www.fom.ru · поиск · · расширенный поиск ·      








24.03.2005, Исследования

Антисемитов в России не любят. А евреев?


"Открытый" антисемитизм сегодня в России является безусловно маргинальной позицией. На вопрос: "Испытываете ли Вы неприязнь к евреям?" – положительно ответили лишь 8% опрошенных, отрицательно – 83%.

Россияне не склонны отрицать наличия в обществе антисемитов. 40% опрошенных сказали, что видят людей, испытывающих неприязнь к евреям, рядом с собой, там, где они живут. Причем 11% полагают, что таких людей много, и только 17% респондентов считают, что в их городе или селе антисемитов нет вовсе. Как и следовало ожидать, об отсутствии антисемитов там, где они живут, чаще заявляют сельские жители (30%), которые чаще говорят и о том, что рядом с ними нет евреев.

Важно отметить, что антисемиты совершенно не хотят признавать себя представителями "редкого вида". Напротив, они обычно убеждены, что вокруг них множество единомышленников.

Все Недоверие, неприязнь к евреям...
...испытываю ...не испытываю затр. ответить
Доли групп (%) 100 8 83 9
Вопрос: "По Вашему впечатлению, там, где Вы живете, много или мало тех, кто относится к евреям с недоверием, неприязнью? Или таких людей нет совсем?"
Много 11 41 8 13
Мало 29 23 32 9
Таких людей нет совсем 17 3 19 4
Затрудняюсь ответить 43 33 41 74

Примечателен в этом плане фрагмент дискуссии на одной из фокус-групп: участница беседы признается в своем антисемитизме (объясняя его причинами личного характера), объявляет, что никого не собирается убеждать в своей правоте, а затем с удовольствием подсчитывает (преувеличивая, естественно) количество своих единомышленников в рамках данной фокус-группы:

"1-я участница: Я на самом деле антисемит, это мое личное отношение. У меня были к тому причины... Но правят нашей страной они [евреи], и все. Я не хочу их обвинять в этом, в гадостях... Как бы они делают так, как им удобно, они нами манипулируют – это мое личное мнение, я его никому не навязываю.

2-я участница: Я с вами согласна.

3-я участница: Тоже согласна...

1-я участница: ...Вот сейчас за столом все сказали, что евреи – все замечательно, как только я сказала, со мной согласились две третьих стола.

Модератор: Не две третьих – треть, для точности – три человека.

4-й участник: Три человека признались в вашей позиции.

1-я участница: Я – четвертая, соответственно, половина стола" (ДФГ, Москва).

Между тем, очевидно, что причислять двух "согласившихся" участниц дискуссии к числу антисемитов было бы весьма опрометчиво. Они соглашаются с тем, что среди представителей российской власти много евреев, и, видимо, с тем, что "они нами манипулируют", но если у первой участницы этот тезис вытекает из ее антисемитской позиции, то для остальных солидарность с ним никак не коррелирует с отношением к евреям в целом. Более того, за несколько минут до вышеприведенного диалога одна из его участниц заявляет, что сама была бы не прочь родиться еврейкой:

"Всю жизнь в душе я хотела быть еврейкой, честное слово, я хотела быть не русской, а еврейкой, потому что я вижу, как они друг друга... тянут, они помогают" (ДФГ, Москва)

Вместе с тем, респонденты признают, что в нашей стране много людей, готовых присоединиться к выступлениям против евреев, лишь бы "другие" взяли на себя смелость стать зачинщиками:

"Ну, я тоже думаю... что евреев затронь – и тут сразу появляются огромные массы людей, которые против них" (ДФГ, Новосибирск).

Данные массового опроса также убеждают в том, что у значительной части общества сегодня отсутствует стойкий иммунитет к антисемитизму. Только каждый третий опрошенный (34%) негативно относится к людям, проявляющим антисемитские настроения, относительное же большинство респондентов – 47% – не испытывают к таким людям ни симпатии, ни антипатии. "Безразличие" к антисемитам чаще свойственно молодежи (56%), и это является одним из свидетельств неактуализированности проблемы антисемитизма в современном российском обществе, ее отхода на второй план.

Каковы же, в представлении россиян, специфические черты характера и образа жизни евреев? Обратимся к материалам фокус-групп.

Прежде всего участники фокус-групп отмечали их сплоченность и готовность к взаимопомощи.

"1-й участник: Да, они сплоченные, союз такой.

2-я участница: Да, поэтому они и выжили исторически.

1-й участник: И все они стоят друг за друга просто. Горой стоят" (ДФГ, Новосибирск).

"1-й участник: Евреи между собой, как сказать, они друг друга знают. Если брать конкретно Самару, то каждый еврей знает всех евреев.

2-я участница: Не только евреев, все друг друга знают.

1-й участник: Нет, русские не знают, а евреи всех своих знают" (ДФГ, Самара).

И далее, тот же респондент:

"Участник: Они заполонили все хлебные места.

Модератор: Почему они заполонили?

Участник: Как я уже говорил, что русские – каждый сам за себя. А они – община, они друг за друга горой" (ДФГ, Самара).

"<Евреи> все друг друга знают. А мы, русские, – разобщенные, каждый сам за себя. Если я к кому-то подойду и скажу: устрой меня куда-нибудь в начальники, мне откажут. А еврей еврея тащит сам, без просьбы" (ДФГ, Самара).

Как мы видим, эта черта воспринимается респондентами двояко: с одной стороны, сплоченность – это хорошо, русским ее не хватает, но, с другой стороны, последствия такой сплоченности оцениваются явно негативно.

Представление, что сплоченность присуща национальным меньшинствам в принципе, а не является отличительной чертой евреев, среди участников данной дискуссии оказалось "маргинальным":

"Потому что они находятся в чужой для них стране. Мне кажется, что в том же Нью-Йорке русские эмигранты тоже друг друга знают. Я был в Испании, и там все русские держались вместе. У них другая национальность, это обязывает знать друг друга" (ДФГ, Самара).

Обратим внимание, что респондент сравнивает евреев не с другими инонациональными группами в России, а с поведением русских за рубежом. Подобная ситуация, конечно, известна по собственному опыту немногим, а потому "доказательная сила" этого довода оказалась небольшой.

Многие участники групповых дискуссий говорили о высоком интеллектуальном потенциале, уме евреев. Характерно, что зачастую в паре с этим качеством упоминается хитрость (иногда – в качестве противопоставления).

"Да, считается, что евреи умнее и хитрее. Много чего добиваются..." (ДФГ, Новосибирск)

"1-й участник: Мне кажется, что относиться <к евреям> надо терпимо и учиться у них. Мнение о них сложилось, что они везде. Почему они везде? Значит, у них извилин больше.

2-я участница: Вот я об этом и говорю, что они умнее.

1-й участник: Экономисты – тоже евреи" (ДФГ, Самара).

"1-й участник: Евреи немного умнее.

2-й участник: Они не умнее, а хитрее" (ДФГ, Самара).

Отмечалось также такое качество евреев, как достижительность – стремление к успеху и способность его достигать. По мнению одного из респондентов, такая ориентация дается на уровне семейного воспитания.

"И воспитание там другое... Я считаю, что там политика воспитания во многом правильная в семьях. То есть дети там из ничего получаются как бы. А у нас и дается от природы, но еще попробуй это развить... Талант природный не реализуется. А вот они находят пути – и работает человек, и достигает нужных высот" (ДФГ, Новосибирск).

Приведем еще одно высказывание, в котором все упомянутые составляющие образа евреев представлены в наиболее сжатой форме:

"У меня вообще такое мнение, что среди евреев все умные, толковые люди... От них есть толк, результат их работы есть. Я считаю, что это нация сильная. Они трудолюбивые. Они имеют некоторое преимущество перед русскими. Среди моего окружения, даже в правительстве, мне кажется, что они какую-то преобладающую роль играют" (ДФГ, Самара).

Три перечисленные специфические характеристики евреев объединяются в рамках одной логической схемы: "ум + помощь соплеменников = достижение успеха". Все эти характеристики одинаковым образом эксплицируются участниками фокус-групп. Во-первых, они представляются амбивалентными: одновременно и позитивными, достойными того, чтобы их перенимать, и негативными – их "претворение в жизнь" вызывает недовольство ("заполонили все хлебные места"; "они нами манипулируют"). Во-вторых, все упомянутые национальные черты евреев постоянно сравниваются с чертами русских – здесь и прямые сопоставления, и употребление сравнительной степени прилагательных ("умнее", "хитрее"). Неудивительно, что при обсуждении природы отношения русских к евреям чуть ли не наиболее употребительным оказывается слово "зависть":

"1-й участник: Мне кажется, что это больше зависть.

2-я участница: Мы – лодыри хорошие, а они – трудяги" (ДФГ, Самара).

"Зависть – они заполонили все хлебные места" (ДФГ, Самара).

"Вот русские составляют по статистике 85% населения России, и депутаты – просто у них элементарная (Обсуждается предложение группы депутатов Госдумы запретить еврейские общественные организации.) зависть. Вот правильно тут сказали, что евреи там учатся в бесплатных школах, там их подвозят на автобусах, их кормят..." (ДФГ, Москва).

"Зависть всегда присутствовала: хоть ты еврей, хоть вот поднялся армяшка, например" (ДФГ, Москва).

"По нации. Мы свою ущербность понимаем, что мы на ступеньку ниже, что они нас переплюнули... Зависть – она была, есть и будет" (ДФГ, Москва).

Проблема положения евреев в российском обществе и их различий с русскими оказывается в значительной мере отрефлексированной даже на уровне обыденного сознания. Если обычно внутренние противоречия в позиции рядовых граждан по тому или иному вопросу, а тем более – механизмы снятия этих противоречий в практике обыденного сознания, остаются неясными для респондентов, то в данном случае они сами готовы подвести итоги прошедшей дискуссии:

"Ну, кому-то они, может быть, дорогу перешли, карьеру, не дали возможности продвинуться как-то. Потому что... евреи очень так вот друг друга подтягивают, поддерживают. Они стремятся к карьере и делают это лучше других, поэтому у них есть недоброжелатели, завистники. Я думаю, больше в этом плане. Евреи занимают, конечно, хорошее положение в обществе. Они успешны очень на телевидении, в культуре, в медицине, в науке. Но они же этого сами добились. И в органах власти у нас, в нашем городе, очень много людей еврейской национальности. Ну, как люди к этому относятся? Ну, если они везде у нас, как теперь это воспринимать? Бунтовать что ли?" (ДФГ, Новосибирск).

Итак, сознание того, что негативное отношение к евреям зачастую вызывается завистью к их успехам, является достаточно значимым барьером, препятствующим эксплицированию этих настроений.

Вторым барьером, очевидно, является то, что образ антисемита, сложившийся в обыденном сознании, как свидетельствуют высказывания участников фокус-групп, обладает исключительно негативными чертами: это неудачник, завистник, лодырь, пьяница, наркоман, человек с недостаточным уровнем культуры и образования.

"Модератор: А как бы вы их охарактеризовали, этих людей? Что они из себя представляют?

Участница ДФГ: Я думаю, часть этих людей – это как бы из низших слоев, грубо говоря. Ну, люди, которые пьют, и все. Они вообще властью недовольны, а тут еще евреи, жиды и так далее. И это все наслаивается. И, естественно, это и недоверие, и неприязнь. То есть они деньги пропивают, и не хватает им – и, естественно, виновато правительство" (ДФГ, Новосибирск).

"Модератор: Кто сталкивался, как бы вы могли охарактеризовать этих людей, которые относятся с неприязнью к евреям?

Участник: Я могу сказать, что это были люди без образования, но с деньгами. Вот они довольно жестко относились. Это, наверное, люди, вышедшие из бандитов" (ДФГ, Самара).

"Ну, я думаю, что человека надо оценивать по его качествам человеческим, а не по национальности. Евреев осуждают – ну, так, вслух – пьяницы, наркоманы..." (ДФГ, Москва).

"У нас национальной политики никогда правильной не было. Наверное, от нашей невоспитанности, у нас нет культуры поведения никакой. Я считаю, что все только на этом уровне" (ДФГ, Самара).

1-я участница: Я думаю, что они просто... неудовлетворенные жизнью.

2-я участница: Неудачники.

Модератор: Неудачники?

2-я участница: Да.

1-я участница: Неудачники, люди, неудовлетворенные жизнью, поэтому вот их раздражает то, что хорошо.

3-й участник: Необразованные люди" (ДФГ, Москва).

"Мне кажется, что все нападки на них из-за того, что не хватает культуры... Еще со сталинских времен элита вся, мыслящие русские люди были сосланы в лагеря, остались только те, кто в земле ковырялся, на низших ступеньках общества находился. Вот от них сейчас потомство пошло. Потомство тоже завидует. Они как-то укрылись и вывернулись – евреи есть евреи" (ДФГ, Самара).

Негативное мнение об антисемитах как о завистниках настолько распространено и укоренено, что его придерживаются даже респонденты, которые ранее заявляли о собственном отрицательном отношении к евреям.

Итак, с одной стороны, респонденты крайне негативно оценивают антисемитов, с другой – многие допускают высказывания, которые вполне могут быть истолкованы как антисемитские. При этом они не считают, что в их представлениях о евреях есть что-то негативное. Отношение некоторых, более вовлеченных в тему, можно охарактеризовать словами И. Губермана: "лютое уважение".

Однако, очевидно, большинство респондентов считают проблему антисемитизма неактуальной для современного российского общества. Участники фокус-групп знают о существовании и целях движения "скинхедов", некоторых иных националистических организаций и группировок. Однако они не склонны переоценивать национальную составляющую мотивации рядовых представителей этих движений:

"1-я участница: Да, я сталкивалась со скинхедами. Это были парни какие-то такие обиженные. То есть, они сказали: «Мы туда пошли, потому что там компания хорошая». Вот они идут по улице, пьют пиво, кричат «Хайль Гитлер!» и очень веселятся по этому поводу, как бы модно даже. А как бы «евреи, жиды» – это само собой разумеющееся, потому что фашисты же не любят евреев. Вот так и идет это все. А на самом деле – хулиганские проявления, драки, а политика и идеология – это им все без разницы. Это просто выплеск такой вот эмоций, которые их сплачивают. У них есть своя организация. Им, на самом деле, все остальное без разницы. Лишь бы было с кем потусоваться. Они могли и в другую такую организацию пойти.

2-й участник: Ими там пользуются, их агитируют, лапшу им на уши вешают. Руководитель отдельный. Хотя руководитель совершенно другие там цели преследует... Сколько их показывают – это фанаты просто. Молодые головы легко забить" (ДФГ, Новосибирск).

"Бытовой" же антисемитизм представляется респондентам безобидным и недостойным внимания:

"Есть вот... сидит компания, например: ну, анекдот про евреев или еще что-нибудь – так, посмеяться, но так, чтобы агрессивно настроены, идти куда-нибудь на баррикады – в последнее время такого нет" (ДФГ, Москва).

Выступление группы депутатов Госдумы с требованием запретить еврейские общественные организации прошло практически незамеченным: две трети опрошенных ничего о нем не слышали.

После того как на фокус-группах модераторы или наиболее информированные участники дискуссии излагали примерное содержание этого обращения, многие респонденты не только осуждали инициативу депутатов по существу, но и трактовали ее как попытку замаскировать какие-то другие проблемы, отвлечь "внимание общественности" от насущных социальных вопросов:

"1-я участница: В любом государстве есть такая категория склочных людей, которые ищут просто, на чем бы развить конфликт как-то там, и периодически они это делают.

Модератор: А для чего они это делают?

1-я участница: Ну, чтобы отвлечь от других каких-то, более серьезных моментов.

2-й участник: Да, это так.

1-я участница: Тем более сейчас идет такой бум с пенсионерами – а так на евреев переключимся. То есть, я думаю, там такая политика какая-то опять же идет. То есть переключить надо внимание на что-то другое" (ДФГ, Новосибирск).

"Я считаю, что есть гораздо более насущные проблемы, то есть детские пособия..." (ДФГ, Москва).

Сегодня еврейская тема, будучи близкой, знакомой россиянам, в то же время не воспринимается ими как актуальная. Участники фокус-групп развернуто воспроизвели набор характеристик, традиционно приписываемых евреям на протяжении последних веков. Из истории известно, что господство подобных представлений часто приводило к гонениям на евреев. Однако сегодняшний российский обыватель не только тщательно дистанцирует себя от антисемитизма как социальной позиции, но и не испытывает враждебности к евреям. Архетипические представления о евреях настолько крепко вросли в сознание, что уже и не воспринимаются как негативные.

Вместе с тем, господствующее безразличие к теме антисемитизма заставляет предположить, что и в случае активизации антисемитской деятельности националистических группировок общество вряд ли мобилизуется, чтобы ей воспрепятствовать: слишком многие, не причисляя себя к антисемитам, знают "за что можно не любить евреев".

"Положение обязывает... <быть> против антисемитизма, а на самом деле это может быть и не так" (ДФГ, Самара).

П. Бавин




База данных ФОМ > Общество > Ксенофобия > Антисемитов в России не любят. А евреев?