www.fom.ru · поиск · · расширенный поиск ·      








23.02.2006

О смертной казни

Результаты исследования полностью см.:http://bd.fom.ru/map/projects/dominant/dom0608/domt0608_6

Судя по данным опроса, в российском обществе доминирует представление о смертной казни как о необходимой мере наказания, которую следует сохранять в законодательстве и применять на практике. Три четверти населения (74%) полагают вынесение смертных приговоров преступникам в принципе допустимым (несколько реже остальных это мнение разделяют люди в возрасте до 35 лет – 67%; заметно чаще других – 85% – сторонники КПРФ), 15% наших сограждан считают такую меру наказания недопустимой. Каждый десятый затруднился сформулировать свою позицию по данному вопросу.

За последние 5 лет распределение ответов на этот вопрос не претерпело существенных изменений: летом 2001 года смертную казнь отстаивали 80% респондентов, а мнение о недопустимости вынесения смертного приговора разделяла точно такая же доля граждан, что и сегодня, – 15%.

Сегодняшние сторонники смертной казни, аргументируя свою точку зрения в ответах на открытый вопрос, исходят прежде всего из представления о справедливом, по их мнению, воздаянии за совершенное тяжкое преступление (44%): "всегда в России было: смерть за смерть". В 9% случаев звучал довод о практической целесообразности использования инструмента смертной казни – в целях снижения уровня преступности в стране ("если будет смертная казнь, то будет меньше тяжких преступлений"). Этот довод получал обоснование в ответах респондентов, которые говорили, что страх перед смертным приговором остановит некоторых людей перед совершением тяжкого преступления: "если будет смертная казнь, то преступники будут бояться хоть чего-то"; "пока их не завалишь, они ничего не поймут"; "чтобы граждане задумывались о том, что делают, забирая жизнь у других" (7%).

Для 5% респондентов весомым аргументом в пользу смертной казни была экономия средств налогоплательщиков; характерно, что эти люди демонстрировали не столько прагматичность ("зачем содержать преступников, если можно их убить?"), сколько озлобленность: "нечего налоги жрать негодяям"; "не должно на плечи налогоплательщиков ложиться бремя содержания зверей"; "...они поедают наши налоговые деньги"; "так как они губят людей невинных – а ты их корми".

Высказываясь в пользу смертного приговора, некоторые респонденты (4%) рассуждали о бесполезности длительного тюремного или лагерного заключения, которое все равно не приводит к исправлению человека, а скорее делает его еще более злостным преступником: "25 лет отсидит в тюрьме – и выходит головорезом"; "а то убийцы, отсидев срок, снова выходят на свободу и начинают убивать"; "горбатого могила исправит"; "потому что они уже не смогут стать людьми, эти маньяки и убийцы"; "преступник не изменится, лучше приговаривать сразу".

В ряде случаев люди обращали внимание на безнаказанность, которая царит в стране, случаи освобождения преступников за взятки. Отдельные респонденты (1%) защищают смертную казнь из соображений гуманизма: они считают, что смерть – менее суровое наказание, чем пожизненное заключение: "всю жизнь держать в тюрьме негуманно"; "зачем человека мучить в тюрьме всю жизнь?"; "лучше пусть убивают, проще, чем если они будут страдать"; "они тоже мучаются, хоть и убивают, так что пусть их лучше уничтожают"; "чтоб не мучались".

Мнение, что пожизненное заключение страшнее, чем смерть, разделяют и те, кто высказывался против смертных приговоров. В этом случае респонденты руководствовались не соображениями гуманности, а, напротив, доводом о необходимости справедливого возмездия: "лучше пожизненное заключение пусть получают, а смертная казнь – слишком легкая смерть"; "его нужно не мгновенно убивать, а в мучительных каторжных работах уничтожать"; "преступники должны долго сидеть в тюрьме и мучиться"; "пускай намучаются в тюрьме" (4%).

Из нравственно-религиозных или просто общегуманных соображений исходили те, кто говорил о неприкосновенности жизни человека ("все люди имеют право жить"; "Господь дал жизнь – пусть Господь и заберет ее" – 3%), о простой жалости к людям ("бесчеловечно"; "пусть живет, жалко человека"; "слишком суровое наказание" – 1%), о том, что надо оставить человеку шанс на исправление ("человеку надо дать шанс одуматься, быть более милосердными" – 1%). Некоторые респонденты (2%) не "выносят" смертный приговор, опасаясь непоправимой судебной ошибки, вероятность которой особенно велика в условиях несовершенной системы российского правосудия.

Как известно, в 1996 году Россия ввела мораторий на применение смертной казни: суды могут приговаривать осужденных к этой мере наказания, однако приговор не приводится в исполнение. Более половины россиян (55%) называют это решение неправильным (чаще других – пожилые люди: 61%). Считают введение моратория правильным 28% населения; такое мнение более всего распространено среди людей с высшим образованием (36%), жителей мегаполисов (35%) и молодых граждан в возрасте до 35 лет (34%).

Некоторое представление о динамике мнений по этому вопросу может дать сопоставление сегодняшних данных с результатами опроса, проведенного летом 2001 года. Тогда положительно воспринимала мораторий такая же доля граждан, как сегодня – 27%; но людей, не одобрявших его, было значимо больше (62%).

По мнению двух третей населения (63%), России следует вернуться к применению смертной казни. Чаще других это мнение разделяют сторонники КПРФ (74%) и пожилые люди (68%). Реже, чем в среднем по выборке, его высказывают молодые люди (55%). Четверть россиян (23%) полагают, что следует по-прежнему придерживаться моратория, и только 4% выступают за полную отмену смертной казни (приверженность этой позиции никак не связана с социально-демографическими характеристиками респондента).

Ирина Шмерлина

Фонд "Общественное мнение". Всероссийский опрос городского и сельского населения в 100 населенных пунктах 44 областей, краев и республик всех экономико-географических зон. Метод опроса - интервью по месту жительства. Статистическая погрешность не превышает 3,6%. 18-19 февраля 2006 года. 1500 респондентов.




База данных ФОМ > Общество > Ценности > О смертной казни