www.fom.ru · поиск · · расширенный поиск ·      








19.07.2001, Опрос населения

Общественные организации в России




 


На протяжении советского периода государство, с одной стороны, полностью контролировало деятельность общественных организаций, с другой – делегировало им часть своих функций. Результаты проведенного опроса свидетельствуют о том, что сегодняшние представления россиян о социальном предназначении общественных организаций во многом основаны на опыте прошлого, что затрудняет восприятие третьего сектора как самостоятельного института гражданского общества.

В целом о существовании в России общественных организаций в той или иной степени информированы 65% опрошенных (знают об их наличии 30%, что-то слышали – 35%); четвертая часть респондентов – 24% – слышит об этом впервые. Членами общественных организаций себя считают только 5% россиян: из них 3% состоят в профессиональных союзах и 1% – в организациях, поддерживающих пенсионеров, инвалидов и ветеранов. Убеждены, что в общественной организации не состоят, 59% опрошенных. Затруднились ответить на этот вопрос 36% респондентов.

Нельзя сказать, что понятие 'общественная организация' вообще не знакомо респондентам. Однако похоже, что, рассуждая на эту тему, участники фокус-групп в большинстве своем опираются на представления о должном, а не о сущем. Поэтому в их высказываниях доминируют общие рассуждения. Тем не менее, раскрывая смысл понятия 'общественная организация', участники ДФГ достаточно адекватно перечислили главные признаки третьего сектора: защита интересов определенных групп, добровольность и неприбыльный характер деятельности, и – что упоминалось нечасто – независимость от государства.
  • 'Общественные организации – это объединения людей, связанных едиными целями, программой и, часто, уставом' (ДФГ, Москва).


  • 'Общественные организации – организации, объединяющие людей по каким-то интересам и финансируемые не из бюджета' (ДФГ, Москва).


  • 'Это группы или множества групп лиц, преследующих ту или иную цель (политическую, экономическую, военную и т.д.), а также ведущие различные виды деятельности по достижению этих целей' (ДФГ, Санкт-Петербург).


  • 'Это организация, которая выражает интересы определенного круга людей, большинства какого-либо и защищает их интересы' (ДФГ, Санкт-Петербург).
  • 'Если говорить в общем, то это определенное количество людей, которые занимаются социальными проблемами, образованием, например, защитой людей, материальной помощью' (ДФГ, Санкт-Петербург).
В ходе дискуссии на фокус-группах часто возникал вопрос о том, по каким критериям следует выделять общественные организации из ряда других. В частности, не все респонденты смогли обозначить, чем общественная организация отличается от общественного движения и политической партии.
  • 'Модератор: Скажите, а в сегодняшней нашей стране вы знаете какие-нибудь общественные организации? Можете их назвать?
Юра: А партии и общественные организации – это разные вещи?

Модератор: А как Вы считаете?

Константин: Разные.

Виктор: Партия – это одна из разновидностей общественных организаций, в которых главное – общественные цели' (ДФГ, Санкт-Петербург).
  • 'Андрей: Общественная организация – это общее понятие, а партия – это частный случай, как я понимаю. <...> В партии уже обязан быть устав, и значит, уже там члены партии обязаны подчиняться. А общественная организация – это широкое понятие. Там, мне кажется, достаточно иметь только несколько, может, даже одну цель, и все.
Катя: Организовано может быть и движение, и организация, но движение – там 'энтузазисты', и они двигаются' (ДФГ, Москва).

Пытаясь раскрыть смысл понятия 'общественные организации', респонденты нередко ограничиваются перечислением формальных признаков и говорят о членских взносах, уставах, определенной системе финансирования и т.д.
  • 'Катя: Мне кажется, общественная организация – это когда я буду платить туда взносы, я уже буду автоматически членом этого общества.
Андрей: Я бы в первую очередь поставил, что обязательно есть какие-то денежные средства.

Игорь: Я считаю, что движения всякие и организации – это разные вещи. Я вообще считаю, что как появляется слово 'организация' – не важно, общественная, политическая и т.д., – она должна иметь свою структуру, свои финансирования, иначе она не сможет существовать' (ДФГ, Москва).

Доминирующие ассоциации со словосочетанием 'общественная организация' –'защита интересов' и 'помощь'. В ходе дискуссий выяснилось, что многие участники фокус-групп не делают различия между государственными структурами и общественными организациями и приписывают последним функции, которые находятся в компетенции государственных органов социальной защиты населения.
  • 'Ну, в общем, это всегда устраивается, чтобы оказать кому-то помощь. Помощь пострадавшим от чернобыльской катастрофы' (ДФГ, Москва).


  • 'Юра: Они борются за то, чтобы вы лучше жили, мы лучше жили.
Людмила: В нашей ситуации, действительно, первое, для чего люди объединяются, – это для того, чтобы тебя поддержали и помогли. Хотелось, чтобы она выражала мои интересы, чтобы я могла туда обратиться даже не обязательно с нуждой какой-либо – просто. Конечно, идеально было бы, если бы это была защита' (ДФГ, Санкт-Петербург).

В этом ракурсе главным критерием, по которому рядовые граждане судят об эффективности общественных организаций, оказывается предоставление социальных льгот и привилегий.
  • 'Галя: Ну, за счет профсоюзов мы и жили здорово.
Игорь: В советское время.

Наташа: Мы платили – нас поддерживали, да. Членами профсоюза мы все были. Детей в пионерлагеря и путевки. Я считаю, что в то время организация детского досуга была очень хорошо организована с помощью профсоюзных организаций.

Володя: Я был членом ВЛКСМ, а потом понял, что смысла нет в этом. Когда мне сказали: 'Нет путевок', – это еще в советское время... Это был, по-моему, 89-й год – как раз Германия рушилась, – 'Путевок нет в Восточную Германию' (ДФГ, Москва).

В отношении современных российских общественных организаций прослеживаются две основные интерпретативные схемы. Большинство респондентов продолжает воспринимать их через образы советского прошлого ('приводные ремни государства'), когда членство, к примеру, в профсоюзе выполняло функции ритуально-символической причастности каждого к делам государства и демонстрации лояльности к господствующему режиму. В русле такого понимания отвергается даже предположение о возможной независимости общественных организаций от государства.
  • 'Модератор: Может быть, общественные организации и государство вообще должны быть независимы друг от друга?
Юра: Независимы они быть не могут.

Модератор: Почему?

Лена: Зачем тогда нужны эти организации?

Станислав: Такого просто не бывает. Это может быть просто формально записано, что организация независима, но на практике такого просто не бывает' (ДФГ, Санкт-Петербург).

Имеет место и другая точка зрения, которая на ДФГ звучала довольно робко. Некоторые респонденты признают за общественными организациями право на независимую от государства реализацию неполитических и некоммерческих интересов различных групп населения. Эти участники ДФГ говорят о том, что роль и положение общественных организаций в нашей стране по сравнению с советским периодом изменились.
  • 'Володя: Кто контролирует общественные организации?
Галя: Это потом. Главное – надо объединиться.

Андрей: Я бы разделил все-таки общественную организацию и государственные структуры' (ДФГ, Москва).

Те же самые интерпретативные схемы, но более четко артикулированные, присутствуют и в высказываниях экспертов. Одни представители региональных элит видят предназначение третьего сектора в осуществлении функций социальной защиты совместно с властью и под ее контролем, другие считают, что такая модель выглядит сегодня анахроничной.
  • 'Я думаю, что в сфере общественных организаций нет сейчас никакого государственного контроля, хотя это работа исполнительной власти. Я считаю, что исполнительная власть эту свою функцию не выполняет' (эксперт, Санкт-Петербург).


  • 'Практически наше государство как бы пытается использовать общественные организации. Т.е. ведь общественная организация – это добровольное объединение граждан, а государство пытается еще в сферу свободную – в сферу хобби и в сферу работы – как бы протянуть свои руки и там тоже с бедного гражданина ухватить, там тоже что-то взять. Я думаю, что это идет все-таки от советского – от советской модели управления общественными организациями. Т.е. сейчас видимы как бы две модели: советская и американская, может быть. Они сталкиваются. И вот, я смотрю, наше государство опять пытается вернуться на удобную прежнюю схему' (эксперт, Казань).
Неудовлетворенность работой общественных организаций и определенную долю пренебрежения к ним выражают сторонники обеих точек зрения. Те, кто продолжает воспринимать общественные организации как часть государственного аппарата, выражают недовольство, связанное с тем, что прежняя советская модель не работает.
  • 'Может быть, поэтому люди сейчас стали такие незащищенные, что общественные организации утратили свою силу' (ДФГ, Санкт-Петербург).


  • 'Ну, понимаете, комсомольская организация – политизирована, да, это нормально. Воспитывали мы молодежь, и это было лучше, чем сейчас они занимаются наркотиками и пьют' (ДФГ, Москва).


  • 'Конечно, они необходимы. Но раньше, я могу с этим согласиться, когда мы двигались к социализму, роль общественных организаций была намного выше, чем сейчас' (ДФГ, Санкт-Петербург).


  • 'Ксения: Но какую-то функцию эти организации выполняют?
Юра: Ну, защищают там что-то, а на самом то деле...' (ДФГ, Санкт-Петербург).

Сторонники более современных взглядов чаще всего объясняют свое недоверие полным отсутствием информации о реальной деятельности общественных организаций и подозревают, что за ними стоят коммерческие структуры.
  • 'Из того, что мы уже сказали, можно заключить, что роль общественных организаций заключается в обслуживании. Соответственно, дальше нужно выяснить: какого обслуживания? Полезного или вредного? Т.е. действительно ли организация преследует те цели, которые она декларирует, или за этим что-то скрывается? Мы этого не можем знать, так как от нас это скрывается, мы видим только поверхность' (ДФГ, Санкт-Петербург).


  • 'Андрей: Это как айсберг – на поверхности существует устав, а что внутри происходит – неизвестно.
Наташа: Обязательно нужен контроль, потому что, понимаете, чем чреваты эти организации, где общий котел? Очень часто перечисляют в детские дома, а куда это попадает, какому дому? И есть люди, что говорить, нечистоплотные, и воруют, и все' (ДФГ, Москва).

На обоснованность подозрений рядовых граждан указывают и региональные эксперты. Девять из десяти экспертов убеждены, что большинство существующих на сегодняшний день общественных организаций являются формальными.
  • 'Общественные организации сами в значительной мере себя дискредитировали, особенно федерального уровня. Каждые на своем, используя те или иные льготы. Поэтому в значительной степени дискредитировано значение роли общественных организаций, и поэтому даже власти порой на местах и в центре с недоверием относились к этим организациям. Они создаются под разными предлогами, часто, к сожалению, за созданием общественных организаций преследуются какие-то узкие цели небольшого круга лиц, которые пытаются добиться большей известности, повысить свой имидж, либо даже преследуются коммерческие интересы' (эксперт, Барнаул).
Недавняя встреча В. Путина с представителями общественных организаций прошла для большинства рядовых граждан незамеченной: знают о ней 8% респондентов, что-то слышали 23%, и 60% услышали об этом впервые. Примечательно, что жители мегаполисов и сел осведомлены о ней в равной мере слабо: слышали об этом событии впервые 66%.

По диалогам участников фокус-групп можно заключить, что для многих респондентов эта встреча 'затерялась' в ряде других, которые провел в последнее время В. Путин.
  • 'Галя: Я слышала, он с театральными деятелями встречался.
Виктор: И спортсменами вроде как, олимпийцами.

Галя: Это давно было, а с последними, по-моему, с театральными.

Лена: Я думаю, представители нескольких, там театральная, потом филателистов, по-моему, бардов.

Володя: Союз промышленников России' (ДФГ, Москва).

Неудивительно, что более двух третей рядовых граждан (61% москвичей и 71% россиян) остались в неведении относительно причины состоявшейся встречи Президента.
  • ' Модератор: А какие впечатления были от встречи?
Света: Ну, вот не остались, вот показали начальную картинку, как Путин туда пошел.

Наташа: А может, надо было задержаться и немножечко хотя бы сказать смысл для людей, для чего встретились? Ведь не просто так, наверно Путин захотел, чтобы потешить себя с артистами' (ДФГ, Москва).

Большинство из тех, кто определил свою точку зрения по этому вопросу, убеждены, что главной целью В. Путина было желание 'приблизиться к народу', 'знать проблемы людей'. Так считают 27% москвичей и 23% россиян в целом. Кроме того, 2% москвичей и 4% россиян считают, что данная акция была направлена на повышение авторитета В. Путина, и 3% жителей столицы и 2% россиян утверждают, что В. Путин руководствовался желанием объединить народ и улучшить жизнь в стране.

Показателен следующий диалог на фокус-группе:
  • 'Модератор: Можете вы как-нибудь прокомментировать встречу?
Татьяна: Думаю, что он хочет знать их мнение.

Лена: Это встреча с народом.

Константин: Ближе к народу хочет быть. Мне кажется, что Путин, действительно, старается для нас. У меня такое хорошее впечатление о нем сложилось.

Татьяна: Мне кажется, что он тоже хочет найти диалог вот с этими общественными организациями. Конечно, каждый может иметь свое мнение, но это все же лучше, когда можно провести диалог.

Ксения: Я не думаю, что люди будут бесплатно работать, все равно, мне кажется, корысть есть какая-то, корысть какая-то присутствует, то есть ему что-то надо' (ДФГ, Санкт-Петербург).

На вопрос 'Хотели бы Вы участвовать в работе какой-либо общественной организации?' большинство опрошенных россиян (73%) ответили отрицательно, 15% выразили такое желание и 11% затруднились с ответом. Из тех, кто декларирует готовность принять участие в работе третьего сектора, культурно-просветительскую деятельность предпочитают 4% ('что-то связанное с информацией, культурой и досугом', 'что-то связанное с детьми и их досугом'), благотворительность и социальную поддержку – 3% ('помогать старикам, одиноким', 'вопросы бедности в стране'), решать экологические проблемы и вопросы благоустройства окружающего ландшафта – 2%, поддерживать пенсионеров и участвовать в работе профсоюзов (2%).

Участники экспертного опроса более четко представляют себе место и роль общественных организаций в системе гражданского общества, а также лучше осведомлены о деятельности третьего сектора в современной России. Половина экспертов заняты в деятельности общественных организаций, двое из трех опрошенных представителей региональных элит неоднократно публично высказывались или публиковали материалы на тему общественных организаций в России. О встрече В. Путина с представителями негосударственного сектора информированы три четверти участников экспертного опроса (знают или что-то слышали об этом событии).

Недоверие рядовых граждан к общественным организациям региональные эксперты объясняют двумя обстоятельствами. Во-первых, это нежелание самого населения участвовать в работе третьего сектора:
  • 'Население в своей массе всё хуже живёт, поэтому интерес к пропагандирующей части общественных организаций падает. Для всех главные – это проблемы мира, выживания, экологии, экономики, бандитизма' (эксперт, Воронеж).


  • 'Если у каждого будет своя позиция, волей-неволей он будет пытаться как-то сформироваться, организовать какое-то движение или общественную организацию, которая будет на что-то воздействовать. Должен быть интерес личный, стимул – даже не интерес, а ответственность гражданская, чувство гражданской позиции. А их нет' (эксперт, Ульяновск).


  • 'Первое – преодолеть трудно советский менталитет, когда общественные организации были, скажем, инструментами государственной политики. И вот сейчас традиции этого остались. Подспудно. От этого идет определенная политизированность общественных организаций. Опять же всех без исключения – тот же 'Союз садоводов' в Петербурге выступает с какими-то политическими заявлениями. Вот это совершенно противоречит духу этих общественных организаций. Это не нужно. Это просто традиция нашей страны, еще не изжитая. Так, часть проблем я перечислил: это проблема психологическая и проблема, связанная с менталитетом и традициями. Организационная проблема, а именно, что рядовая общественная организация – она сталкивается в первую очередь с материальными проблемами. А именно с нехваткой средств на собирание своих членов, <отсутствием> возможности снять помещение для своей какой-то канцелярской деятельности, невозможностью изыскать денег, чтобы провести какие-то свои общественные мероприятия. Но это проблемы, с помощью государства не решаемые. Они будут решаться по мере роста благосостояния' (эксперт, Санкт-Петербург).
Во-вторых, – слабость, невлиятельность общественных организаций в России:
  • 'В общем-то, слабость наших организаций общественных в том, что они не могут защитить именно права человека, в том числе и правозащитные. У нас альтернативы государственным органам власти по большому счету, в общем-то, нет' (эксперт, Вологда).


  • 'Вы знаете, если честно, мне кажется, оттого, что власть практически не учитывает мнение общественных организаций, мне даже не хочется вести на эту тему разговор. Потому что я устал от того, что в последнее время мнение общественных организаций ни на каком уровне практически не учитывается. Т.е. выгодно власти – они ссылаются на мифическое мнение общественности. Если власти это невыгодно, она практически не замечает мнение этих общественных организаций' (эксперт, Белгород).
Отметим, что региональные эксперты неоднозначно воспринимают встречу Президента с представителями общественных организаций. Одни считают ее формальным шагом, другие – зондированием общественного мнения, третьи расценивают ее как поиск новых рычагов влияния на население страны и попытку привлечения новых возможностей контроля.
  • 'Чтобы сделать вид, что в России есть гражданское общество. Я же говорю, чтобы возбудить во мнении Запада, что в России есть общественное мнение. Но там не такие дураки, чтобы поверить, что общество филателистов является элементом гражданского общества' (эксперт, Владимир).


  • 'Я думаю, это определённое зондирование общественного мнения' (эксперт, Саратов).


  • 'Первое – это получить информацию о настроении общества. Второе – он идет по пути влияния на общественное мнение, пробует различные инструменты влияния на общественное мнение, в том числе и через общественные организации' (эксперт, Санкт-Петербург).


  • 'Для того чтобы не то что поставить их <людей> под контроль... Как-то приблизить их к себе и повлиять своим мнением на их работу' (эксперт, Владимир).
Три четверти опрошенных представителей региональных элит и многие участники ДФГ убеждены, что государство должно активно поддерживать третий сектор. В то время как рядовые граждане имеют в виду прямую финансовую помощь или контроль государства, представители региональной элиты чаще говорят о необходимости создания государством благоприятных условий для развития третьего сектора в России при сохранении его независимости.
  • 'Да, поощрять государство должно, финансировать вот эти программы и общественные организации' (ДФГ, Москва).


  • 'Государство должно их поддерживать, поощрять как-то, хотя бы грамотой от местного комитета. Раньше так и было. А сейчас – материально' (ДФГ, Санкт-Петербург).


  • 'Единственное, чем государство может помочь, – какие-то законодательные вопросы для того, чтобы облегчить им работу. Мне кажется, таким образом государство должно бы помочь, а так они должны жить самостоятельно' (эксперт, Санкт-Петербург).


  • 'Льготы могут быть, например, такими, как предоставление помещений для проведения собраний, публикации в СМИ, какие-то материалы об их существовании. То есть не прямое финансирование государства' (эксперт, Тула).


  • 'Сохранить их статус, защитить их статус законом – я считаю, что это задача центральной власти. Это первая опора будет центральной власти на местах' (эксперт, Краснодар).
В ходе обсуждения проблемы с региональными лидерами часто возникала следующая тема: что же мешает развитию общественных организаций в России и изменению отношения населения к деятельности третьего сектора в целом? Участники опроса выдвигают несколько версий.
  • 'Самое главное условие – это социальная стабильность. Человек должен быть уверен в своём будущем, в стабильности, пенсии, жилище. Уверенность в завтрашнем дне, в безопасности' (эксперт, Санкт-Петербург).


  • 'На сегодняшний день государство вообще никак не занимается общественной организацией. Если нормальное хорошее демократическое государство, которое мы собираемся строить, – оно должно обращать внимание на роль повышения эффективности и активности общественных организаций в жизни демократического общества. Повышая общественную активность граждан, тем самым быстрее придём к построению гражданского общества в России' (эксперт, Краснодар).


  • 'Главная проблема, конечно, в том, что общество все-таки пока не готово, в первую очередь, экономически. Не созрели еще предпосылки для нормальной работы. Поддержка нужна. Поэтому власть, видимо, должна законодательно создать условия для регулирования отношений в деятельности с общественными организациями, вот таким образом и способствуя. Не напрямую, а вот законодательно, создавая постепенно вот основы для их деятельности. Но экономических условий, на мой взгляд, действительно маловато для создания нормальных общественных организаций (эксперт, Барнаул).
Судя по результатам проведенного опроса, российские граждане в большинстве своем продолжают видеть в общественных организациях номинальные структуры, а не реально функционирующие социальные институты. Автономия различных общественных ассоциаций, являющаяся важнейшим условием существования гражданского общества, не воспринимается участниками опроса как необходимость. Более того, многие респонденты расценивают ее как признак слабости третьего сектора. Между тем, согласно Канту, только там, где общество независимо от государства располагает определенными средствами и санкциями для того, чтобы заставить своих членов соблюдать моральные и поведенческие нормы, можно говорить о правовом порядке и правовом государстве.





База данных ФОМ > Общество > Некоммерческие организации > Общественные организации в России