить...

Ира: "Программа максимум".

Михаил: Вы знаете, сколько получает учитель, который учит и воспитывает детей? Вот надо начинать тоже с этого. Учителям платить, врачам.

Татьяна: Прибавили врачам. И что? Такое же отношение.

Света: Им прибавили... До прожиточного минимума.

Михаил: Минимум. Так что надо...

М.: Спасибо вам большое, вы нам очень помогли.




База данных ФОМ > СМИ и Интернет > Телевидение > Обыденные телекритики о "Программе "Максимум"" (17.03.2007 / 24.03.2007)